Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках

Не набери на минувшей неделе российские клубы ни очка в первом туре групповых турниров еврокубков, это не удивило бы никого. «Зенит» на «Стэмфорд Бридж» хоть достойно смотрелся, но даже ничья с «Челси» стала бы аномалией — ее и не случилось. О домашнем проигрыше «Спартака» от «Легии» сказано уже столько, что не стоит повторяться.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«Локомотив» набирает очки на характере. Но нужен еще и футбол

«Локомотив» только за счет характера и индивидуального мастерства Фаустино Анджорина на исходе матча отыгрался у «Марселя» — и посмотрите, какая радость воцарилась в большинстве российских СМИ и Telegram-каналов по этому поводу. При соотношении в пользу гостей 5-19 по ударам, 2-7 — в створ, 27% на 73 — по владению мячом. Да, более получаса красно-зеленые провели в меньшинстве, но и до удаления Наира Тикнизяна статистика была такой же. Красная карточка даже как-то французов успокоила, они решили, что игра сама докатится до победы.

К счастью, не вышло — но мы не должны обманываться. Когда требуется играть в футбол, а не мешать это делать другим, наши клубы в последние годы оказываются абсолютно несостоятельны. Про очко «Зенита» в прошлогодней ЛЧ при «посеве» из первой корзины вообще не говорю, но и «Локомотив» в двух ничейных матчах с «Атлетико», как и сейчас с «Марселем», цеплял по очку, когда играл не в мяч, а против мяча; когда же с «Зальцбургом» потребовалось атаковать и выигрывать, железнодорожники были беспомощны.

Какие-то исключения вроде матчей «Краснодара» с «Ренном» или «Партизан» — «Сочи» в Белграде, конечно, найти можно, но это иголки в стоге сена. В целом тенденция ясна и неутешительна. Россия в еврокубках очень четко и последовательно продолжает путь вертикально вниз, который начался в двух предыдущих сезонах. Единственная команда за эти два сезона, вышедшая даже не в евровесну, а в еврозиму (потому что до весны в 1/16 финала ЛЕ против загребского «Динамо» так и не дотянула), — прошлогодний «Краснодар».

Сейчас мы мазохистски высчитываем, на какое место можем упасть в рейтинге УЕФА, если продолжим в том же духе, и обнаруживается, что так и до потери всех без исключения гарантированных мест в групповых турнирах недалеко. Но ситуация уже адовая. В конце августа Россия рухнула на 10-е место в таблице коэффициентов УЕФА — ее обогнали сначала Шотландия, а потом Австрия. Вспоминая прошлогодние два очка в четырех матчах «Локомотива» и ЦСКА с «Зальцбургом» и «Вольфсбергером», понимаешь, что все логично. Кроме одного. Население Австрии — меньше 9 миллионов человек. В одной Москве без пригородов — почти 13. В России — 146. То есть по населению наша страна — это шестнадцать Австрий! И ладно бы альпийская страна имела колоссальные футбольные традиции и школу, как, допустим, Нидерланды, — так нет же. У нее до последних десяти лет самой дорогой продажей за границу был Марк Янко, в 2010 году перешедший из «Зальцбурга» в «Твенте» менее чем за 7 миллионов евро.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
Россия продолжает падение в рейтинге УЕФА. Скоро останемся без групповых этапов еврокубков?

Но грамотный подход к кадрам в последние годы, умение выискивать таланты, развивать, давать игровую практику в молодом возрасте и вовремя продавать их в топ-лиги — все это, убежден, помогло австрийской бундеслиге рвануть и в рейтинге, и в качестве футбола.

У нас вообще принято видеть причинами как успехов, так и неудач то, что является их следствиями, путать вершки с корешками. Оттого и склоняем сейчас на все лады лимит на легионеров, и складывается впечатление, что более актуальной проблемы для российского футбола не существует.

Возможно, лимит в какой-то мере и усугубляет проблему, но не является ее причиной. Он не играет ровно никакой роли, например, по сравнению с госфинансированием профессионального футбола и, как следствие, искусственным переизбытком денег в нем. Заметьте: не только россияне, о чрезмерных зарплатах которых говорят на каждом углу, но и иностранцы получают в РПЛ гораздо больше, чем заслуживают. Их качество за последние лет пять-шесть упало драматически, зарплаты же по-прежнему такие, что на повышение отсюда почти никто не едет. Влашичей и Кралов — единицы.

Это — одна из проблем. РПЛ стала одним сплошным тромбом. Кровь в ней загустела невообразимо, и почему-то считается, что, например, в защиту или опорную зону нужно брать исключительно 30-летних или близко к тому футболистов, которых потом уже никогда за сопоставимые деньги не продать.

Рангник: «То, что иностранцы должны быть за 30, — ошибочно. Именно такая позиция привела к регрессу российских клубов в еврокубках»

Мы пропустили момент, когда международный футбол начал резко молодеть. Например, опять же австрийский «Зальцбург» в ничейном матче первого тура Лиги чемпионов на выезде с «Севильей» сыграл составом, в котором всем шести игрокам полузащиты и атаки было от 18 до 21 года (троим — вообще 18-19), да и вообще лишь одному футболисту в стартовом составе больше 23. И это не помешало «Ред Буллу» не просто свести к ничьей в гостях встречу с одной из сильнейших испанских команд, но и играть в смелый, как любит выражаться Валерий Карпин, футбол и иметь отличные шансы на победу.

Можно вспомнить и тинейджерскую пару центральных защитников «Лейпцига» Упамекано — Конате, дошедшую ни много ни мало до полуфинала Лиги чемпионов. Хотя этот факт начисто опровергает устоявшуюся теорию, что обороняться должны в первую очередь опытные футболисты, которые не сделают лишней ошибки. Сейчас один из этого тандема — в «Баварии», другой — в «Ливерпуле». «Лейпциг» же и результата шикарного с ними добился, и продал их за деньги, в разы превосходившие сумму покупки. Тот же француз Упамекано в 16 лет попал в «Зальцбург» из академии «Валансьенна» за 2,2 миллиона евро, в 18 по лестнице «Ред Булла» поднялся в «Лейпциг» за 18,5, а этим летом уже за 42,5 отправился в «Баварию».

И у «Зальцбурга», и у «Лейпцига» — клубов одной системы — один творец, который сейчас тесно связан с Россией. Известный факт: Ральф Рангник, встретившись с владельцем «Ред Булла» Дитрихом Матешицем, посоветовал первым делом прекратить подписывать футболистов на последний и предпоследний контракты в карьере. Потому что, во-первых, такого игрока потом не перепродать по более дорогой цене, а во-вторых, его мотивация — не для дальнейшего прогресса в карьере. Матешиц послушал немца, и бизнес-система Рангника четко работает и после его ухода из «Ред Булла». А новых парней для нее, Анджоринов и Бека-Бека, он повез в Черкизово.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«Рангник способен изменить футбол везде, куда бы ни пришел. И не только в клубе, но и в целой стране». Интервью с экс-форвардом «Челси» Демба Ба

Как известно, Рангник пока не дает интервью, касающихся «Локомотива», но его мнение по некоторым глобальным вопросам узнать удалось. Оно, на мой взгляд, очень важно, поскольку он доказал, что умеет не латать дыры и жить сегодняшним днем, а строить модель на годы. Недаром его бывший форвард в «Хоффенхайме» Демба Ба, приехавший в Москву учиться у Рангника для будущей работы спортивным директором, сказал: «Верю в то, что Ральф способен изменить футбол везде, куда бы он ни пришел. И речь о видении футбола не только клубом, где он работает, но и целой страной».

О том, на иностранцев какого возраста в РПЛ нужно делать ставку, Рангник говорит:
— Ошибочно считать, что иностранцы в российском футболе обязательно должны быть бывалыми парнями за 30, — именно такая позиция клубов привела к регрессу российских клубов в еврокубках. Лучшие европейские клубы как раз стремятся к тому, чтобы инвестировать в потенциальных звезд с их ранних лет, когда футболисты еще голодны до успеха и славы. В этом случае клубы могут выиграть финансово, а игроки — в плане карьеры.

О лимите на легионеров:
— Искусственное ограничение иностранцев, на мой взгляд, контрпродуктивно. Это влечет за собой инфляцию внутреннего рынка и падение уровня российских футболистов ввиду отсутствия конкуренции. Лимит никак не поможет росту результатов сборной России. Это ошибка! Когда-то то же самое предложили в Англии, чтобы повысить уровень выступлений национальной команды. Но результат в итоге пришел не из-за ограничений, а благодаря реформам в юношеском футболе. Уровень игроков, выходящих из клубных академий, вырос настолько, что вопрос лимита перестал быть существенным. Разговоры об искусственных ограничениях были забыты.

О предложениях Hypercube:
— Самая большая и самая населенная страна Европы со 145 миллионами населения не должна идти по пути австрийской бундеслиги или нидерландской Эредивизи, и не нужно тестировать систему проведения первенства, которая никогда и нигде не была испробована! За последние семь лет у России было четыре разных чемпиона, что доказывает достаточную конкурентоспособность внутри премьер-лиги. И нет нужды заниматься фундаментальной реорганизацией, нюансы которой еще и поймет не каждый болельщик.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«В топ-клубах будут одни иностранцы, сборная России станет играть еще хуже. Лимит снова введут. Но ничего не изменится — дело не в нем». Колонка Юрия Семина

Рангника с его репутацией революционера в европейском футболе никто не упрекнет в излишнем консерватизме. И если уж он более чем настороженно относится к идеям Hypercube, то и нам следует задуматься, на том ли сделан акцент у реформаторов. Тут следует вспомнить и колонку в «СЭ» Юрия Семина, который предположил, что принятие идей голландцев наряду с полной отменой лимита сформирует элиту, в которой вообще не будет российских игроков. А второй эшелон из-за реформ будет почти лишен возможности играть с топ-клубами, и тем самым молодым россиянам станет элементарно негде расти. За рубежом же их с нынешним уровнем никто не ждет…

К словам Рангника нужно добавить одну удивительную статистику. Эксперты подсчитали, что из заявок 16 команд, выходивших в четвертьфиналы двух последних Лиг чемпионов, 80 (!) процентов игроков проводили свои первые матчи на профессиональном уровне не позже 18 лет.

О чем это говорит? О том, что осторожность тренеров клубов РПЛ, для большинства которых и 23-летний футболист — молодой и на него рискованно делать ставку, — одна из причин, которые тормозят РПЛ. Большой вопрос, дали бы стабильное место в стартовом составе Арсену Захаряну и Константину Тюкавину, если бы «Динамо» тренировал не Сандро Шварц — человек той же философии, что и Рангник.

Но ведь и у нас раньше такие тренеры были, и немало! Юрий Морозов в «Зените» родил связку Аршавин — Кержаков, Владимир Федотов-старший в «Спартаке» пестовал целую группу молодых во главе с Дзюбой, Георгий Ярцев со своим «детским садом» вообще привел «Спартак» к золоту чемпионата-96. Сейчас — время тренеров-прагматиков.

Хотя на примере 21-летнего Гамида Агаларова мы видим, как могут выстреливать молодые. Восемь мячей в восьми матчах форварда «Уфы», которому папа запрещает давать интервью, и все это при зарплате 150 тысяч рублей в месяц, что для РПЛ — практически бесплатно! И у Федора Чалова в ЦСКА в свое время было то же самое. Что, правда, будет после первого большого контракта?

? @UfaFc pic.twitter.com/u7IZtFndsh

— Сборная России (@TeamRussia) September 20, 2021

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
Агаларов — лучший бомбардир, Пиняев и Соколов — первые ассисты. Молодежь атакует РПЛ!

Мне не раз в последнее время доводилось слышать мнения, что слишком большой акцент на лимит на легионеров — это сознательный отвод внимания от более важной проблемы. А именно того, что футбол в России в первую очередь площадка для зарабатывания денег себе в карман достаточно большой группой лиц: менеджеров, агентов и т. д. Сегодня лимит поменяют в одну сторону, и эти лица подстроятся. Потом у сборной все будет так же (а будет наверняка) с новой редакцией лимита или без оного — поменяют обратно. А денежная река не обмелеет, потому что система останется прежней.

Корень этой системы и этого зла — не лимит, а госфинансирование. Будь у клубов исключительно частные владельцы, они бы по крайней мере считали деньги: когда они — твои, расставаться с ними сложнее и относишься к ним бережнее. Это, конечно, тоже не гарантия здравого смысла — достаточно посмотреть на трансферную политику «Спартака». Но очевидно: если бы клубы принадлежали бизнесменам, они бы скорее разобрались, кто стоит каких денег и как не переплачивать.

Все говорят о завышенных зарплатах россиян и никто — о таких же заработках легионеров. Большого разрыва между ними не должно быть, поскольку, когда он происходит, случается недопонимание внутри коллективов, как в том же «Зените» после прихода Халка и Витселя, приведшее к бунту Денисова и развалу прекрасной команды Спаллетти. Просто сейчас более чем достаточно людей, которых устраивает то, что в российском футболе крутятся десятки миллионов — чем больше денег в обороте, тем больше можно отщипнуть, а во многих случаях и просто хапнуть.

Многим невыгодна достаточно, на мой взгляд, здоровая ситуация, которая была в российском футболе 90-х, когда государству было не до того, контракты держались на скромном уровне, а большая часть заработков приходилась на премиальные. Деньги игрокам приходилось за-ра-ба-ты-вать. Одни предпочитали это делать в более цивилизованных условиях за границей, другие — дома. А иностранцев сюда ехало единицы, поскольку зарплаты были копеечные.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«По внутреннему комфорту время в «Рубине» — лучшее в жизни». Большое интервью Слуцкого

Признание Слуцкого и сто детей на одного тренера

Как произошел перелом в том же немецком футболе? После провала на Евро-2000 была образована система центров детско-юношеского футбола в каждом регионе, в который государство как раз и вложило деньги, оснастив их по высшему разряду — и технологически, и образовательно. Детские тренеры, которые туда пошли, знали свое дело на топ-уровне и хорошо зарабатывали. Так постепенно и начали появляться одно за другим поколения классных, здорово технически оснащенных (не то что раньше) немецких игроков.

А что у нас?

Тут обращусь к интереснейшему отрывку из лекции главного тренера «Рубина» Леонида Слуцкого студентам Поволжского университета физической культуры, спорта и туризма:

«В чем главная проблема наших школ? Есть большая нестыковка между школами, которые работают от Министерства спорта, Министерства образования, и школами, которые работают от профессиональных футбольных клубов. Ваша зарплата в школе, которая работает от Минспорта или от Минобразования, напрямую зависит от тех результатов, которые вы показываете. Например, у вас десятилетний ребенок, вы получаете 1,5% за ребенка, то есть, чтобы вам получить ставку, вам нужно тренировать 60 с лишним детей. 60 детей тренировать тяжеловато.

Дальше, если вы выигрываете какое-то соревнование, которое входит в эгиду Минспорта или Минпросвещения, вам с полутора процентов дается три. Поэтому тренеры, которые работают в этих школах, кровно заинтересованы в результате, потому что, если они не выиграют этот турнир, тренер не получит зарплату. Поэтому тренеры упрощают игру, используют в игре акселератов, идут на различные ухищрения, ставят двух 13-летних игроков вместо двух 11-летних, и тогда игра точно будет выиграна.

А в школах, которые работают от профессиональных клубов, зарплата у тренеров не зависит от того, какое место они займут, вышел он в финал или нет. Поэтому в Голландии у них идет одно направление развития, они могут сто раз ошибиться, но все равно играть по этой схеме. У нас команда два раза сыграла вничью и заняла второе место. В Голландии просто невозможно сыграть 0:0.

Я тренировал команду «Олимпия». До сих пор считаю своим главным достижением не чемпионство или выход в финальную часть Евро, а работу, которую я провел в футбольной школе «Олимпия». Это была локальная волгоградская школа, и 17 человек из этого выпуска играли в профессиональных командах. Двое, Адамов и Колодин, играли в сборной и завоевали бронзовые медали чемпионата Европы, пять человек играли в РПЛ.

Но как я тренировал в «Олимпии»? У меня была одна команда 1982 года рождения, но я писал еще журналы, как будто у меня есть еще три команды, чтобы получать минимальную зарплату, у меня было 60 человек мертвых душ. Зарплата была, как у любого детского тренера, минимальная. И еще мне приходилось вести левые журналы».

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
История лимита на легионеров в России. От трех иностранцев на поле до восьми в заявке

Эта история — абсолютно типичная. Один мой товарищ, в свое время работавший в Нижнем Новгороде и знающий, что там происходило в том числе и на низовом футбольном уровне, рассказал: в начале 2010-х при Виталии Мутко были приняты поправки к Закону о спорте, в результате которых футбольные школы олимпийского резерва (СДЮШОР), финансируемые государством, были переданы из региональных в чаще всего нищие муниципальные бюджеты. И в том же Нижнем и без того убогие зарплаты детских тренеров — 20 тысяч рублей — превратились и вовсе в 11 тысяч.

Как люди, у которых есть семьи, могут нормально работать, получая такие деньги? Как им при первой возможности не искать других возможностей для пропитания? А мы удивляемся тому, что в регионах слабый детский футбол.

Что же касается «левых» журналов, подобных тому, который приходилось вести в «Олимпии» Слуцкому, и многих других малоизвестных проблем, то я пообщался об этом с одним известным и успешным человеком в нашем детско-юношеском футболе. Он, в частности, разжевал мне ситуацию с так называемым подушевым финансированием.

Государство выделяет деньги СДЮШОР и другим госшколам в зависимости только от количества детей в них. Но выделяет на одного человека настолько мало, что если у тренера одна команда, то за такие деньги никто работать не будет. Для зарплаты ему надо тренировать сто детей. Поэтому и нужны «мертвые души», чтобы тренер и зарплату получал нормальную, и работал эффективно. То есть при нынешнем варианте финансирования госшкол невозможно нормально работать, ничего не нарушая.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«Россияне не хотят ехать за границу, где надо потеть и упираться. У нас за большие деньги можно сидеть на скамейке запасных». Иванов — об общих проблемах баскетбола и футбола

В этих школах прописаны этапы спортивной подготовки. Их четыре: 1) начальный, 2) тренировочный, 3) спортивного совершенствования, 4) высшего спортивного мастерства. На одного учащегося на каждом этапе выделяют определенное количество денег, при переводе на более высокий сумма повышается. При этом даже два тренера не могут тренировать одних и тех же детей. Какие там тренер и по вратарям, по легкой атлетике, акробатике, технике, которые по уму должны быть?

Более того, чтобы увеличить ранг спортсмена, то есть перевести его на следующий этап спортивной подготовки, надо, чтобы его команда что-то выиграла. То есть все по-прежнему зависит не от таланта отдельного ребенка, а от командного результата. Что с точки зрения развития футбольных навыков детей — абсурд.

Такова депрессивная ситуация в основании той пирамиды, наверху которой — наши нынешние неудачи в еврокубках. Вспомним слова Рангника про Англию: «Результат в итоге пришел не из-за ограничений, а благодаря реформам в юношеском футболе. Уровень игроков, выходящих из клубных академий, вырос настолько, что вопрос лимита перестал быть существенным».

Из всего того, что слышу и читаю, могу сделать вывод, что в РФС сейчас отдают себе отчет, что лимит при всем его вреде лишь производная, а корни проблем российского футбола гораздо глубже. В интервью главному редактору «СЭ» Александр Дюков подробно говорил на тему реорганизации детского футбола, в последние годы организованы и юношеские лиги — как всероссийские, так и региональные. Слышал, что особый предмет его гордости — то, что удалось пробить через всю нашу бюрократическую систему введение урока футбола в общеобразовательных школах.

Вопрос в том, насколько все это поможет при нынешнем устройстве государственных футбольных школ, которые составляют в стране явное большинство по сравнению с клубными академиями. До последних доберется не каждый, а шанс должен быть у всех мальчишек.

Мне кажется, что время полностью убирать ограничения на легионеров наступит только спустя годы (и то не сразу!) после того, как будут решены все проблемы на низовом уровне, детский футбол в России заработает, как когда-то в Германии, на полную мощь, в клубы начнут пачками поступать классные молодые российские футболисты, а на Захаряна с Пиняевым перестанут смотреть как на вундеркиндов, которые непонятно откуда в наших условиях взялись.

Госфинансирование, кошмары детского футбола и неандертальское мышление клубов РПЛ — большее зло, чем лимит. Рабинер — о катастрофе России в еврокубках
«Мы не предлагали отказаться от лимита, мы предлагали новый подход к нему». Дюков — о легионерах, реформах РПЛ и развитии футбола

Утром — деньги, вечером — стулья, а не наоборот. Если начать с полной отмены лимита, а не с детского футбола, то совсем скоро РПЛ заполонит та же зарубежная и большей частью возрастная помойка, которая хлынула в «Спартак» времен Андрея Червиченко. У многих, видимо, короткая память, раз этого не опасаются. Либо атрофия мозга, если они считают это нормальным. И когда меня пытаются убедить, что сейчас-то такого не будет, потому что де время другое, я смеюсь — чем оно другое-то? Как воровали, так и будут продолжать воровать — об этом еще Гоголь с Салтыковым-Щедриным писали, и с тех пор мало что изменилось. Просто деньги, которые крутятся в российском футболе, потворствуют воровству с большими размахом и бесцеремонностью.

Если сначала, чтобы не воровали, жестко ограничить и регламентировать, а затем постепенно убрать из профессионального футбола госфинансирование, а точнее — бросить его целиком на детско-юношеский; а в нем разрушить старую, поросшую мхом модель и по немецкому принципу создать мощные региональные центры с серьезным скаутингом, — то постепенно мы и построим нормальный футбол.

Пусть даже денег в РПЛ из-за этого и станет крутиться гораздо меньше. Но хуже в Европе мы от этого выступать не будем, потому что хуже, чем сейчас, уже почти некуда.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?
X

Исходный текст

Исправленный текст

Отправить

Игорь Рабинер
все материалы автора

Источник: sport-express.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

17 + один =