Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

С 24 февраля чемпионат России стал гораздо скуднее. ФИФА разрешила легионерам уезжать в другие чемпионаты даже вне трансферного окна: иностранцы могут сами приостановливать контракты, но с 30 июня должны вернуться в Россию.

Разбираемся, куда и почему уезжают легионеры, покидают ли российские лиги местные футболисты и что происходит с нашими в европейских лигах.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

«ФИФА не автор этой идеи, – объясняет причины введения нового правила гендиректор профсоюза футболистов Александр Зотов в интервью Sports.ru. – Это предложили в FIFPro (всемирный профсоюз футболистов) и стали давить на федерацию. Более того, они требовали, чтобы легионеры могли не приостанавливать, а разрывать контракты с клубами чемпионатов Украины и России.

Если на Украине это было продиктовано небезопасной обстановкой для футболистов, почему такое решение было принято в отношении России никто так и не обосновал. ФИФА лишь частично приняла это предложение и разрешила легионерам приостанавливать контракты до 30 июня. FIFPro заявила, что это половинчатое решение.

Хотя и в этом решении нет вообще никакой легитимности. Ни в одном регламенте вы не найдете такого положения. Это впервые в истории. Да и смысла особого, кроме популизма, в этом нет. Я не слышал ни одной истории, чтобы руководители клубов в России препятствовали отъезду игроков (даже до правила ФИФА). Около половины игроков не приостановила, как было разрешено, а расторгла контракты с клубами по обоюдному согласию без какой-либо компенсации».

За два месяца из РПЛ уехал 31 легионер, из ФНЛ – пятеро, из ФНЛ-2 – трое. На графике футболисты, которые разорвали контракты с клубами или приостановили по правилу ФИФА и закончат сезон в другой команде.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Помимо них некоторые легионеры покинули Россию, но так и не присоединились к другим командам и до сих пор числятся в клубах РПЛ.

Например, Кристиан Рамирес, Джон Кордоба, Эрик Бутхейм и Кайо приостановили контракты с «Краснодаром», но так и не подписались с другими клубами, в таком же положении Денис Кулаков («Урал)», Иван Ордец («Динамо») и Сильвие Бегич («Рубин»). Их все еще ждут в командах, но после стабилизации международной обстановки.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

​​Больше всех от вынужденной миграции легионеров пострадал «Краснодар», потерявший сразу девять легионеров. Пятеро уехали в другие лиги, четверо – просто приостановили контракты до лета.

Правда, в клубе уже отыскали слабое утешение: в основу подтянули нигерийских нападающих Олусегуна и Окоронкво из «Краснодара-2» (оба в аренде из болгарского «Ботева», который принадлежит российскому владельцу Антону Зингаревичу).

Значительно пострадали «Ростов» и «Рубин», лишившиеся по шесть игроков. У «Ростова» остался только один иностранец – Али Соу (армянин Байрамян и белорус Селява не считаются легионерами).

У «Рубина» не уехали тунисец Монтассар Тальби и датчанин Оливер Абильгор (а еще белорус Лисакович, который не считается легионером).

В РПЛ не пострадали только ЦСКА и «Сочи». Эти клубы вообще никого не потеряли после 24 февраля.

Вот главное, что случилось на трансферном рынке вне плана из-за ситуации на территории Украины.

Реми Кабелла из «Краснодара» вернулся в «Монпелье», где запускал карьеру (12-е место Лиги 1).

Гжегож Крыховяк забивает за «АЕК» в чемпионате Греции – и бьется там за Лигу конференций.

Филипп Уремович выходит с «Шеффилдом» в плей-офф Чемпионшипа.

Понтус Альмквист готовится к плей-офф за еврокубки с «Утрехтом».

Виктор Классон и Андерс Дрейер рубятся за победу в чемпионате Дании. Швед – за лидирующий «Копенгаген», а датчанин преследует с «Мидтьюланндом».

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Главным направлением для легионеров стала Швеция. Здесь все просто: 5 из 7 новичков этой лиги – как раз и есть шведы. Остальные тесно связаны со Скандинавией.

Норвежец Ольсен Ларсен из «Нижнего» (225 минут в РПЛ) до России играл в чемпионате Норвегии. Черногорец Хакшабанович перешел в «Рубин» из шведского «Юргордена», да и вообще родился в Швеции и выступал за все юношеские сборные. 

«Мальме» (действующий чемпион) – Хаджикадунич

«АИК» (2-е место сезона-2021) – Ларссон, Бьорнстрем

«Юргорден» (3-е место)– Хакшабанович

«Норчеппинг» (7-е место) – Дагерстоль

«Хэкен» (12-е место) – Ларсен

«Хельсинборг» (поднялся из второй лиги) – Гигович

Кстати, это не все знакомые лица из чемпионата Швеции. Второй вратарь «Юргордена» – воспитанник «Зенита» Александр Васютин, Филипп Рогич из «Сириуса» на год заезжал в «Оренбург», а Маркуса Берга из «Гетеборга» вы точно помните по «Краснодару».

Правда, не все шведы из РПЛ вернулись домой. Классон из «Краснодара» выбрал лидера чемпионата Дании «Копенгаген», Альмквист из «Ростова» – середняка Эредивизи «Утрехт», а Сабович из «Химок» вообще остался в России.

Другая причина выбирать чемпионат Швеции – удобство календаря. В Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии, Грузии, Беларуси, Латвии, Эстонии, Литве, Казахстане, Ирландии и на Фарерах играют по системе весна-осень. Там чемпионаты стартовали в начале апреля (в Латвии, Литве, Эстонии и на Фарерах – в начале марта, в Грузии – в конце февраля), так что удалось подключиться к команде еще до начала сезона, а не вклиниваться по ходу.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Похожая ситуация с чемпионатом Бразилии, туда перед началом сезона возвращаются футболисты, которые там уже играли: бразильцы Айртон, Пабло, Вандерсон и парагваец Хуниор Алонсо (перешел в «Краснодар» из бразильского «Атлетико-Минейро», так и не сыграл ни одного официального матча в России).

В Бразилии тоже значительная диаспора бывших игроков РПЛ. Мурило – в «Палмейрасе», Витиньо вместе с Айртоном и Пабло ­– во «Фламенго» (там еще Давид Луиз, Филипе Луис, Исла, 37-летний Диего и Габигол), Хуниор Алонсо и Халк – в «Атлетико-Минейро», Ригони – за «Сан-Паулу».

Нередко в Бразилию уезжают и из чемпионата Украины. Майкон и Жуниор Мораес из «Шахтера» сейчас в «Коринтиансе». Рядом с ними ­– Жо (тот самый, из ЦСКА), Жулиано, Виллиан, Паулиньо и Ренато Аугусто.

Алан Патрик и Витао из «Шахтера» – в «Интернасьонале». Там же Тайсон (уехал из Украины год назад), Уэсли из «Астон Виллы» и Вандерсон из «Краснодара».

Дентиньо из «Шахтера» и Матеус Пейшото из «Металлиста» – в «Сеаре».

Педро Роша из «Спартака», Марлос из «Шахтера» и Витиньо из киевского «Динамо» сейчас играют за «Атлетико Паранаэнсе». 

Любопытная история в Казахстане. После 24 февраля туда уехали легионеры московского «Кайрата» из ФНЛ-2. Все вернулись в алма-атинский «Кайрат».

Но это не главная экзотика. Главная – трансфер украинца Дмитрия Литвина. Центральный защитник «СКА-Хабаровска» уехал в лучшую команду Фарерских островов «КИ Клаксвик» и забил в первом же матче.

В основном в Польше оказываются футболисты из СНГ, которые первую часть сезона провели в аренде.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Так случилось у белоруса Александра Павловца. Он принадлежит «Ростову», но сыграл всего пять матчей в концовке прошлого сезона. Осень-2021 он провел в украинском «Колосе», а весну-2022 начинает в польской «Варте». То же самое с Ильей Шкуриным: он начинал сезон в киевском «Динамо» (даже выходил в ЛЧ против «Баварии» и «Бенфики»), а теперь не попадает в состав польского «Ракува».

Похожая ситуация у Луки Гагнидзе. Грузин принадлежит «Динамо», но в конце первой части сезона стал важным человеком в аренде в «Урале». Весной Гагнидзе уже не играл ни в РПЛ, ни в Польше – пока остается на скамейке «Ракува».

Шкурин еще в ноябре 2021-го не стал отвечать на вопрос о возвращении в Россию и переживал из-за белорусской армии:

«Да, я получал повестки. Даже ко мне домой приходили, – говорил Шкурин в интервью rp.pl. – Я не против армии, но не хочу служить с учетом нынешней ситуации в Беларуси. Точно не сейчас. Теоретически [российские власти могут выдать игрока Беларуси после возвращения в Москву]. Я не знаю, чем все кончится. Произойти может все что угодно».

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Гагнидзе, вероятно, уехал из России из-за политического давления. По крайней мере, об этом говорил президент «Урала» Григорий Иванов в интервью Sport24. 

«Вот еще чего не понимаю – ФИФА, УЕФА, грузинская федерация футбола говорят им уезжать, – возмущался Иванов. – Ну, уехали они – и просто-напросто остались без зарплаты. Почему эти федерации не думают о людях? Парни приехали играть в футбол, зачем надо было принимать такой закон?»

Еще из российских клубов уехали арендованные Ламкель Зе, Бруну Виана (оба – «Химки») и Вико Севель из «Акрона». Динамичнее всего ситуация развивалась в «Химках». Еще 8 марта клуб убеждал, что никто из легионеров не уедет, а 19 марта в клубе не понимали, как так получилось, и видели влияние агентов.

«Для нас причины отъезда остаются загадкой, – говорил член наблюдательного совета «Химок» Роман Терюшков утром 19 марта. – В большей степени здесь вопрос не к игрокам, а к агентам, которые взбаламутили их. Зе не хотел уходить, здесь в большей степени, наверное, сыграли роль его европейские агенты, которые еще раз решили заработать при той возможности, которую им дали ФИФА и УЕФА».

Еще жестче высказывался главный тренер Сергей Юран:

«Да, есть большие проблемы, связанные с отъездом иностранцев и отсутствием ключевых футболистов, – сказал Юран 19 марта. – Мы оказались в сложной ситуации, потому что мы не «Зенит», «Спартак» или ЦСКА. У нас нет большой скамейки. Сейчас у нас практически сломан хребет».

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Правда, уже вечером 19 марта оказалось, что ничего страшного не случилось. По крайней мере, по версии Романа Терюшкова:

«Мы потеряли ряд ключевых игроков – Виану, Ламкеля Зе, Дагерстоля. Но ничего страшного, будем опираться на наших молодых игроков, как мы и хотели, – убеждал Терюшков. – Легионеры вредят нашему футболу. Нас ставит в такое положение ФИФА не один месяц и не один год. Мы же понимаем, что это политика, которая не имеет никакого отношения к спорту».

Некоторые легионеры РПЛ и ФНЛ разорвали контракты с клубами в России, но пока не подписали новых. Такая ситуация у Ярослава Ракицкого. Защитник ушел из «Зенита», поддерживал форму с «Металлистом» и участвует в благотворительном туре с «Шахтером». 

Без контракта сейчас Ярослав Годзюр (бывший вратарь «Урала» с украинским и российским гражданством), Джемал Табидзе (грузинский защитник «Уфы» не играл из-за травмы с 16 мая 2021-го), Тиагу Родригеш (четыре матча за «Уфу»), Сильвестр Игбун (начинал сезон в «Динамо», с февраля – в «Нижнем», с марта – без клуба), украинец Кравчук из «Торпедо» и сенегалец Диалло из «Оренбурга».

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Вы вряд ли заметили, но российские футболисты тоже меняли клубы. Правда, их переходы даже после 24 февраля не всегда связаны с политикой. Просто трансферные окна в Азии закрываются позже российских, а некоторые игроки расторгли контракты с нашими командами еще до начала февраля.

В первой части сезона Руслан Камболов выходил на замену в тульском «Арсенале», но еще 14 января с ним (а еще с Александру Тудорие и Александром Денисовым) расторгли контракт. С 28 февраля Руслан играет в Казахстане.

Никита Чичерин усилил «Истиклол», супергранд таджикского футбола (восемь чемпионств подряд) 27 февраля. До этого он не проходил в состав «Нефтехимика» из ФНЛ.

Почти все россияне, покинувшие РПЛ, ФНЛ и ФНЛ-2, улетели недалеко:

: Османов («КАМАЗ»), Тарасенко («Балтика БФУ»), Белов («Черноморец»), Трифонов («Авангард»), Макаров («Челябинск»).

: Камболов («Арсенал»), Плетнев («Динамо» Санкт-Петербург), Крачковский (ЦСКА-2, из аренды в «Кайрат» Москва), Ульянов («Кайрат» Москва), Букия («Энергия-Луки»),

: Чичерин («Нефтехимик»), Цканян («Динамо» Ставрополь), Доронин («Чита»)

: Нусуев («Кубань», из аренды в «Знамя Труда»), Симдянкин («Зенит-2»)

: Кормишин («Динамо» Санкт-Петербург), Логинов («Красава»)

: Аскеров («Балтика БФУ»), Ефимов («Торпедо» Миасс)

: Губин («Лада»).

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

«В основном, это молодые ребята, которые ищут возможность играть в лигах более высокого уровня, – объясняет гендиректор профсоюза футболистов Александр Зотов. – Понятно, что в высших лигах этих чемпионатов уровень как минимум не хуже, чем в ФНЛ-2. Не связывал бы эти отъезды с политической ситуацией. Думаю, здесь все связано с возможностью попробовать себя в чемпионате другой страны, качеством лиг и чуть более высокими финансовыми условиями. В большинстве случаев зарплаты в клубах ФНЛ-2 совсем невысокие даже по меркам работников других профессий».

Интересно, что главное направление для миграции – чемпионат Крыма, хотя клубам из Премьер-лиги Крымского футбольного союза запрещено участвовать в турнирах под эгидой РФС, это отдельный турнир.

Сюда и раньше приезжали из ФНЛ-2, но зимой-2022 миграция особенно активная – сразу пять игроков. Возможно, это связано с публичным обсуждением вступления крымских клубов в российские лиги.

Об этом говорили депутаты Госдумы Николай Валуев и Роман Терюшков, глава Крымского футбольного союза и гендиректор «Севастополя», действующего чемпиона Крыма.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

«Там достаточно приличный чемпионат по уровню, – говорит Зотов. – Да, он фактически выкинут из футбольной жизни, но внутри ребята продолжают играть, тренеры нормальные, условия по инфраструктуре вполне приличные, в том числе из-за климата. Разговор о клубах из Крыма идет с 2014 года. Но одного желания депутатов или Крымской федерации и клубов мало. Это решение должно быть одобрено ФИФА и УЕФА. К нам обращались футболисты из крымских клубов по различным вопросам. Но получается так, что они вне нашей юрисдикции и не могут обращаться в Палату по разрешению споров РФС. Все свои вопросы они должны решать через УЕФА. Конечно было бы здорово, если бы крымские клубы играли в российском чемпионате».

После 24 февраля Егор Макаров перешел из «Челябинска» в «Океан» Керчь, Дмитрий Белов из «Черноморца» в «Алустон-ЮБК» из Алушты, Максим Тарасенко из «Балтики БФУ» в «Кызылташ» из Бахчисарая, а Борис Трифонов из курского «Авангарда» и Редван Османов из «КАМАЗа» – в «Севастополь».

Причем только один из новичков КПЛ был раньше связан с Крымом. Редван Османов до 2020-uj играл в Первой лиге чемпионата Украины и чемпионате Крыма, пока не перешел в «КАМАЗ». А теперь вернулся.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Есть и обратные примеры – когда после 24 февраля российский игрок покинул европейскую команду и остался без клуба. Дело в том, что наши футболисты из Европы не могут просто так вернуться в Россию посреди трансферного окна. Правила ФИФА и УЕФА распространяются на легионеров, уезжающих из России, но не на россиян, уезжающих из других стран.

«Когда ФИФА принимала временные правила для легионеров и разрешила приостанавливать контракты с российскими или украинскими клубами, они не подумали о российских футболистах, играющих в других странах, которых обстоятельства вынудили вернуться на родину, – продолжает Зотов. – Мы обратились в РФС с предложением разрешить заявлять их хотя бы на уровне ФНЛ или ФНЛ-2 и подготовили правки в регламент, но в итоге нам, к сожалению, отказали. Объяснили, что осталось слишком мало времени до конца чемпионата».

Поэтому некоторые российские футболисты оказались в подвешенном состоянии. Они расторгли контракты с клубами в Европе, но пока не могут играть в России.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Так получилось у Ильи Жигулева и Евгения Башкирова из польского «Заглембе». Башкиров из-за травмы не играл с сентября, а 13 апреля расторг контракт по соглашению сторон. Жигулев выходил на поля до 18 февраля, потом оказался вне заявки, и 20 апреля с ним расторгли контракт.

Жигулев объяснял, что не чувствовал негатива со стороны болельщиков, хотя читал о случаях дискриминации в крупных городах Польши.

«Клуб «Заглембе» – политический, – рассказывал Жигулев «Р-Спорт». – В том смысле, что инвесторы и спонсоры «Заглембе» тесно связаны с политической сферой. А в лиге было только двое россиян, поэтому все прекрасно понимали, к чему это приведет. Мы почти сразу сели за стол обсуждать разрыв контракта. Я сам все понимал. Вопрос был в том, как и когда я уйду.

Просто перестал попадать в заявку на матчи. Сам ничего не спрашивал, клуб ничего не говорил. Делал свое дело, тренировался. Конечно, понимал, с чем это связано, но ждал, когда клуб выскажет свою позицию. Разговора так и не дождался – сразу начали обсуждать необходимость расторжения контракта. После этого начались переговоры».

Гораздо жестче высказался бывший защитник «Богемианс-1905» Евгений Назаров. Воспитанник «Краснодара» в январе перешел в чешский клуб, вышел на три минуты в чемпионате 20 февраля, но больше не попадал в заявку.

«Мы подали документы на получение рабочей визы, рассмотрение длится около месяца. И в этот период началась спецоперация, – говорил Назаров «Матч ТВ». – Мне кажется, что в ближайшие два дня после начала уже пошли слухи о том, чтобы русских спортсменов не было в стране. Также в то время у нас была игра, и перед ней нужно было надеть желтую майку в поддержку Украины. Я отказался.

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Писали про Путина, что мне должно быть стыдно из-за того, что я русский, и прочее. Сначала отвечал, потом понял, что это делать бесполезно и перестал. Поэтому клуб и обеспечивал безопасность. В Чехии все отделения «Сбербанка» были облиты искусственной кровью, везде украинские флаги, даже на машинах. Представители «Богемианса» давали интервью, в СМИ выходили статьи. И только после этого мне перестали писать разный бред».

Взгляд Назарова подтверждает директор профсоюза Зотов. По его словам, клубы не признаются, что расторгли контракт по политическим причинам. 

«В Чехии руководители клубов отрицают, что расторгли контракты по политическим соображениям, футболисты и болельщики этих клубов говорят по-другому, – говорит Зотов. – После 24 февраля клубы чувствовали негатив из-за того, что у них играют представители России. Может, там и не хотели разрывать отношения, но были вынуждены, чтобы не напрягать ситуацию.

Похожая ситуация с Дато Черткоевым, игравшим ранее в нальчикском «Спартаке». Он должен был подписать контракт с грузинским клубом. Ему сказали, что нужно сделать заявление или подписать бумагу, в которой он осуждает происходящее. В общем, с ним не стали заключать договор. Чисто политическая история.

Оказывается ли давление на тех, кто остается? У нас не так много футболистов играет за границей. Любой случай давления или угроз сразу стал бы известен. В последнее время мы не фиксируем новых инцидентов. Знаю, что к молодым ребятам из России, например, в низших европейских лигах, относятся доброжелательно, никто не пытается политизировать ситуацию».

Карта миграции после 24 февраля: легионеры – в Швецию, Бразилию и Польшу. Наши выбирают Крым и Казахстан

Никто не знает.

Наверняка у наших футболистов, разорвавших контракты с клубами из Чехии и Польши, летом в новое трансферное окно будет возможность подписаться с кем-то в России. Но ситуация с легионерами – загадка. Хотя директор профсоюза Зотов уверяет, что все иностранцы точно не уедут.

«Не слышал, чтобы кто-то жалел о решении остаться, – продолжает Зотов. – Все, кто хотел уехать с помощью решения ФИФА, уже сделали это до начала апреля. Теперь для разрыва контракта нужно платить компенсацию или договариваться с клубом, чтобы расторгнуть его по обоюдному согласию.

Обнадеживает, что нас не исключили из ФИФА, приняли русский язык в качестве официального. Посмотрим, что будет после июня. Но мы уже видим, что ЦСКА продлил договор с Бийолом, а «Локомотив» подписал Раконьяца. Так что не все так плохо. Хотя конечно исключение из еврокубков не добавляет оптимизма, потому что многие легионеры рассматривали РПЛ как трамплин в карьере.

Но мы надеемся, что наши клубы скоро вернутся в Европу».

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

11 + 4 =