Медведев – первый русский №1 после Сафина. Марат в 2000-м взлетел за полсезона, но так и не стал лидером поколения

На этой неделе Даниил Медведев стал первым за 21 год русским игроком на вершине мирового рейтинга.

Медведев, которому три недели назад исполнилось 26, – пятый в списке самых возрастных №1 на момент дебюта на первом месте рейтинга. Это очень в духе времени: после того, как Большая четверка полтора десятка лет все элитные достижения делила между собой и задавила два поколения соперников, топовый теннисный уровень вырос настолько, что тинейджеры и даже 20-летние прорываются туда крайне редко (впрочем, карьеры стали длиннее).

Так, предыдущим русским №1 был 20-летний Марат Сафин, поднявшийся на вершину осенью-2000. Он остается почти самым молодым дебютантом-№1; младше него на пару месяцев был только Ллейтон Хьюитт в 2001-м. Медведев в 20 лет дебютировал в топ-100.

Сафин тот сезон начал 24-й ракеткой мира, а в начале весны опустился в конец топ-40. Медведев не стоял ниже пятого места с осени-2020.

Что их объединяет, так это рекордный рост: 193-сантиметровый Сафин в 2000-м стал самым высоким №1, 198-сантиметровый Медведев теперь у него это звание отнял.

***

Медведев – первый русский №1 после Сафина. Марат в 2000-м взлетел за полсезона, но так и не стал лидером поколения

В начале 2000-го Сафин был одним из пяти тинейджеров в топ-100 (выше него стоял Ллейтон Хьюитт, ниже – Хуан Карлос Ферреро, Роджер Федерер и Андреас Винчигуэрра). В теннисе его уже знали: двумя сезонами ранее он выиграл шесть матчей на дебютном «Ролан Гаррос» (дошел до 1/8 финала из квалификации через Куэртена и Агасси), а предыдущим летом накануне US Open взял первый титул ATP (в финале обыграл №9 Руседски).

До грунтового сезона, впрочем, у Сафина не клеилось: c Australian Open он вылетел в первом же матче, получив вдогонку штраф за отсутствие старания, и потом за два с половиной месяца проиграл в первых кругах на пяти турнирах и даже думал закончить с теннисом. Потом что-то кликнуло, и за семь следующих Марат дошел до десяти финалов, в которых взял семь титулов, включая, конечно, US Open (подробнее о великой победе тут) и два «Мастерса»: канадский и парижский, который позднее станет его любимым.

По ходу этой метеорической серии Сафин в мае дебютировал в топ-20, в июне – в топ-10, а в августе стал фронтменом рекламной кампании ATP «Новые мячи, пожалуйста», которая должна была спасти тур от забвения на фоне старения Сампраса и Агасси (в кампейне снялись также Хьюитт, Ферреро, Федерер, Хаас, Роддик и Куэртен, единственный на тот момент чемпион «Шлема» из молодежи).

После победы в Париже на предпоследней неделе года Сафин обошел в рейтинге чемпиона «Уимблдона» Сампраса и приехал первой ракеткой мира на итоговый турнир в Лиссабон бороться за сохранение этого звания по итогам сезона. Его основным конкурентом был, впрочем, не американец, защищавший на итоговом титул, а чемпион «Ролан Гаррос» Куэртен, который шел вторым в Чемпионской гонке с отставанием в 75 очков (тогда очки в рейтинг и гонку были разные).

Сампрас выбыл из борьбы за №1 сразу – после того, как Сафин первый матч в группе выиграл, а американец проиграл («Извини. Такова жизнь», – сказал Марат, когда у него попросили комментарий). Дальше, после того, как Куэртен тоже проиграл первый групповой матч, Сафину нужно было выиграть два оставшихся – и тогда он сохранил бы №1 до 2001-го. Бразильцу же, у которого на тот момент на харде был только один небольшой титул, чтобы отобрать у Сафина №1, нужно было побеждать на турнире. «Если я сумею опередить Сафина, это будет чудом, – сказал он после первого выигранного матча. – Но чудес, по-моему, не бывает».

Медведев – первый русский №1 после Сафина. Марат в 2000-м взлетел за полсезона, но так и не стал лидером поколения

Выиграв второй матч, Сафин рассказывал, что чувствует ответственность, которую накладывает статус №1: «Это здорово – побывать №1, даже один раз. Но в то же время когда выходишь на корт, не можешь себе позволить делать глупости. Бить ракетки, кричать – это нормально, я не об этом. Я о том, что №1 не должен лепить ошибки, терять нить игры, не знать, куда бежать, плохо подавать. Сегодня, например, я боролся в том числе потому, что чувствовал эту ответственность. Чувствовал, что люди пришли посмотреть на первую ракетку мира, и я должен им это показать».

Еще Сафин сказал, что стать №1 по итогам года будет его лучшим рождественским подарком себе самому, а на вопрос, что тогда попросит у Санта Клауса, ответил:

«Много разных идей в голове. Конкретно сейчас – наверное, машину, которую я жду от «Мерседеса». Я ее уже заказал. Это целая история. Я должен был забрать ее во время турнира в Штутгарте [месяцем ранее]. Когда они задерживались уже на два дня, мы им позвонили узнать, в чем дело. Машина с завода просто куда-то исчезла. Так что я заказал еще одну. Надеюсь, к Рождеству будет готова. Это будет мой второй лучший подарок».

Медведев – первый русский №1 после Сафина. Марат в 2000-м взлетел за полсезона, но так и не стал лидером поколения

Последний матч в группе Сафин проиграл, так что решение вопроса о №1 отложилось. У него оставался еще один шанс сделать все самому – для этого нужно было в полуфинале обыграть Агасси. Но у Марата, видимо, кончились силы: он снова проиграл и снова объяснил, что ничего не получалось, игра и подача не шли, все решения оказывались неправильными. Теперь ему оставалось только надеяться, что Куэртен не возьмет титул, и по легенде, встретив по пути с корта Сампраса, шедшего на полуфинал против Гуги, Сафин попросил его выиграть.

Но Сампрас тоже проиграл, а Куэртен в финале обыграл Агасси, стал первым в истории южноамериканцем, закончившим сезон первой ракеткой мира, и сам себе доказал, что чудеса бывают. Он остался №1 на межсезонье, но потерял его уже на первом турнире-2001 – Australian Open, своем худшем «Шлеме», где только однажды выиграл два матча (в тот раз выиграл один). Для Сафина же австралийский «Шлем» позднее станет наоборот лучшим (титул и еще два финала), и хотя в 2001-м он дошел до непритязательного четвертого круга, этого было достаточно, чтобы вернуться на вершину рейтинга.

Впрочем, ненадолго. До начала грунтового сезона Сафин провел в статусе №1 еще семь недель, после чего его снова отодвинул Куэртен. До конца 2001-го Марат защитил только два небольших из семи своих титулов и не выиграл ни одного нового, так что регулярный сезон он закончил восьмой ракеткой мира. Этого не хватило для попадания на итоговый, потому что последнее место там досталось сенсационному чемпиону «Уимблдона» Горану Иванишевичу. Не защитив лиссабонские очки, Сафин выпал из топ-10 до конца Australian Open, где дошел до финала (но в свой день рождения внезапно проиграл Томасу Юханссону).

Медведев – первый русский №1 после Сафина. Марат в 2000-м взлетел за полсезона, но так и не стал лидером поколения

До конца карьеры Сафин еще немало недель провел и в топ-10, и в топ-5 и, конечно, выиграл еще один «Шлем» и не один «Мастерс». Но первым он больше не был, потому что так и не стал доминатором, в которые его прочили во второй половине 2000-го.

«Для меня было очень странно побывать первым в мире, – говорил Сафин 20 лет спустя. – Я не был к этому готов, потому что всего несколькими месяцами ранее я такого и представить не мог. Я стоял всего в топ-50 и опускался, играл очень плохо. Я тогда себя недооценивал и считал себя слабее других, так что невероятно, как быстро все произошло».

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

четыре × два =