Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Три тяжелые истории.

В конце апреля экс-первая ракетка мира в паре и экс-глава WTA Пэм Шрайвер призналась, что у нее был роман с тренером Доном Кэнди.

Шрайвер и Кэнди познакомились, когда ей было девять лет. В 13 доверие к тренеру переросло в подростковую влюбленность, а спустя несколько лет она призналась ему в чувствах.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Когда начался роман, ей было 17, а Кэнди – 50. Шрайвер говорит, что долго считала это отношениями между взрослыми людьми по обоюдному согласию, но с годами с помощью терапии осознала, что ее опыт – пример распространенной в спорте формы насилия.

«Дон никогда не применял ко мне сексуальное насилие, но я бы сказала, что оно было эмоциональным, – вспоминает 59-летняя Шрайвер. – Я испытывала столько ужасных эмоций и чувствовала себя такой одинокой. Хуже всего я переживала гнев и ревность, когда на турниры приезжала его жена».

Шрайвер считает, что этот роман подорвал ее способность строить нормальные отношения и выстраивать границы: «Только после терапии я начала возлагать на себя меньшую ответственность. Теперь наконец я поняла, что в произошедшем виноват он».

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

16-летняя Шрайвер на «Уимблдоне»-1978

Шрайвер уверена, что необходимо просвещать молодых спортсменов и вести работу с тренерами: «К 13 годам меня должны были подготовить. Все тренеры должны проходить обучение. Не должно быть встреч между тренерами и молодыми игроками в частной обстановке или подарков. Нельзя ходить на ужин только тренеру и игроку. Должны быть приняты определенные меры».

Глава WTA Стив Саймон, показавший делом Шуай Пэн, что тур готов к активным действиям, согласен, что проблема вызывает все большее беспокойство. Признание Шрайвер побудило WTA пересмотреть политику в отношении отношений между игроками и вспомогательным персоналом: тренерами, физио, психологами, менеджерами. Тур собирается расширить обучающие программы по защите спортсменов.

Кейс Шрайвер прогремел как история экс-топа, выигравшей 21 парный «Большой шлем», но проблема масштабнее. Например, Ассоциация тенниса США (USTA) временно отстранила или навсегда лишила права занимать должность из-за обвинений в насилии больше 80 человек.

Молодые теннисисты часто уезжают из дома в академии. Тренеры становятся наставниками, заменяют родителей и опекают игроков в поездках на турниры. Шрайвер называет главной проблемой культуру молчания, и тем не менее она не единственная, кто решился предать огласке травматичный опыт.

The New York Times рассказала истории двух девушек, которые подали в суд на USTA за то, что ассоциация не защитила их от действий тренеров.

Одной из жертв стала Кайли Маккензи, работавшая в национальном тренировочном центре USTA в Орландо с тренером Анибалом Аранда.

19-летняя Маккензи вернулась из Аризоны в академию во Флориде, пропустив полтора года из-за проблем с плечом. Кайли начала работать с тренером своей подруги СиСи Беллис, которая тогда была травмирована.

Поначалу Маккензи, у которой уже был неприятный опыт с тренерами, нравились внимание и похвала Аранды: «Он сказал: «Ты чемпионка. Я хочу с тобой работать». У меня были все основания ему доверять».

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Маккензи в 2015-м с чемпионский трофеем Eddie Herr, престижного турнира до 18 лет

К октябрю 2018-го Маккензи не тренировалась почти ни с кем, кроме Аранды, ежедневно оставаясь с ним наедине по несколько часов. Сначала тренировки проходили на оживленных хардовых кортах, но вскоре он перенес занятия на грунт, где было мало людей. Аранда говорил, что более медленное покрытие улучшит работу ног. Он назначал тренировки на 11 часов утра, хотя большинство игроков занимались раньше, чтобы избежать полуденной жары.

Маккензи вспоминает, что с каждым днем Аранда все больше к ней прикасался. Похлопывания в знак поощрения спускались по спине, пока он не касался верха ягодиц. Когда они шли к корту, он касался ее груди. Он снимал тренировки на ее телефон, а когда они смотрели видео на скамейке, приближался к ней, пока их ноги не соприкасались. Иногда он брал ее за руку, когда она держала телефон. 

Затем он стал опираться рукой на ее бедро, когда они разговаривали. Иногда он говорил, что она «слишком худая», хватал ее за живот, поглаживал бока и талию. Он спрашивал, как ее плечо, и его массировал.

Девушка боялась отрабатывать подачу. Под предлогом демонстрации правильного положения тела и техники, он прижимался к Кайли и клал руки на ее бедра. В другой раз он встал на колени и обхватил ее бедра.

Каждый день он заставлял ее повторять аффирмации, часть даже не была связана с теннисом. «Он говорил: «Скажи, что ты красивая, потому что так оно и есть», – призналась Маккензи.

Маккензи, по ее словам, думала, что дело может быть в том, что Аранда вырос в Парагвае и меньше знает о том, какие физические контакты считаются уместными в США. Аранда на протяжении шести лет тренировал команду USTA. Ему доверяли руководители, а Кайли доверяла им, а значит, и ему тоже.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Аранда (слева) с подругой Маккензи СиСи Беллис и ее тренером Хосе Кабаллеро в 2017-м

9 ноября 2018-го Маккензи тренировала подачу, и, по ее словам, Аранда прижимался к ней сильнее, чем раньше. В конце тренировки он спросил, считает ли она себя красивой. На ней были леггинсы, а на коленях лежало полотенце. Аранда положил руку на ее ногу, а затем – между бедер.

Маккензи оттолкнула его локтем. Тогда Аранда встал перед ней на колени и начал агрессивно массировать ее икры и колени. Он спросил, чего она от него хочет. Она ответила, что хочет, чтобы он просто ее тренировал и проводил психологическую подготовку. Он сказал: «И это все?»

Маккензи говорит, через несколько минут он заговорил с ней о поиске агента и спонсоров. Он попытался обнять ее, когда она вжалась в скамейку. Она не обняла его в ответ и ушла.

Маккензи пришла домой к Беллис и рассказала о случившемся. Они позвонили матери Беллис, которая посоветовала сообщить в USTA. Тогда теннисистки обратились к старшему менеджеру по развитию игроков. Беллис помогла Маккензи пересказать историю, потому что та с трудом говорила.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Менеджер тут же связалась с руководителями USTA. Ассоциация сообщила Аранде, что на него поступила жалоба и что его больше не пустят в тренировочный центр. Спустя некоторое время его уволили.

Тогдашний директор USTA по тренерской работе Ола Мальмквист рассказала следователю Центра безопасного спорта США, что расстроенный Аранда позвонил ей со словами «Мне так жаль. Мне очень жаль. Я совершил ошибку». Затем, говорит Мальмквист, Аранда добавил: «Ничего плохого не было. Но я совершил ошибку». Еще Мальмквист сказала, что Аранда «сделал какой-то комментарий типа «Я подошел к ней слишком близко». Позже Аранда сказал следователям, что не помнит, чтобы делал такие заявления.

После предполагаемого нападения Аранда написал Маккензи сообщение с вопросом, позанималась ли она физподготовкой, и добавил ее в снэпчате. Когда она не ответила на сообщения и не взяла трубку, он начал звонить Беллис. Подруги ушли в гостиницу, чтобы Аранда не знал, где искать Маккензи.

29 ноября Маккензи дала официальные показания. В отчете следователя сказано, что имеются достаточные основания для обвинения в нападении. Следователи Центра безопасного спорта США тоже признали историю Маккензи достоверной, отметив, что ее рассказ оставался последовательным и подтверждался доказательствами, включая смс и записи USTA. В 2019-м Центр отстранил Аранду от тренерской деятельности на два года и назначил ему испытательный срок еще на два года.

Однако в феврале 2020-го прокуратура сообщила Маккензи, что достаточных доказательств вины нет.

Аранда в своих показаниях отрицал, что когда-либо прикасался к Маккензи неподобающим образом, во время или после тренировки. Он признал, что касался рук, ног и бедер Маккензи, чтобы научить ее правильному положению тела, но отрицал, что держал ее сзади или касался ее паха. Кроме того, он сказал, что использовал аффирмации только про теннис.

Аранда предположил, что Маккензи выдумала историю, потому что ей сказали, что USTA больше не планирует ее поддерживать. По словам Аранды, если обвинить его в насилии, то ассоциации будет сложнее прекратить ее поддержку. Тренеры USTA и Маккензи это опровергли.

Во время расследования Маккензи продолжала заниматься в центре с другими тренерами. Она пережила постоянные расстройства желудка, депрессию и приступы паники, которые не давали дышать, когда она пыталась тренироваться. Зачастую она просто хотела спать.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Маккензи ушла из центра в 2020-м, когда USTA пришлось сократить расходы из-за пандемии. С тех пор она занималась с тренерами в Южной Каролине и Аризоне. Сейчас она играет самостоятельно и по несколько часов в день занимается в зале.

Маккензи ходила к психотерапевту и хотела бы возобновить сеансы, но лечение обходится дорого, поэтому она пытается справиться самостоятельно.

Кайли думает о поступлении в колледж и возобновлении карьеры на студенческом уровне. Такой путь прошли Даниэль Коллинс и Дженнифер Брэди, которая раньше тренировалась с Маккензи на кортах USTA. По юниорам Маккензи обыграла Софию Кенин.

Кайли вспоминает об истории, которую узнала из конфиденциального отчета о расследовании по ее делу. У сотрудницы USTA (имя которой не называлось) был подобный опыт с Арандой примерно за пять лет до Маккензи, но она предпочла сохранить это в тайне.

Сотрудница рассказала, что подверглась домогательствам Аранды во время US Open-2015 на вечеринке в одном из нью-йоркских клубов. По ее словам, она сразу же покинула клуб, но Аранда пошел за ней и попытался сесть с ней в такси, на что она оказала сопротивление.

Женщина сказала следователю, что, узнав о новых обвинениях в адрес Аранды, она пожалела, что не сообщила о произошедшем.

Аранда отрицал, что прикасался к женщине неподобающим образом. Он сказал следователю, что помнит ночь в клубе, но не помнит подробностей.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

В USTA не знали об этом инциденте, потому что, по словам сотрудницы, она никому не рассказывала, пока следователь Центра безопасного спорта США не опросил ее по делу Маккензи. «Возможно, это только придало ему сил, – считает Маккензи. – Он почувствовал, что ему позволено вести себя так, как он поступил».

В марте 2022-го Маккензи подала в суд на USTA за то, что ассоциация не защитила ее от тренера. Аранда, который не указан в иске как ответчик, не реагирует на запросы прессы о комментариях.

В иске Маккензи рассказала не только о домогательствах Аранды, но и о поведении других тренеров. Один из предыдущих тренеров Кайли от USTA отговаривал ее делать школьные домашние задания, просил мальчиков с ней не разговаривать и отчитал ее, когда она впервые поцеловалась с парнем в 15 лет. Другие игроки шутили, что тренер, имя которого не называется, был в нее влюблен, и Маккензи подслушала разговор родителей в тренировочном центре, что у нее необычные отношения с тренером.

Когда в 16 лет она приехала на турнир в Техас, другой тренер пошутил, что у него есть нижнее белье Кайли, после того как она попросила взять ее грязную одежду и постирать со своей.

Пресс-секретарь USTA Крис Видмайер утверждает, что любые предположения о небезопасности академий неверны. По его словам, меры безопасности включают проверку биографий сотрудников, тренинги по борьбе с домогательствами, разъяснения, как насильники делают потенциальных жертв уязвимыми, а также многочисленные способы сообщить о неподобающем или оскорбительном поведении.

Видмайер заявил, что USTA рассмотрела жалобу Маккензи «со всей серьезностью и срочностью». По его словам, ассоциация сразу уведомила Центр безопасного спорта США, отстранила Аранду и сотрудничала с расследованием.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

«Помимо оперативного сообщения об инциденте, USTA работала с Маккензи и ее представителями, чтобы обеспечить ей безопасность, пока она продолжает тренироваться и развивать свою теннисную карьеру. USTA поддерживала Маккензи до, во время и после инцидента», – говорит Видмайер.

Он рассказал, что USTA стремится привлечь женщин-тренеров и разработала программу тренерских стипендий, в которой женщины должны составлять половину набора. В марте в национальном тренерском штате было пять женщин, шесть мужчин и три свободные вакансии.

Еще одна пострадавшая девушка – Эдриенн Дженсен. В 2009-м она уехала из Айовы в Миссури, чтобы тренироваться у Рекса Холтейна. «Мне казалось, что он мой счастливый билет», – говорит Дженсен, которой сейчас 27.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Сначала тренер подружился с отцом Эдриенн Фредом. Холтейн рассказывал, какое впечатление произвела на него игра Эдриенн. Потом на турнире Холтейн подошел к ее матери и предложил место в академии в Канзас-Сити.

«В каком-то смысле он нас обхаживал, – говорит Фред Дженсен. – Он стал моим приятелем, а потом переключился на мою жену».

Родители Эдриенн расспросили о Холтейне другие семьи, с чьими детьми он работал. По словам Фреда, все восторгались им и говорили, какой Холтейн отзывчивый, талантливый и надежный. Дженсенам рассказали, что регулярно отпускают детей одних с ним на турниры.

В августе 2009-го Эдриенн с матерью переехали в Канзас. Дженсен была отличницей и любила школу, но пришлось перейти на онлайн-обучение, чтобы ежедневно тренироваться по пять-шесть часов.

По словам Эдриенн, она каждый день играла на корте с топ-игроками и получала от Холтейна столько внимания, что другие родители начали высказывать это ей и ее матери. Потом Холтейн попросил ее телефон, чтобы общаться с ней напрямую, давать советы и подбадривать, когда они не на корте.

Потом начались подарки – зачастую безделушки из Новой Зеландии, откуда Холтейн родом. Затем Холтейн начал шептать Дженсен, что она его возбуждает, и требовал хранить все в тайне. Он говорил, что если она кому-то расскажет, то может потерять свой единственный шанс на успех в теннисе. Он показал ей фото своего пениса на телефоне, требовал, чтобы она тоже присылала ему обнаженные фото.

Когда Дженсен отвергла его домогательства, Холтейн рассердился за отсутствие преданности ему и теннису. «Я сказала ему, что хочу, чтобы он был моим тренером. Я умоляла его», – вспоминает Дженсен.

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Холтейн сослал Дженсен на второстепенные корты академии и игнорировал. Он обещал ей успешную карьеру, если она будет делать что он говорит и никому не проболтается. Дженсен держала все в тайне, боясь стыда и вины, если расскажет матери. Девушка считала, что тогда рухнет вся жизнь, которую та построила ради нее.

В 2010-м, когда Дженсен праздновала в Сан-Диего Рождество с семьей, Холтейн весь день донимал ее сообщениями с угрозами и требованиями. Оттуда она поехала на зимний национальный чемпионат USTA, где Холтейн напал на нее в гостиничном номере.

На следующий день на турнире она едва смогла перебросить мяч через сетку. Он отругал ее и сказал, чтобы она забыла о случившемся.

Вернувшись к семье, Дженсен не могла ни спать, ни есть, ни учиться и с ужасом ждала предстоящей поездки на турнир в Португалию. Старшая сестра спросила, не издевался ли над ней тренер. Эдриенн ответила утвердительно, а сестра рассказала родителям.

Дженсен немедленно прекратила тренировки с Холтейном. Родители убеждали ее продолжать играть, не позволяя Холтейну украсть ее любовь к игре, не выпытывали всех подробностей. По словам Эдриенн, они пытались минимизировать травму, сохранив ее приватность.

Сейчас Фред Дженсен считает, что ошибся. Чутье подсказывало, что нужно защитить анонимность дочери, попытаться «помочь ей пройти через это», «обеспечить ее возвращение к нормальной жизни» и защитить ее от обвинений и виктимизации, с которыми сталкиваются многие жертвы сексуального насилия.

Тогда семья оставила историю в тайне и не обратилась в полицию. «Насильники рассчитывают, что вы не станете добиваться чего-то подобного», – говорит Фред Дженсен.

Однако летом 2010-го Эдриенн рассказала о домогательствах Холтейна учителю. Тот был обязан сообщить в полицию и так и сделал.

Сейчас Дженсен считает, что Холтейн «промыл ей мозги». «Он использовал мои игровые и человеческие качества против меня, – считает Дженсен. – Я была невероятно послушной, наивной перфекционисткой, целеустремленной и вежливой девушкой, очень мотивированной добиться хороших результатов, особенно учитывая все, что было на кону».

Женский тур будет защищать игроков от тренеров. К этому привели рассказы о домогательствах и манипуляциях

Холтейн в 2013-м признал себя виновным в получении детской порнографии от 15-летней Дженсен. После освобождения из тюрьмы в 2019-м его депортировали в Новую Зеландию.

В 2020-м Дженсен подала иск против USTA и клуба, где работал Холтейн. Девушка утверждала, что они не защитили ее от Холтейна. В прошлом месяце окружной суд отклонил иск из-за истекшего срока давности. В USTA отказались комментировать иск, поскольку решение еще может быть обжаловано.

The New York Times пишет, что руководители ассоциации не обсуждали смену подхода к тренерской работе, несмотря на то, что их обвиняют в плохо работающей системе сертификации тренеров и информирования игроков о неподобающем и преступном поведении.

По сути ассоциация заявляет, что не несет ответственности за поведение большинства теннисных тренеров. Дело в том, что подготовку USTA по вопросам безопасности игроков обязаны проходить только тренеры, работающие непосредственно на ассоциацию.

В судебных документах, поданных в ответ на иск Дженсен, USTA утверждает, что «совершенно не связана» с двумя организациями, сертифицирующими американских профессиональных тренеров. Это Ассоциация профессионального тенниса США (USPTA) и Реестр профессионального тенниса. Однако USTA аккредитует эти организации и устанавливает требования к подготовке, например, в 2021 году был добавлен двухчасовой курс, посвященный борьбе с домогательствами и злоупотреблениями и выявлению их предупреждающих признаков.

В принципе, ничто не мешает тренировать человеку, не прошедшему сертификацию. Поскольку за последние два года в США появилось около пяти миллионов новых игроков, теннисные центры вынуждены искать тренеров и инструкторов.

В ходе судебного процесса по делу Дженсен директор USTA по стратегическим инициативам Лорен Трейси заявила, что до 2011-го ассоциации не было известно о сексуальном насилии в отношении несовершеннолетних.

Удивительно то, что, по словам Трейси, несмотря на освещение в прессе приговора Холтейну, USTA не знала о его преступлении до 2019-го, то есть шесть лет с момента ареста и вынесения приговора. Трейси сообщила, что в 2013-м USTA прекратила членство Холтейна за неуплату взносов.

Дженсен пытается понять, могло ли какое-то вмешательство изменить ситуацию. Например, если бы ее научили выстраивать границы или другой тренер был обучен замечать тревожные признаки.

В отличие от Маккензи, которая не перестала любить теннис, Дженсен планирует работать медсестрой в психиатрическом отделении.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

два × один =