Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

Покупка «Спартака» «Лукойлом» – важнейшее событие в мире российского спортивного бизнеса. Длившаяся 18 лет эра Леонида Федуна в популярном клубе закончена. Тем не менее, официальный пресс-релиз о покупке, распространенный нефтяной компанией, оставляет ряд вопросов. Sports.ru попробовал разобраться. 

Все не вполне так. Нельзя ставить знак равенства между личными деньгами владельцев бизнеса и деньгами компании.

Федун и Алекперов как совладельцы «Лукойла» получают два раза в год выплаты с прибыли. И это зачастую колоссальные деньги: по данным Forbes, дивиденды Алекперова в 2021 году составили 66,7 млрд рублей (по нынешнему курсу). Кроме того, экс-владельцы «Спартака» получали от «Лукойла» вознаграждение за участие в жизни компании, но здесь деньги гораздо скромнее. Например, Леонид Федун как член совета директоров «Лукойла» и член комитета по стратегии, инвестициям, устойчивому развитию и климатической адаптации получил 8,8 млн рублей, плюс доплаты за собрания совета и различных конференций, инициированных совдиром.

Также Алекперов и Федун как топ-менеджеры компании, входящие в состав правления, получали зарплаты и премии. По итогам 2021 года 13 членов правления разделили между собой более 1,5 млрд рублей. В 2022-м Федун и Алекперов заявили об уходе с руководящих постов в компании и должны были получить компенсации в размере годовой зарплаты.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

И хотя Алекперов и Федун долгие годы были не просто владельцами «Лукойла», но и ее главными менеджерами, определяющими стратегию развития, закон устроен так, что они не могут в любой момент получить деньги компании путем продажи ей своего имущества. Для этого требуется одобрение совета директоров, куда входят не только сотрудники «Лукойл», но и независимые директора. Конечно, если речь идет о продаже достаточно крупного актива.

На юридическом языке подобные действия называются «сделками с заинтересованностью», а прописанные правила направлены на контроль ситуации, когда очевиден конфликт интересов. Проще говоря, чтобы топ-менеджеры или члены совета директоров не действовали в ущерб общим интересам.

Так как «Лукойл» является публичной компанией (то есть ее акции торгуются на бирже и совладельцем может стать любой, участвующий в торгах человек), то по закону обязан обнародовать информацию о любой сделке, подпадающей под критерии «сделок с заинтересованностью», включая финансовые аспекты.

Несмотря на все написанное выше, сумма сделки между «Лукойлом» и владельцами «Спартака» остается неизвестной. Это стало следствием реакции правительства России на западные санкции, введенные после начала военной спецоперации. 12 марта вышло постановление №351, согласно которому российские компании имеют право не раскрывать информацию, как раньше.

Заявленная цель постановления – защита компаний и их собственников и топ-менеджеров от возможных санкций.

«Лукойл» уже дважды воспользовался такой возможностью. 21 июня он засекретил состав нового совета директоров. И теперь, например, непонятно, сохранил ли там место Леонид Федун. Спустя неделю он оставил пост вице-президента «Лукойла» в связи с «достижением пенсионного возраста и семейными обстоятельствами». Однако отход от оперативного управления не означает автоматического сложения полномочий в органе, который занимается стратегическим планированием и не требует ежедневной вовлеченности в операционные процессы.

Второй раз компания воспользовалась режимом секретности в годовом отчете за 2021-й, указав, что не станет раскрывать детали совершенных сделок с заинтересованностью.  

То есть сумму сделки мы узнаем, только если ее участники захотят. По данным Metaratings, «Лукойл» заплатил 6 млрд рублей, из которых 5,3 млрд – за стадион и 700 миллионов рублей – за футбольный клуб.

Эти суммы проверить невозможно. Но справедливо то, что покупка стадиона и покупка футбольного клуба – это две разных сделки, каждая со своей стоимостью. Дело в том, что клуб и стадион – два разных юридических лица, пусть и со схожим составом акционеров.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

Юрлицо футбольного клуба – АО «Футбольный клуб Спартак Москва». Основной актив клуба – набор контрактов с игроками и сотрудниками. Контракты с игроками имеют трансферную оценку, и она отражена в финансовой отчетности клуба в разделе «внеоборотные активы» в 5,1 млрд рублей по итогам 2021 года. Это почти соответствует оценке состава «Спартака» на transfermarkt – 74,5 млн евро (примерно 4,5 млрд рублей).

Однако определять реальную стоимость клуба на основании рыночной оценки состава команды (как однажды сделал на ток-шоу «Есть тема» Антон Анисимов) совершенно неправильно. Футбольный клуб, прежде всего, коммерческое предприятие, и его стоимость определяется возможностью приносить прибыль собственнику.

С точки зрения бизнеса «Спартак» – убыточный актив. Несмотря на то, что Федун, по его словам, вместе с Алекперов ежегодно тратил на клуб 6-7 млрд рублей собственных денег, большинство сезонов клуб завершил в финансовом минусе. Исключениями стали лишь сезоны, когда «Спартак» играл в Лиге чемпионов и получал солидные премиальные от УЕФА. Например, в 2017-м они составили 19,9 млн евро (около 1,3 млрд рублей). Теперь этот источник финансирования закрыт для российских клубов на неопределенное время. Как и возможность получить деньги от рекламных контрактов с крупными международными компаниями, многие из которых заявили об уходе из России.

Так что владение «Спартаком» в нынешних условиях практически гарантирует убытки собственнику.

Совсем другое дело стадион. «Открытие банк Арена» обошлась Федуну в 14,5 млрд рублей и сейчас работает в плюс. По данным финансовой отчетности РФС, матчдэй доходы «Спартака» в 2021 году составили 1,1 млрд рублей, при расходах на содержание объектов недвижимости в 414 млн рублей.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

Но при оценке справедливой стоимости надо понимать, что стадион – это не квартира, чья стоимость с момента постройки будет расти вместе с рынком. Хотя бы потому, что рынка торговли спортивными сооружениями просто не существует. Стадион, если только это не социальный объект, – инструмент для получения прибыли, и его стоимость определяется по размерам этой прибыли и сроков окупаемости для инвестора.

Здесь логично использовать сравнение с инвестицией в коммерческую недвижимость, когда компания покупает торговый центр, склад, офисный центр, а затем сдает площади в аренду, получая прибыль. Как принято считать, классический срок окупаемости вложений в коммерческую недвижимость в крупных городах 8-10 лет. По грубым подсчетам (умножаем прибыль на принятый срок окупаемости), исходя из ежегодного плюса стадиона в 600-700 миллионов, выходит, что справедливая рыночная стоимость «Открытие банк Арена» находится в вилке от 4,8 млрд до 7 млрд рублей.

Так что цифры, приведенные Metaratings, похожи на правду.

Здесь тоже нет 100% определенности, однако по косвенным признакам можно предположить, что эти объекты остались у Федуна. Все объекты недвижимости (договор о долгосрочной аренде земельных участков и объектов на них построенных) принадлежали компании «Специализированный застройщик Стадион Спартак». Академия «Спартака» в Сокольниках принадлежала АО «Сокольники», учредителями которого также были Федун и Алекперов.

В сообщении «Лукойла» о покупке стадиона отдельно упоминалось, что «будут созданы условия для перевода Академии им. Федора Черенкова в Тушино».

Это может означать, что у Федуна и Алекперова останется участок земли в Сокольниках, где академия располагается сейчас и который они смогут или продать, или застроить коммерческими объектами. Тем более что в декабре 2021 года «Ведомости» со ссылкой на консультантов в области недвижимости писали, что Федун выставил участок в Сокольниках на продажу. По оценке экспертов, за 19,5 га земли с зданиями академии Федун может выручить 6 млрд рублей.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

Покупатель, если такой найдется, получит возможность построить вместо академии жилой квартал с квартирами общей площадью до 500 тысяч квадратных метров, которые можно будет продать за 90-120 млрд рублей, вложив около 50 млрд.  

Еще одна часть сделки – «Лукойл» профинансирует строительство универсального спортивного зала и гостиницы рядом со стадионом в Тушино. Но, как следует из релиза, распространенного компанией «СЗ Стадион Спартак», компания Федуна и Алекперова сохранит контроль над этими объектами, изначально входившими в план освоения Тушинского аэродрома.

«Гостиница будет открыта как для участников и зрителей спортивных и культурных мероприятий стадиона «Открытие Банк Аренда», региональных сотрудников бизнес-парка «Ростех-Сити», так и для профессиональных спортсменов, участвующих в футбольных чемпионатах, международных теннисных, танцевальных и других турнирах», – прокомментировал договоренности гендиректор компании Андрей Федун.

Нет, «Лукойл» в настоящее время абсолютно частная компания. Хотя, конечно, без государства в ее истории тоже не обошлось. Инициатором создания «Лукойла» в 1991 году был сорокалетний замминистра нефтегазовой промышленности СССР Вагит Алекперов. Перед тем, как стать чиновником правительства, Алекперов работал нефтяником на разных предприятиях Союза, пройдя путь от обычного оператора нефтедобычи до генерального директора объединения «Когалымнефтегаз» в Ханты-Мансийском округе.

Кстати там, в Когалыме, судьба свела его с нынешним мэром Москвы Сергеем Собяниным, который с 1984 по 1991 год работал в администрации города, возникшего вокруг предприятия нефтяников. Получив назначение в Москву, Алекперов предложил воспользоваться западным опытом (за образец была взята британская British Petrolium) и объединить несколько предприятий отрасли в единую вертикально-интегрированную компанию, в которой были бы и своя нефтедобыча, и своя нефтепереработка, и собственная сеть сбыта через АЗС.

Идею поддержали – так на свет появилась компания «Лангепасурайкогалымнефть», объединившая крупнейшие в СССР месторождения Лангепас, Урай и Когалым и несколько нефтеперерабатывающих заводов. Труднопроизносимое название компании вскоре сократили, оставив в новом только первые буквы трех основных месторождений и добавив понятное везде слово Oil – получилось «Лукойл». Алекперов стал первым генеральным директором нового концерна.  

Изначально «Лукойл» был полностью государственным, но с годами доля государства размывалась. С началом приватизации она закрепилась на уровне 41%, а большинство акций реализовали на чековом аукционе. Постепенно процент акций государства уменьшался – часть доли была реализована на чековом аукционе, часть размыта в ходе выпуска дополнительных акций, выкупленных топ-менеджерами.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

В итоге последний пакет акций государства в «Лукойле» (около 7%) купила в 2004 году американская нефтяная компания ConocoPhillips за 2 млрд долларов.

Кто сейчас владеет крупнейшими пакетами акций «Лукойла», сказать сложно. В конце 2021 года Алекперов и Федун действительно были крупнейшими акционерами. Размещая европейское облигации, «Лукойл» в октябре 2021 года сообщал, что Алекперову принадлежит 28,33% компании, а Федуну – 9,32%. Обладание такими долями «Лукойла» и делало их долларовыми мультимиллиардерами.

Однако спустя полгода, когда стало известно об отставке Алекперова со всех постов, компания сообщила, что доля основателя «Лукойла» уменьшилась до 3,12% голосующих акций плюс еще 5,43% акций без права голоса, которые принадлежат Алекперову через семейные трасты или паевые инвестиционные фонды. Как изменилась доля Леонида Федуна, не уточнялось.

Куда Алекперов дел 20% акций компании, понять невозможно. Информация по сделкам с заинтересованностью в России теперь засекречена. 

У «Лукойла», как и у практически любой крупной компании в России, есть социальные проекты, которые компания презентует как «вклад в развитие общества». Часть из них – спортивные. Точные суммы затрат «Лукойла» конкретно на спорт оценить сложно. На все свои социальные проекты компания тратит 6-7 млрд рублей в год.

Самый успешный по достигнутым результатам пример сотрудничества «Лукойла» со спортсменами – спонсирование Федерации лыжных гонок России. Благодаря этому и появились разговоры о вхождении в совет директоров «Спартака» главы Федерации Елены Вяльбе.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

Также «Лукойл» спонсирует одну из старейших российских киберспортивных команд Forze, гандбольное «Динамо» из Астрахани и самый титулованный клуб отечественного водного поло «Спартак» (Волгоград). В 2020-м году писали, что «Лукойл» может спонсировать вернувшийся в РПЛ «Ротор», однако этого не случилось.

Подобные слухи появились не на пустом месте – «Лукойл» поддерживает спортивные проекты в городах, где находятся его предприятия. А в Волгограде у него как раз есть НПЗ. В Сибири компания строит спортивные залы и теннисные корты. Есть даже спортивные проекты за рубежом. Например в Италии, где находится нефтеперерабатывающий завод «Лукойла», компания помогает мини-футбольному клубу «Августа» и футбольному «Приоло Гаргало» из региональной лиги Сицилии.

В Турции, где у «Лукойла» крупная сеть АЗС(более 500 точек), компания проводила крупный международный детский турнир по футболу, а также заключила договор с крупнейшими турецкими футбольными клубами – «Галатасараем», «Фенербахче», «Бешикташем» и «Трабзонспором», по которому болельщики клубов получили скидки 4% на заправках «Лукойл», 2% от платежа шло непосредственно клубам.   

Если бы не политическая ситуация, то можно было бы сказать, что «Лукойл» переживает лучший период в 30-летней истории. Выручка в 2021 году выросла до рекордных 9,435 трлн рублей. Это второй показатель в России. Больше только у «Газпрома» – 10,241 трлн рублей. А вот у госкомпании «Роснефть» этот показатель меньше – 8,761 трлн рублей. Чистая прибыль, относящаяся к акционерам «Лукойл», по итогам года составила 773 млрд рублей.

Правда, летом собрание акционеров  оставило нераспределенной чистую прибыль в размере 400 млрд рублей. Аналитики связывали это с выведением значительной часть дивидендов из России в прежние годы. Дело в том, что в этом году правительство запретило выплаты акционерам из списка недружественных стран, и компания оставила деньги, пока ситуация не разрешится.

Первая половина 2022 года оказалась для «Лукойла» еще лучше – 1 августа компания отчиталась о росте всех ключевых финансовых показателей: выручки (почти в два раза), прибыли (в 3,7 раза). Но это не рассеяло тревогу, ведь для «Лукойла» существуют очевидные риски, так как существенная часть бизнеса компании за рубежом.

Рассмотрим как устроен бизнес «Лукойла».

У компании есть добывающие мощности в восьми странах мира, однако основной объем углеводородов она добывает в России, главным образом в Западной Сибири. Из них 76% приходится на нефть, 24% — на газ. Крупнейший из зарубежных проектов – газовое месторождение в Узбекистане. Оно обеспечивает почти половину иностранной добычи компании.

Покупка «Спартака» – не перекладывание денег из кармана в карман? Что будет с академией? А с самим «Лукойлом»? Главные вопросы по сделке

По объему добычи нефти частный «Лукойл» существенно уступает государственной «Роснефти» (15% против 40% от всей нефтедобычи в России), но при этом бизнес «Лукойла» существенно рентабельнее. 

Принципы вертикально-интегрированной корпорации, заложенные 30 лет назад, действуют и сейчас: значительная часть добытой «Лукойлом» нефти отправляется на собственные нефтеперерабатывающие заводы – 4 в России и 3 в Европе (в Болгарии, Румынии и Италии). Нефтепродукты стоят дороже сырой нефти и прибыль от их реализации больше.    

Часть бензина и дизеля реализуется через собственную сеть АЗС – у компании около 5,5 тысяч заправок в 19 странах мира.

Именно большая связь с международным рынком и есть главный риск для «Лукойла» сейчас. Компания пока избежала международных санкций, в списки Великобритании и Австралии попал только Вагит Алекперов, что, как принято считать, и предопределило его отставку со всех постов в компании. Его партнер Леонид Федун под санкции не попал. Однако в 2017-м в санкционном списке США оказалась его инвестиционная компания «ИФД Капитал» за то, что в 2015-м купила и достроила отель Riviera Sunrise Resort & Spa в крымской Алуште. «ИФД Капитал» на тот момент был одним из спонсоров «Спартака», сейчас в списке партнеров клуба отсутствует.

Экспорт энергоресурсов обеспечивает около 85% всей выручки «Лукойла», и если власти Евросоюза запретят покупать российскую нефть, потери бизнеса неизбежны. Например, в мае сообщалось, что может приостановить работу нефтеперерабатывающий завод на Сицилии, обеспечивающий производство около 15% топлива в Италии. Без работы в этом случае остались бы до 5 тысяч местных рабочих.

Главным покупателем продукции «Лукойла» (около 50% выручки) является швейцарская Litasco – это дочерняя структура самого «Лукойла», его главный трейдер. Если она попадет под санкции, придется искать другие схемы сбыта.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

15 + 4 =