«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Я один из тех, кто долго защищал проект Ральфа Рангника в «Локомотиве». Главная мотивация – за этим было чертовски интересно следить. Это не слепая защита: у меня не было никакой уверенности, что идея заработает, плюс сильно не хватало четких разъяснений действий и возникали сомнения в уровне мотивации немцев в РПЛ.

Рангник отказывался брать на себя ответственность за увольнение Марко Николича и небрежно общался с журналистами (без конкретики и уточнения, как именно в России заработает любимая мантра: «‎Надо покупать молодых, надо давать им игровое время, тогда их стоимость будет расти»). Уходя в «Краснодар», Гжегож Крыховяк обвинял немецких боссов проекта во лжи. Клуб, в свою очередь, на ровном месте организовал драму вокруг должности Ральфа – долго не могли прояснить, работает он директором по спортивному развитию или внештатно консультирует. 

Без сомнений, воплощать проект можно было значительно лучше. Иногда даже казалось, что дело в банальном пофигизме. А может, и не казалось, учитывая, как Ральф ухватился за возможность временно тренировать «МЮ» (не его любимая работа и совсем не подходивший его стилю состав), а Ларс Корнетка, оставаясь сотрудником «Локо», проводил рабочее время на телефоне с Рангником, обсуждая проблемы «Юнайтед». The Athletic писал, что, помимо прочего, он помогал Ральфу с анализом матчей в прямом эфире – при том что весной игры «Локо» и «МЮ» пересекались три раза. 

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Итоговое впечатление: Рангника и его команду Россия всерьез не интересовала (результаты тут не влияют на репутацию, а заработать можно), но комплект их услуг настолько лучше среднестатистического проекта РПЛ, что даже при всех ограничениях могло сработать. Дополнительной сложностью стало приглашение игроков нужного профиля в Россию – они ехали, но ниже классом, чем в европейский клуб с аналогичными ресурсами. Но даже такие иностранцы могли расти при попадании в нужный игровой стиль (а подбирать футболистов под стиль люди Ральфа умеют). 

На старте проекта аргументы были в обе стороны. Я просто с интересом следил за динамикой. Полгода назад самым страшным сценарием казалось схлопывание немецкой стратегии на фоне нехватки стартовых результатов. Психанули, нашли козла отпущения, тут же перезапустились – как это, увы, часто бывает в РПЛ.

Курс Рангника – с четкой философией игры и трансферными планами – в принципе предполагает болезненные изменения на старте и может сработать только в долгосрочной перспективе. И успешные сценарии, и провальные запускаются одинаково тяжело. Самое глупое, что можно придумать – сделать стартовый шаг, но переобуться, потому что в первый сезон результаты вдруг стали хуже. 

Продолжить работать с Марко Николичем вообще без Рангника и ко было бы уместно и логично, но слегка скучно. План Рангника – тоже уместный, в меру логичный и безумно интригующий. А вот начало пути Рангника и отказ от него через полгода-год – страшный провал. 

В нормальных условиях лидерство по интенсивности прессинга (PPDA) и спад в таблице были бы эталонным итогом переходного сезона из учебника Ральфа. Уже прослеживается стиль, футбол будет улучшаться на фоне знакомства команды с принципами и приглашения игроков под них. Но это в нормальных условиях. 

24 февраля прилетел черный лебедь. Условия кардинально изменились. Россия исключена из еврокубков, которые в работающем сценарии служили бы основной предпродажной витриной. Маркус Гиздоль – стилистически правильный, но посредственный тренер – покинул страну, даже не попрощавшись с командой. 

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Покупать игроков из Европы стало в разы труднее, при том что в первый год проекта все легионеры приезжали в «Локо» именно оттуда (вероятно, этот рынок люди Рангника знают лучше). И без того трудно реализуемая модель вмиг стала невозможной. Потенциал новой стратегии «Локомотива» изначально сковывал проигрыш в конкуренции европейским клубам (рынок для условного «РБ Лейпциг» и «Локо» не равен), а сейчас потенциальная зона поиска радикально сократилась, в ключевых странах – практически свелась к нулю.

Выстраивать нужный футбол с опорой на российских игроков – сомнительная идея. Стиль предполагает агрессивный зонный прессинг и сверхкомпактность. Эти вещи стали базовыми в Германии – после революции с Ральфом в роли одного из вдохновителей их стали объяснять в академиях, а тренеры из академий все чаще получают шансы в Бундеслиге. 

В России иначе обучают. Даже сильным футболистам, в отличие от среднестатистических европейцев, не растолковывают, что такое cover shadow (прием для давления на двух соперников усилиями одного своего игрока – одного прессингует, а на другого перекрывает линию паса). Обучать азам многих придется уже в клубе. А кто этим будет заниматься? Ведь и тренеры в России отстают от многих европейских коллег методически и философски. Круг поиска сузился. Уровень лучшего тренера, который работает в нужном стиле и которого при этом может подписать «Локомотив», сильно упал.

Предполагалось, что Гиздоль будет сносным переходным тренером в ожидании лучшего доступного варианта на рынке. Он и правда оказался переходным, но в другом направлении – к своему ассистенту Марвину Компперу, которого из-за нехватки лицензии приходится прикрывать другими именами.

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Что подводит нас к важнейшему для осмысления ситуации в «Локо» понятию.

В 2002 году Даниэль Канеман получил Нобелевскую премию за применение достижений психологии в экономике. Именно из его работ выросло направление поведенческой экономики, где есть термин «неприятие потери» (loss aversion). Допустим, перед вами выбор между потерей 3 тысяч долларов со 100% вероятностью и 4 тысяч, но с 80%. Среди вариантов есть математически более выгодный – первый. Грубо говоря, выбирая 10 раз подряд первый вариант, теряешь 30 тысяч (3*10); выбирая 10 раз подряд второй, теряешь 32 тысячи (4*8). 

Парадокс (когнитивное искажение) в том, что большинство людей по иррациональным причинам выбирают перспективу потерять 4 тысячи, цепляясь за шаткую надежду из-за 80-процентной вероятности. Более того, даже если ухудшать условия (например, 3 тысячи со 100% против 6 тысяч с 80%), все равно прослеживается склонность к заведомо невыгодному варианту, если он дарит надежду.

По сути, «loss aversion» – просто научное описание принципа, который лежит в основе работы любого казино. Возможно, более близкий к ситуации «Локо» пример – начинающие инвесторы, которые приходят на рынок ценных бумаг с принципом «Никогда не продавать дешевле, чем купил». Они держатся за них, даже если появилась новая информация и нет никаких предпосылок к возвращению на уровень цены покупки. Выбирая между принятием потерь и еще большими потерями, они ставят на второе, даже имея полную информацию о состоянии и перспективах рынка. Иррациональный выбор, который основан лишь на «неприятии потерь».

В начале лета «Локомотив» находился на схожей развилке. Отказ от проекта Рангника означал бы потери – денежные (за последние два окна потрачено больше 40 млн евро) и репутационные. Продолжение проекта в текущих условиях – это еще большие потери, но с мизерной вероятностью довести его до конца (должно сойтись абсолютно все: Россия снова в еврокубках + возвращение старого отношения европейцев к переходам в РПЛ – и даже в таких условиях придется полагаться на отсутствие управленческих ошибок у менеджеров «Локо», хотя раньше их хватало). Пожалуй, тут даже не 20% надежды под большие риски (как в примере), а меньше 1%.

На прошлой неделе клуб назначил формальным тренером Йозефа Циннбауэра, в очередной раз прокричав миру: «Мы все еще идем путем Рангника. Даже если речь о простом назначении тренера под лицензию, мы все равно идем этим путем».

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Увы, на практике сейчас это уже имитация пути. 

Летом 2021-го вопрос был таким: способна ли модель Рангника работать в российских реалиях? Теперь вопрос формулируется совсем иначе: способно ли понимание Томасом Цорном модели Рангника работать в условиях изоляции российского футбола? В первом случае споры были уместны, проверка опытным путем интриговала. Во втором случае переменные поменялись слишком сильно. Для меня ответ очевиден. 

Упорство и верность принципам – отличные качества, даже если в конкретном случае не дают результата. А вот упрямство и иррациональные предрассудки не вызывают никаких симпатий. Иногда грань очень тонкая, но это не случай «Локо». 

«Локо» продолжает имитировать проект Рангника. Из интересного он стал иррациональным

Тут все всё понимают. Но предпочитают имитацию.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

1 × 1 =