РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

До открытия «ВЭБ Арены» ЦСКА проводил домашние матчи на 37 стадионах – от арены имени Берии в Тбилиси до «Олимпиаштадиона» в Берлине. Больше всего (601 раз) армейцы сыграли на «Динамо». Стадион в Петровском парке использовался вплоть до закрытия в 2008-м – из-за того, что «Лужники» делили со «Спартаком». 

Болельщики, которые в нулевых уже знали, что такое европейский комфорт, жаловались: после матчей их не выпускали с трибун часами. 

«Устранить это на сегодняшний день невозможно, – объяснял гендиректор ЦСКА Роман Бабаев в июле 2007-го. – Но когда у нас будет свой стадион, мы хотим там принципиально изменить всю систему посещения матчей – начиная от входных зон и заканчивая покиданием трибун после финального свистка. Это будет касаться в том числе и работы с правоохранительными органами. Мы постараемся сделать так, чтобы на стадионе присутствовали только стюарды, а милиции там не было. На своей арене мы будем пытаться делать условия максимально комфортными для любителей футбола».

Журналист уточнил, почему отказаться от милиции нельзя прямо сейчас. Бабаев ответил, что стадион – чужой, поэтому отвечать за безопасность на нем клуб не может. И повторил, что на собственном стадионе все будет по-другому: «Как только у нас появится свой стадион и своя система безопасности, мы будем категоричны. И я уверен, что мы сможем добиться взаимопонимания с милицией».

Спустя 14 лет очевидно: у ЦСКА ничего не получилось. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

В ноябре 2021-го полиция не выпускала болельщиков с трибун больше трех часов, а 408 человек без объяснения причин доставила в ОВД (на трибунах жгли файеры, но не сотни людей). 

От заботы Бабаева к 2021 году не осталось следа. «Я не знаю, почему задерживают болельщиков, спросите у полиции», – ответил замдиректора по безопасности ЦСКА Иван Уланов по поводу последних задержаний. 

Не получилось не только у ЦСКА, но и у всей лиги. Конфликты силовиков и болельщиков происходят каждый сезон, но иногда выливаются во что-то совсем безумное: 

– в 2011-м в Нижнем Новгороде омоновец ударил электрошокером форварда «Зенита» Данко Лазовича, который подбежал к трибуне праздновать гол; 

– в 2012-м в Казани полицейские заставляли болельщиков «Спартака» снимать обувь в минус 10 и ожидать досмотр на ледяной плитке;

– в 2013-м в Ярославле полицейские раздевали болельщиков «Спартака» перед входом на сектор, избили провокатора, выбежавшего на поле, а потом вступили в бой с фанатами, которые поспешили на помощь (применяли даже водометы) и остановили матч на 30 минут;

– в 2014-м в Казани полицейские заставляли болельщиц «Спартака» снимать нижнее белье, чтобы доказать, что они не проносят файеры; 

– в 2015-м в Орле ОМОН избил местных фанатов на секторе за то, что один из них отказался уходить с трибуны после зажженного файера; 

– в 2017-м в Воронеже ОМОН после матча дал команду болельщикам сесть в автобусы за две минуты. Тех, кто не успел, избили дубинками и закинули в автозаки; 

– в 2019-м в Ростове ОМОН ворвался под трибуну и без причин избил дубинками и электрошокерами десятки болельщиков «Спартака»; 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

 

– в 2019-м в Петербурге ОМОН снова поработал дубинками: силовикам не понравились провокации местных фанатов, которые двигали ограждение и громко кричали; 

– в 2021-м в Петербурге ОМОН запихивал болельщиков «Локомотива» в автобусы и без объяснений увозил в неизвестном направлении. 

Теперь – новое противостояние. И новые доказательства, что полиции не место на футболе. 

РФС и РПЛ задумались о том, что милицию пора убирать с футбола, в середине нулевых. Тогда матчи охраняли по несколько тысяч бойцов (милиция, ОМОН, сотрудники ГАИ, солдаты внутренних войск), а в Казани, например, стягивали в усиление даже курсантов из Набережных Челнов. Сверхурочная работа, которая отвлекала от реальных дел, раздражала в том числе некоторых силовиков. 

«Наши правоохранительные органы готовы взять на вооружение английский опыт и предоставить футбольным клубам возможность охранять стадионы своими силами», – говорил еще в 2004 году первый замначальника управления охраны общественного порядка МВД Михаил Артамошкин. По его словам, милиция не собиралась уходить с футбола полностью, но могла бы располагаться за стадионом, а не конкретно в чаше. 

Идея выглядела адекватной. В нулевые на трибунах и за ними стало меньше драк, а зрителям с ростом доходов все сильнее хотелось комфорта. Но главное: силовики почти не делали территорию безопаснее. Скорее, срабатывал обратный эффект: они провоцировали фанатов, а иногда сами начинали побоища. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Для текста про фанатские выезды 90-х я говорил с фанатами ЦСКА, «Торпедо» и «Динамо». Независимо друг от друга они уверяли: милиция нападала на приезжих в том числе без причины. 

«Нижний мы называли ОМОНовск-Сити. Там постоянно устраивали маски-шоу: космонавты залетали. Стоишь, ссышь в туалете – залетают и ##### дубинкой. Просто потому, что ты приехал из Москвы», – рассказывал фанат «Динамо» Евгений Нечаев. 

Фактуры про Нижний добавлял фанат ЦСКА Андрей Малосолов: «На следующий год туда поехали «мясо» и «Динамо» – их всех дико #######. Причем избили даже шестерых фанатов «Динамо» Ставрополь, которые вообще мирнейшие люди». 

«Едем по городу – подрезает «Волга». Оттуда вышел мент и один из тех мужиков. Они тоже оказались ментами, но в штатском, – вспоминал встречу с липецкими силовиками фанат «Торпедо» Сергей Демичев. – Сзади подъехал желто-синий воронок ОМОНа. Из него вылезли другие менты, монтировкой разбили нам боковое стекло. Местные увидели движуху, стали камнями кидать. Стекла полетели только так. Мы вылетели из автобуса и начали гопников класть. Менты смотрели за дракой со стороны. Как только мы начинали теснить, они вступали в дело и нас загоняли в автобус. Четыре раза это повторялось». 

В Камышине приезжим часто вообще не удавалось посмотреть футбол – тоже из-за милиции. «Из-за холода начали выпивать прямо на трибуне. Пришла милиция: «Вы что, обалдели? Хватит бухать». И вывели за ворота стадиона», – говорил глава фан-клуба «Торпедо» Василий Петраков. До этого похожую историю про город мне рассказывал фанат «Торпедо» и журналист Сергей Смирнов. 

С завершением 90-х милицейского беспредела на футболе стало меньше, но тысячи мужчин в форме по-прежнему служили антуражем каждого матча. Например, в Москве они встречали болельщиков в метро, на выходе из подземки, стояли на ближайших улицах, рядом со стадионом, на входе на трибуну, под трибунами и у поля. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

 

К концу нулевых мысль о бесполезности силовиков на играх дошла почти до всех в РПЛ. В апреле 2009-го в Москве прошла встреча клубных офицеров по безопасности и  сотрудников болельщицких отделов с представителями МВД. «В основном говорили о том, что ближайшее время на стадионе станет больше стюардов, а сотрудников милиции станет меньше», – подводил итоги глава отдела по работе с болельщиками «Зенита» Владимир Долгополов. 

В апреле 2010-го о замене милиции на стюардов заявил президент «Локомотива» Николай Наумов. По его плану, силовики должны были уйти с арены, но остаться на территории стадиона и проводить «все необходимые мероприятия – на случай непредвиденных обстоятельств». 

«Мы давно планировали отказаться от услуг МВД, – комментировал идею Наумов. – Считаем, что сотрудники милиции являются раздражителями для многих зрителей. Иногда милиционеры излишне агрессивными действиями провоцируют на ответные дела, вызывая беспорядки».

По задумке президента «Локо», которую он озвучил после изучения иностранного опыта (помощник даже летал в Англию), вместо милиции регулировать отношения на трибунах могли бы сами болельщики, а помогали бы им стюарды и чоповцы.

В августе 2010-го против милиции на трибунах высказался даже действующий футболист – Сергей Семак из «Рубина»: «Я считаю, что милиция на стадионе не нужна. Долю стюардов нужно расширять, свести до минимума присутствие милиции, тем более ОМОНа на стадионе». 

В декабре 2010-го ФИФА выбрала Россию хозяйкой ЧМ-2018. Следующие несколько лет РФС и РПЛ активно занимались удалением полиции (переименовали в феврале 2011-го) с трибун. 

«Нам необходимо перенимать европейский опыт, где обеспечением безопасности на стадионах занимаются службы стюардов. Мы работаем с представителями полиции в этом направлении», – говорил директор по безопасности РФС Александр Мейтин в августе 2011-го. По его словам, после реформы привлекать сотрудников органов можно только в исключительных случаях и за деньги. 

Мейтина поддерживал, например, «Зенит». В клубе объясняли, что за порядком на «Петровском» давно следят стюарды (правда, на тот момент у них не было никаких прав) и критиковали полицию: «Каждый раз, когда на стадионах возникают беспорядки, это свидетельствует о том, что конкретные представители полиции не смогли правильно оценить оперативную обстановку».

В том же месяце Мейтин рассказал о новых правилах поведения на стадионе, которые разработали на основе европейских регламентов. По новым стандартам, все стадионы РПЛ должны быть оборудованы видеонаблюдением, а болельщикам запрещено скрывать лица – чтобы камеры могли вычислить нарушителей. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

 

Несколько пунктов касались полиции. С 1 октября 2011-го сотрудникам рекомендовали:

– не появляться без просьбы организатора матча в прямой видимости зрителей во время матча;

– находиться в отведенных организатором матча зонах;

– не пользоваться на стадионе электрошокерами и другими опасными для здоровья спецсредствами;

– иметь на груди и спине легкочитаемые значки.

Полицию РФС предлагал заменить четкими инструкциями для болельщиков о том, что можно и нельзя делать на стадионе, а за порядком в этом случае следили бы стюарды.  

Правила утвердили клубы и комитет безопасности РФС, после чего их направили на согласование в МВД и МЧС. В этот момент начались проблемы. 

МВД не приняло новые идеи и внесло в них столько же правок, сколько занимали по объему сами правила, – 11 листов. 

«Документ написан так, что полиция включена в число субъектов. Это невозможно. Полиция должна пресекать нарушение законов Российской Федерации», – возмущался начальник отдела охраны общественного порядка (ОООП) на массовых мероприятиях Сергей Борисов. 

Возражение поддержал старший инспектор главного управления ОООП полковник Юрий Абрашов: «Юридически немыслимо, когда общественная организация РФС создает документ, регламентирующий деятельность сотрудников государственного ведомства. Организатор матча не может нами командовать. Положения, указывающие, где нам стоять, требующие надевать на полицейских какие-то номера, невыполнимы». 

Особенно Абрашова смутило понятие «стюард», впервые введенное в правила поведения на стадионе. Полковник объяснял, что такой профессии в законодательстве нет, а значит со стюардами нельзя заключить трудовой договор и наделить их должностными обязанностями. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

По словам Борисова, силовики с радостью ушли бы со стадиона, если бы РФС и лига показали документы, которые подтверждают, что они справятся. «Но в правилах я не нашел ни одной дельной мысли о том, как обеспечить порядок без полиции. Стюарды сейчас делать ничего не умеют и не хотят», – говорил полицейский. 

Вопрос с новыми правилами закрыл врио начальника ГУ ОООП генерал-майор Александр Мельников. В августе 2011-го он сказал, что силовики не собираются уходить со стадионов. Объяснение простое – так говорят закон «О полиции» и конституция. 

«Обеспечение законности, правопорядка и общественной безопасности находится в совместном ведении РФ и субъектов РФ, но никак не общественных организаций и коммерческих структур. Полиция обязана оказывать «содействие организаторам спортивных, зрелищных и иных массовых мероприятий в обеспечении безопасности граждан, – проводил ликбез Мельников. – Поэтому присутствие сотрудников полиции, в том числе спецподразделений, будет определяться, исходя из конкретной обстановки и в интересах граждан». 

Итог: в правила Мейтина внесли кучу правок, стюарды остались бесправными, а полиция продолжила гулять на аренам. 

Директор по безопасности РФС не сдался и через год говорил уже не о новых правилах, а о поправках в федеральный закон. Кажется, футбольный союз окончательно добили Самара и Нижний, где в первом туре сезона-2012/13 на 10 болельщиков приходилось по два силовика. 

«Уже в конце этого или начале следующего года могут быть внесены изменения в федеральный закон относительно стюардов, – заявил Александр Мейтин в июле 2012-го. – Этот вопрос держит на контроле заместитель председателя правительства Дмитрий Козак».

Мейтина неожиданно поддержали в Думе, которая и должна была утвердить поправки. «Мы долго обсуждали вопрос – это нормальная история и во многих странах мира хорошо работает. Давно пора это сделать! – говорил депутат от «Справедливой России» и бывший дзюдоист Дмитрий Носов. – Хоть миллион полицейских можно привести на стадион, но внутренней дисциплине это никак не поможет, а вот стюард – это часть футбольного организма. Фаната нельзя напугать дубинкой, но можно напугать санкциями против его клуба. Это целый кодекс поведения». 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Отказ от полиции и переход на стюардов снова больше всех приветствовали в «Локомотиве». Правда, президентом там был уже не Наумов, а Ольга Смородская: «Мы поддерживаем это нововведение. Наш клуб намерен, как и во всех цивилизованных странах, привлекать на игры сотрудников ЧОП и заниматься обучением собственных стюардов».

Исполнительный директор РПЛ Сергей Чебан отмечал, что стюардов будут учить по специальной программе (оказание первой медпомощи, как вести себя во время ЧП), а после выдавать специальный сертификат. Благодаря нему стюарды смогут работать не только на спорте, но и на концертах и других массовых мероприятиях. Обучать, как следует из слов Чебана, должна была лига.   

Позже это подтвердил Мейтин: «Программу обучения мы проведем через исполком. Сейчас мы отправили целую группу стюардов в Донецк, чтобы обучаться на профессиональных стюардов и на тренеров для них». 

Полиция снова выступила резко против. От ее имени говорил старый знакомый, полковник Юрий Абрашов: «Сотрудники полиции выполняют правоохранительные функции. Что касается стюардов, то ими нельзя просто заменить полицейских, потому что функции разные. Организаторы мероприятий и собственники спортивных объектов могут принять дополнительные меры по обеспечению безопасности, и тогда количество полиции будет уменьшаться. Когда мы увидим, что они, например установили специальные ограждения, то не придется выставлять живые коридоры. Но проводить какие-то резкие движения было бы неразумно».

Силовиков к тому моменту уже не слушали. Поправки лоббировали футбольные покровители в правительстве и администрации президента (Мутко и Жуков), поэтому в декабре 2012-го законопроект уже лежал на рассмотрении в Думе. В нем стюардов почему-то называли «контролерами-распорядителями» (не понимал даже Мейтин, но про них хотя бы впервые упоминали на уровне реального закона), а осмотр зрителей они должны были проводить совместно с сотрудниками органов. Директору по безопасности такая формулировка тоже не нравилась: «Не хватает конкретики. Предполагалось, что на стюардов, как и на Украине, возложат задачу досмотра. А при оговорке «совместно» никто конкретно за ее решение не отвечает. Случится промашка – и службы будут кивать друг на друга». 

Кроме удаления полиции, РФС продвигала еще одну важную реформу: продажу билетов по паспортам, компьютерную картотеку нарушителей и запрет на посещение стадионов на несколько лет в качестве наказания. 

Пакет поправок (в закон «О спорте» и кодекс об административных нарушениях) приняли в июле 2013 года – «за» проголосовали 302 депутата из необходимых 226. В силу они вступили с января 2014-го. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Основные изменения: 

– появилось понятие «контролера-распорядителя», который имел право осматривать зрителей, требовать соблюдения порядка и принимать меры для этого; 

– ответственность за проведение мероприятий перешла на организаторов и собственников сооружений. Штрафы – до 300 тысяч рублей, и до полумиллиона, если был причинен вред здоровью или имуществу; 

– стадионы обязали установить видеонаблюдение, чтобы идентифицировать нарушителей; 

– штрафы для болельщиков-нарушителей: до 15 тысяч рублей, административный запрет на посещение матчей до 7 лет или обязательные работы до 160 часов. 

Силовики в статье о проведении массовых мероприятий упоминались всего четыре раза. Каждый раз – нативно: например, организаторы должны сообщать им о месте и времени мероприятия заранее, а силовики – предоставлять организаторам списки тех, кто не может быть допущен на стадион.

С одной стороны, минимум отсылок к полиции – плюс. Ответственность перешла к организаторам (клубам), логично, что правоохранители могут удалиться со стадионов. 

С другой стороны, РФС, лига и Мейтин долго и четко говорили о том, что полиция должна (а не просто может) удалиться со стадионов. Об этом директор по безопасности рассуждал, например, в апреле 2013-го: «Из-за отсутствия четкого разграничения – кто за что отвечает, у нас и происходят споры. Болельщики обвиняют полицию, полиция – клубы и фанатов. В «Законе о болельщиках» будет четко прописано, что полиция отвечает за то, что происходит вокруг стадиона, а то, что происходит в чаше стадиона – это ответственность организатора мероприятия. В частности, в футболе безопасность в чаше стадионов будут осуществлять стюарды и охранные предприятия».

В итоге из поправок в закон совсем не следовало, что полиция должна располагаться за стадионом. Про нее просто ничего не написали, а в реальности она могла быть как на стадионе (пусть ответственность за порядок и ложилась на организатора), так и за ним. Чем охотно пользовалась. 

Из-за этого происходили странные вещи. Например, осенью 2013-го, когда «Спартак» принимал «Зенит» без зрителей, периметр стадиона «Локомотив» охраняли около тысячи бойцов – ОМОН, солдаты, полицейские.

Еще раз: без зрителей, почти тысяча бойцов.

Мейтин верил в лучшее. Например, летом 2013-го рассказывал, что сезон-2013/14 – переходный, а с нового – полиция точно покинет арены. Еще обещал обучить стюардов и обеспечить стадионы системами контроля доступа (СКУД), чтобы идентифицировать зрителей.

По факту из-за невнятных поправок и халатности РФС и лиги неразбериха продолжилась. 

– полиция не ушла со стадионов даже в начале следующего сезона. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Пришлось вмешиваться Виталию Мутко, который поднял вопрос на высочайший уровень. «Мы с главой МВД Колокольцевым обсуждали, мы уже хоть сейчас готовы к тому, что стюарды заменят полицию в чаше стадиона. Но более предметно поговорим осенью», – сказал министр спорта в августе 2014-го. 

– СКУД закупили не все стадионы, а полностью в РПЛ система заработала только после ЧМ-2018, когда самым нищим передали СКУД из «Лужников» и других арен, на которых их было слишком много. 

– стюардов учат сами клубы, но чаще нанимают их через агентства – особых прав у них все равно нет. 

Например, с открытием нового стадиона «Спартак» обучил сотни стюардов (полиция переместилась за пределы арены), а РФС, который, по словам Мейтина, даже изучал опыт «Донбасс Арены», в этом вообще никак не участвовал. «Локомотив» нанимает контролеров-распорядителей через рекрутеров, но сотрудники признаются, что фактически бесправны. 

«Различий от стюардов в Европе у нас очень много. Первое и самое важное – законодательная база. В Европе стюард – должностное лицо, он приравнен к сотруднику полиции и имеет широкий круг прав. Например, в Англии он даже имеет право гражданского ареста правонарушителя. Нам до европейских стандартов еще очень и очень далеко», – говорил один из работников распорядительной службы в октябре 2014-го.  

С тех пор положение стюардов не изменилось – они все так же занимаются рассадкой зрителей, проверяют билеты и помогают с парковкой. До полномочий полиции им все еще далеко. 

«Зенит», который больше всех рассказывал об успешном опыте использования стюардов и ЧОП на «Петровском», в мае 2014-го остро почувствовал недостатки системы. В матче предпоследнего тура против «Динамо» на поле выбежали сотни фанатов с «Виража», сорвали матч (клуб получил техническое поражение – 0:3), а один из них – Гулливер – ударил по лицу Владимира Граната. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Но если клубы РПЛ действительно постепенно отказывались от полиции на аренах, несмотря на ее сопротивление, а случай с Гулливер – исключение, то в ФНЛ и ПФЛ не стремились к расставанию с силовиками. 

В октябре 2016-го на трибунах в Воронеже и Владимире случились массовые драки. Когда у президента ПФЛ Андрея Соколова спросили, почему это произошло, он свалил вину на МВД: «В 20-х числах сентября главное управление МВД адресовало региональным управлениям указание, по которому некоторые функции по организации спортивных мероприятий перераспределялись на клубы как на организаторов мероприятий. Причем сделано это было, по сути, без уведомления РФС, лиг и самих клубов. То есть 24-го числа клубы уведомили, что с 25-го правила игры меняются. 

Что важно: часть функций, переложенная на клубы, не может выполняться без участия полиции. Например, осмотр болельщиков при входе на стадион. Стюарды не имеют право осуществлять досмотр самостоятельно – только в присутствии полиции. А полиция в своих письмах от этого отказывается. Или другой пример: задержание провинившихся болельщиков. Стюарды этого делать не могут. Ни физически, ни по закону. Это имеет право делать только полиция». 

То есть спустя три года после принятия поправок о том, что ответственность за безопасность на матчах несут клубы, а полиция почти не упоминается, президент лиги все равно обвинял полицию. 

Частично Соколов был прав: стюарды бесправны, а в закон заложена коллизия: с одной стороны, полиция не обязана присутствовать на стадионе или за ним, с другой – без нее стюарды не могут осмотреть зрителей. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Но по основным пунктам силовики разбомбили не только главу ПФЛ, но и весь российский футбол. Вот что ответили «Советскому спорту» в пресс-службе МВД, когда ведомство попросили прокомментировать нападки Соколова: 

«С 2014 года действуют поправки, внесенные в федеральный закон «О спорте». Введенные нормы, предусматривающие запрет на посещение спортивных мероприятий правонарушителями, списки которых публикуются на сайте МВД России, не работают. Система идентификации болельщиков, призванная не допустить хулиганов на стадионы, не внедрена.

Организаторы и собственники объектов спорта не заинтересованы в финансовых расходах, связанных с оборудованием стадионов техническими средствами, необходимыми для безопасности. Большинство спортивных сооружений не соответствуют современным стандартам безопасности.

Основным механизмом организаторов призван стать институт контролеров-распорядителей. Но, несмотря на изменения в законодательстве, программа подготовки контролеров-распорядителей разработана РФС только в марте текущего года. Причем на протяжении последних лет МВД заявляло о необходимости ее разработки и являлось инициатором этой деятельности.

В настоящее время на территории Российской Федерации подготовлено всего 1220 контролеров-распорядителей, отвечающих требованиям законодательства, хотя «Оренбург», «Зенит», московский «Спартак» и «Локомотив» успешно справляются с задачами в этой сфере. Не трудно понять, что такой численности для проведения спортивных мероприятий недостаточно».

Если коротко: в 2016-м МВД сообщило, что камеры, списки нарушителей и СКУДы не работали, стюардов не учили, ответственность – на организаторах, но они не хотят тратиться. 

После ЧМ-2018 ситуация все-таки стала лучше – помогли современные стадионы, о чем в апреле 2018-го напомнил Александр Мейтин: «Полиция ушла со стадионов, и от этого не стало хуже. Мы почувствовали свою ответственность и стали лучше работать. Если вернуться в историю вопроса, надо вспомнить 2001 год, когда зародилась РПЛ. На стадионах была абсолютная вакханалия. Всем заправляли силовики. Клубы были совершенно бесправны. На каждом матче мы видели в чаше стадиона и вокруг него несколько шеренг полиции. Теперь мы технически оснастили стадионы, по этому параметру они являются самыми современными в мире». 

Находиться на аренах в 2021-м действительно комфортнее, чем в нулевые. Правда, иногда улучшения для одних ущемляют других. Например, силовики стали злоупотреблять правом на бан: отлучали от футбола фанатов, которые ничего не нарушали, а с введением Fan ID, вероятно, закроют стадионы даже для тех, кого задерживали за протестные митинги или просто оппозиционные высказывания. 

Проблемы по-прежнему есть и с полицией. Она ушла со стадионов, но до сих пор властвует под трибунами и на прилегающей территории. 

РФС и клубы годами просят полицию уйти со стадионов, но силовики резко против

Когда-то РФС и РПЛ протолкнули закон, который хоть и был кривой, но выдворил силовиков с арен. Очень вероятно, что после кошмара на стадионе ЦСКА союз и лига захотят совсем убрать их из футбола, прописав это законодательно, и расширить полномочия стюардов.

Только для этого нужно снова поднять вопрос, а не просто сожалеть, что силовой беспредел негативно влияет на имидж российского футбола.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пять × 2 =