«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

В 1977-м воронежский «Труд» стал «Факелом», в следующем году поднялся в Первую лигу, а в 1984-м прогремел в Кубке страны – обыграв ивановский «Текстильщик», «Пахтакор» и «Жальгирис», вышел в четвертьфинал.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

«И к нам приехал московский «Спартак». Ажиотаж был сумасшедший, просто чумовой – поступило 200 тысяч заявок на билеты, – рассказывал мне Валерий Шмаров, один из звездных воспитанников воронежского футбола. – Вокруг поля ставили скамейки, чтоб побольше людей уместилось.

Я вышел со стадиона, чтоб родителям билеты отдать, а обратно не пускают: «Мальчик, иди отсюда» (Шмарову было 19 – Sports.u). – «Да мне на поле сейчас выходить, переодеваться надо!» – «Иди отсюда, а то милицию позовем».

Хорошо, что администратор команды вышел к автобусу за мячами. Он-то меня узнал – распорядился, чтоб пропустили. А на 24-й минуте меня выпустили на замену. «Спартак» со всеми звездами (Дасаев, Шавло, Гаврилов, Родионов) проиграл нам 0:2, и мы вышли в полуфинал Кубка СССР. Главный успех в истории воронежского футбола.

«С тех пор за мной охотился ЦСКА, – вспоминал Шмаров. – Я был курсантом летного училища и не подлежал призыву, но в августе 1984-го мне понаставили двоек на сессии и отчислили. Дозаявки закончились – ЦСКА меня взять уже не мог, поэтому отправили в Хабаровск на перевоспитание. Чтоб от армии не бегал.

5 месяцев я играл за дубль хабаровского СКА. В заявку не попал, но наш нападающий Игорь Протасов сломал ногу, и я заиграл под его фамилией и номером. Голов 11-12 набил и помог ему стать третьим бомбардиром турнира.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Никто на это внимания не обращал. Хотя однажды играл за Хабаровск в Волгограде – и на меня мать приехала посмотреть.

Рассказывала: объявляют составы «Номер 11 – Игорь Протасов!» А мужики орут: «Какой Протасов? Чего вы лепите? Это Шмаров с Воронежа!» Так вышло, что мы потом с этим Протасовым в ВШТ вместе учились. Смеялись, вспоминая мои голы в его футболке».

После Хабаровска Шмаров забил за ЦСКА 31 мяч, но пропустил единственный сезон «Факела» в советской Высшей лиге. То всплытие – заслуга тренера Виктора Марьенко по прозвищу Боцман (после войны служил матросом на торговых судах).

В 1965-м Марьенко привел «Торпедо» к чемпионству, а по итогам первого круга-1985 зажег «Факел» на 7-м месте.

«Потом команду просто сплавили, выгнали пинками из Высшей лиги, – сообщил мне Шмаров. – В середине сезона претендовали на зону УЕФА, а дальше начались чудеса. Голы не засчитывали, пенальти ставили, удаляли.

Вот я и приехал в родную команду – чтобы помочь вернуться. В Первой лиге-1986 начали не очень, но затем выдали 12 побед подряд и подтянулись к лидерам.

«Локомотив» с новым тренером Юрием Семиным шел не то первым, не то вторым – приехал к нам в Воронеж. Мы им забиваем один, второй, третий: судья вообще ничего не засчитывает. Все свистки в наши ворота.

Стадион полный, орет, визжит. В итоге нам забили из вне игры. Беспредел полнейший. Так и не пустили назад в Высшую лигу.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

А я ушел в «Спартак». В первый день позавтракал на базе в Тарасовке и устроился в холле – почитать «Советский спорт». Никого не трогаю – и тут Новиков, помощник Бескова, как накинется на меня: «Ты что из Воронежа приехал – показуху устраивать? Газету он читает!»

Я молча посмотрел на него, свернул газету и пошел в номер. Тихий час, оказывается, начался».

Через 5 лет, когда Шмаров играл с Каном и Шоллем за «Карлсруэ», Федор Новиков тренировал «Факел» в российской Высшей лиге. К чемпионату-1992 команда подходила без основного вратаря – Андрей Саморуков уехал в «Динамо».

«На сборе в Хосте я встретил Володю Филимонова, который у меня в Йошкар-Оле играл, – вспоминал тренер Новиков. – Спрашиваю его о вратаре, может, есть кто на примете? Есть, отвечает, один, оболтус оболтусом, но если хотите – посмотрите, мы сегодня в Адлере спарринг проводим.

Приехали, смотрю: парень вроде ничего. Интересуюсь, как бы нам его пригласить. А Володя советует купить бутылочку и вечером заглянуть к нему в номер».

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Назавтра Александр Филимонов тренировался с «Факелом», из которого пробился на скандальный МЧМ-1993.

«После моего ухода из «Дружбы» отца моментально сняли с работы за то, что не удержал сына, – добавил вратарь. – Но через некоторое время наши пути пересеклись в «Факеле». Отец стал помощником Новикова».

«Да, Новиков говорил, что купил Филимонова за бутылку водки, – подтвердил мне Александр Сидоров, администратор (1988-1995) и пресс-атташе (1996-1998) «Факела». – Когда Саша присоединился к нам на сборе, ему не нашлось костюма – на командном фото он скромно стоял позади других игроков.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

А потом стал номером один. Не забуду, как летом 1992-го он блистал в московском матче с «Локо». В перерыве в нашу раздевалку ломились люди – совали деньги, хотели поговорить с вратарем. Но Саша все равно отыграл прекрасно (0:0).

Спокойствием он напоминал мне Олега Караваева – нашего вратаря конца 80-х и лучшего воронежского друга Карпина.

Валерий пришел из ЦСКА в 1989-м молоденьким мальчиком – учился у наших зубров (чего стоит форвард Пимушин – один из лучших бомбардиров в истории Первой лиги), забил 7 мячей и за смешные деньги ушел в «Спартак».

В Воронеже Карпин жил в одном номере с Олегом Елышевым, приехавшим из Калининграда.

– Валера быстро бегал и соображал, выделялся на фоне стариков и через несколько месяцев после нашей встречи уехал в «Спартак», – говорил мне Олег. – Я же остался в Воронеже еще на два года и однажды увидел в баре симпатичную девушку – познакомились, потанцевали. Закрутилось. Не жалею – 30 лет вместе.

– Был такой судья Лом-Али Ибрагимов из Грозного. Тогда же были сдачи, продажи. Вот он нас и предупреждал: «Ребята, даже не пытайтесь. У вас сегодня шансов нет». Забиваешь чистый гол – вне игры. И так далее.

В Высшей лиге еще какой-то порядочек был. А в первой-второй творился беспредел.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Играл [осенью 1990-го] за «Факел» с «Локомотивом», выходившим из Первой лиги в Высшую. Туман, ни черта не видно. Намного позже до нас дошло, что ту игру надо было, грубо говоря, слить, а мы-то молодые, нам никто ничего не говорил.

В наши ворота назначили пенальти. Промах. Судья: «Перебить. Вратарь раньше времени из ворот выбежал». Мы проиграли 1:2 и только потом услышали: «Молодые, так надо».

– В Кемерово. Я спал, а мой сосед потом рассказал: когда мы садились, на взлетно-посадочную полосу выехал другой самолет. Чуть не бабахнулись в него. Успели резко взлететь.

В российскую Высшую лигу-1992 «Факел» тоже влетел резко – после 13-го места в советской Первой лиге.

– В конце 1991-го команда, по сути, исчезла – лучшие игроки уехали в Камышин – продолжает администратор того «Факела» Александр Сидоров. – Ушедших заменили в основном ребята из «Бурана» – команды Второй лиги.

Новиков пытался играть с ними без физического фундамента, как в «Спартаке» Бескова, а это тяжело. К тому же денег не хватало, задерживались зарплаты.

Да и российская Высшая лига была каким-то месивом. Команды поделили на две группы по непонятному принципу, и за год мы ни разу не сыграли со «Спартаком».

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

В третьем туре вышли в Москве против «Динамо». У них полсостава – сборники. У нас – ребята, занимавшие от силы 10-е место во Второй лиге. Старались, но все равно проиграли 0:5.

– В 1989-м мы стали вторым в СССР (после «Днепра») и первым в России хозрасчетным клубом. Согласно постановлению правительства, три года имели налоговые льготы, ни копейки не брали у государства и добросовестно жили на заработанное.

А потом наступил 1992-й, и инфляция составила 1000 %. Налаженная система финансирования рухнула. Спасибо товарищу Гайдару и остальным.

– Валера из Курска, в Воронеже его приняли как родного, но тогда он сбежал в киевское «Динамо» – и я его прекрасно понимаю. Через ФИФА ему запретили играть в Украине, и он вернулся в Россию.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Да, за Есипова мы получили от Горюнова прицеп к КАМАЗу и небольшую сумму денег. Ужасное было время.

– На старом «Икарусе». Он стал нам родным домом. Ездили на нем и на сборы в Югославию, и в Москву, откуда вылетали на матчи в другие города.

Запомнилось путешествие в Находку. Игроков осталось только 13, тренер по прилете решил, что спать не будем, и мы пошли на прогулку. Ребята заявили, что не проиграют, и я поспорил с ними на деньги.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Приехали на стадион и перед разминкой обнаружили, что я забыл в гостинице форму. Метнулся, успел, и матч закончился вничью 0:0 – спор я, к счастью, проиграл.

Правда, в аэропорту мы потеряли пару игроков. По технической случайности от нас отстали защитники Ващенко и Сосулин. Их потом подхватил «Текстильщик», тоже летевший из Находки.

– Через месяц после Находки прилетели к «Уралмашу», а на матч вышли местные судьи (москвичу Кулакову помогали лайнсмены из Екатеринбурга Клепиков и Панкратов – Sports.ru). Мы пропустили с пенальти и проиграли.

– Президент «Факела» сотрудничал с немецкой транспортной компанией и через нее вышел на польского миллиардера Профуса, входившего в список Forbes. Он мог нас здорово выручить, но в итоге лишь организовал сбор и обеспечил формой. Не задалось у нас с ним.

Несмотря на все неприятности, игроки до последнего бились за выживание, но желание не подкреплялось мастерством. Зато закалились футболисты, которые потом за пару лет подняли «Факел» из Второй лиги в Высшую – например, Гена Семин и Саша Щеголев (сын лучшего игрока в истории Воронежа).

– Он пришел в «Факел» с однофамильцем – сыном Юрия Палыча Андреем: тот вскоре уехал, а Генка остался и в первой игре забил через две минуты после выхода на замену. Я вспомнил его, когда Данни начал в «Зените» с победного гола «Манчестеру» в Суперкубке – то же ощущение: пришел игрочище.

По жизни Семин был немножко лентяем, но именно такого футболиста не хватало «Факелу». Увы, прошлым летом Гены не стало.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Пытался тренировать, но потерялся по жизни. Мы до последнего общались – к сожалению, выглядел он печально: располнел, глаза перестали гореть.

Он – коренной москвич, и его судьба в Воронеже сложилась не очень удачно. Один из наших футболистов работал мясником на рынке. Другой – сторожем на стоянке. И нормально себя ощущали, потому что – при деле. А Гена себя не нашел.

– В «Уралмаше» он в 34 года получил приз «Второе дыхание» и действительно имел два предложения. «Спартак» вышел на него уже после переговоров с нами, и он вроде согласился на переезд в Москву, но потом решил: раз дал слово «Факелу» – надо его держать. Хотя кто бы его осудил, если б передумал?

«Спартак» взял вместо него Филимонова, а Валера стал кумиром Воронежа. Он не стоял, а играл вместе с командой, далеко выходил из ворот. Иногда из-за его «пижонства» мы пропускали, но все равно его обожали.

В 1997-м мы очень рассчитывали на него в Высшей лиге, но нашей команде снова не повезло.

– В 1961-м воронежский «Труд» вылетел, заняв 15-е место из 22 команд – потому что стал последней командой из РСФСР. В 1985-м «Факел» вылетел после 7-го места в первого круге. В 1992-м нас занесло в вышку без денег и опытных игроков.

– Командам со стадионами без подогрева запретили играть дома, и чемпионат мы начали в Сочи, где плавали в лужах (накануне «Спартак» отыграл на том же поле с «Жемчужиной»). Никогда не видел такого уродливого футбола. Еще и при пустых трибунах: кто пойдет в ливень на чужие команды?

Через неделю в Новороссийске, где нас принимали «Крылья», было еще больше воды, и мы снова проиграли 0:1.

Серия поражений на старте – катастрофа. Нас не спасли даже вернувшиеся в Воронеж братья Морозовы и Шмаров.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Хотя Валера немало забил – например, победный «Локомотиву» в пятом туре. Через два месяца к нам приехал «Спартак», чьи болельщики стоя хлопали Шмарову. Он потом бил с двух метров, но Филимонов невероятным образом вытащил. Мы проиграли 0:1.

– Романцев добросовестно платил штраф 10 тысяч и не ходил на пресс-конференции. Я зашел к нему: «Олег Иванович, у нас провинциальный город. Если скажете пару слов, мы запомним это на всю жизнь». И он согласился!

Впервые в том сезоне подошел к журналистам и сказал: «С такой игрой «Факел» должен остаться в Высшей лиге». Так потом говорили все, кто брал у нас очки – это уже звучало как издевательство.

После нового вылета президентом «Факела» стал замначальника авиационного училища и бывший биатлонист Юрий Батищев. На стадионе появились талисман Бобер и парашютисты с байкерами, а в тренерском штабе – Валерий Нененко, вернувшийся в Воронеж из Смоленска, и селекционер Александр Заложных, собравший резвую «Балтику» конца 90-х.

«Он собрал игроков, не только подходящих под концепцию техничного футбола Нененко, но и на редкость порядочных людей, – вспоминал пресс-атташе «Факела» Владислав Семенов. – Однажды нападающий Гурбан Гурбанов со сломанной ногой приехал на «Радио 101», чтобы ответить на вопросы болельщиков.

Лифт, как назло, сломался и на 10-й этаж он прыгал с костылями на одной ноге. Знал: у приемников ждут тысячи людей».

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Гурбанов здорово усилил «Факел» во втором круге-1999, забив 8 мячей в 12 играх. Ранее воронежцев нагло засудили в Саратове. По словам пресс-атташе Семенова, вице-президент «Сокола» Адель Саид весь сезон ездил за «Факелом» с чемоданом долларов и заряжал соперников команды Нененко.

«Даже если бы и захотел «Факел» с кем-то договориться, после визита Аделя это было нереально.

… Горим в Тюмени 0:2 к перерыву, – писал Семенов. – Широкая улыбка доктора Аделя, выходящего из тюменской раздевалки. 0:3… Потом началось невероятное. Остервенелые рейды по флангу и угловые Гены Дзюбенко. Гол Гурбана.

И вратарь Юра Шишкин, рванувший из-за ворот к воронежским фанатам и огромными ручищами хлопавший в такт скандированию: «Вперед, наш «Факел», мы с тобой!» Тюменские болельщики просто офигели. Как забыть эту победу – 4:3?»

Ранее «Факел» обыграл дома «Сокол» – 2:0. Перед матчем с командой Нененко работал психолог с Байконура Павел Чибисов, талисман Бобер приветствовал гостей баннером «Добро пожаловать в ад», а на трибунах пели: «Парней так много золотых на улицах Саратова, но никогда не обыграть им футболистов «Факела».

В конце осени 1999-го Воронеж вернулся в Высшую лигу.

Вместо Юрия Шишкина «Факел» взял другого экс-вратаря ЦСКА Дмитрия Гончарова.

– В Воронеж я приехал к тренеру Нененко, у которого в 1997-м играл в Смоленске, – говорит Дмитрий. – Нравилось, что у него команда действовала комбинационно, а не тупо выносила мяч вперед.

К тому же Георгич интересовался футбольными трендами и расспрашивал меня, как ЦСКА Долматова защищался в линию. Правда, защитники «Факела» – Шишкин, Бескровный и Касторный – всю жизнь играли с либеро, и переучивать их уже не стоило: мы и так неплохо справлялись.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Уникум. Минусов хватало (например, лишний вес), но на какой же спокухе он в конце игры убирал мяч под себя у нашей штрафной. Я, конечно, орал на него, а потом включал повтор – и любовался, как тонко Саня чувствовал игру.

– Мы с другими приезжими игроками обитали на базе и хорошо проводили время. Катались на катерах, рыбачили, прыгали с тарзанки.

А в мае 2000-го обыграли ЦСКА (2:1) и получили три выходных. Пару дней посидели в разных заведениях, а на третий поехали в Чертовицы, на островок. Взяли лодки, пивко, приготовили шашлык.

Вскоре проиграли 0:4 «Анжи» и услышали от начальства: «Знаем, где вы сидели два дня. На третий день вас никто не видел, но судя по результату – тоже где-то гуляли».

Позже выяснилось, что отдыхавший с нами второй тренер Беланович рассказал руководству, кто из игроков сколько пива выпил. Демонстративно подставил, хотя обещал: «Никто ничего не узнает». Белановича мы стали игнорировать, и через неделю-полторы его уволили.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Хет-трик сделал мой злой гений Ранджелович. Постоянно от него пропускал! В 2003-м мы встретились в матче дублей «Зенита» и «Терека». На последних минутах я обрадовался: хоть здесь мне не забьет. И тут нам пенальти ставят.

Он подошел к мячу и снова забил. Но это уже закат его российской карьеры, а в 2000-м он был одним из лучших форвардов Высшей лиги – вот мы и проиграли 0:4.

Когда на Кавказе после таких поражений покидаешь стадион, болельщики кричат: «Молодцы! Приезжайте еще». А обыграешь их – и камнями закидывают.

– Возил нас на лошадиную ферму в паре километров от базы. Мы потихоньку учились кататься, а деревенский парень Виталя Сафронов спросил: «Это что такое?» – «Попоны, стремена, седло». – «Не-не, уберите. Я так не умею». Сел на голую лошадь и как дал галопом без седла – мы офигели.

– Да, любил погонять и добирался за 4 часа. Саня Гришин не верил и однажды поехал со мной. Раньше-то я ездил не спеша, а тут решил показать, что не вру, и промчал 500 км за 3:20. Саня всю дорогу прикрывался газеткой и в конце сказал: «Больше с тобой не поеду».

Потом соревновались – он ехал из Филей в аэропорт, а я из Кунцево на машине в Воронеж – кто быстрее доберется до базы «Факел». Я всегда побеждал.

– Конечно. После игры московские фанаты скандировали нам: «Возвращайтесь в ЦСКА».

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Через пару месяцев сыграли 0:0 с «Локомотивом», который шел на втором месте. Вадим Евсеев ко мне подошел: «Димон, ну теперь у «Спартака» очки отберите». – «Да вообще без проблем».

И через пару недель хлопнули «Спартак».

– Гаишники отказывались брать у меня деньги, а Нененко заявил: «Было у меня три цели: вывести «Факел» в Высшую лигу, не вылететь и обыграть «Спартак». Мы с пацанами ржали: «Тренер все мечты исполнил – сезон можно заканчивать».

Мы играли в романтичный футбол: на грандов настраивались, а с остальными играли на расслабоне.

Например, осенью 2000-го уступили в Кубке «Амкару», а потом обыграли дома «Динамо». На последней минуте Сафронов дотянулся до мяча в подкате и забил Тумиловичу с нулевого угла.

После каждой победы в Воронеже устраивали салют. Бывает, забудешься, а за воротами как грохнет – ба-бах!

– Президент и гендиректор (Батищев с Чуйко) приезжали на базу и начинали: «Учителя с врачами недополучают, а вы…» Клуб-то бюджетный.

Тогда нас раздражали эти упреки, а теперь удивляюсь – на что мы жаловались? Да, люди в руководстве нефутбольные, но платили же – причем через два года после дефолта!

После неудач мы собирались и без начальства. Однажды проиграли несколько игр и решили: «Пацаны, едем в лес. Пожарим шашлыки, обсудим претензии». Придумали там: «Давайте для единения покрасимся всей командой в блондинов!»

Форвард Гурбан Гурбанов взмолился: «Все что угодно, только не это! Меня в Баку не пустят».

– Точную причину не знаю, но Шабанова помню. Однажды он приехал на базу и предложил сразиться в бильярд.

Обыграть меня было нереально. В Воронеже я входил в топ-5 бильярдистов, даже немного зарабатывал на этом, но губернатору умудрился проиграть. Он ушел довольный.

Меня подкалывали: «Дим, красавчик. Теперь нам больше денег дадут». Но я не специально! Просто так вышло – одну партию в американку любой может выиграть.

Потом отмечали завершение сезона-2000 в гостинице «Брно», где были столы для русского бильярда. Мне сказали: «Дим, сыграй с ним опять». Мы провели 8 партий – больше одного-двух шаров Шабанов не забивал.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Видно, опять словили эйфорию после победы – над «Торпедо» – и посыпались. После серии поражений вместо Нененко позвали тренера-спасителя Аверьянова.

– Первую тренировку назначил на семь вечера. А накануне заселился на базу и увидел, что я уехал играть в бильярд. На следующее утро – что рванул кататься на водных лыжах, а после обеда – взял ружье у массажиста Капранчикова и уехал в Шиловский лес стрелять по тарелочкам.

Когда вечером вышли на тренировку, Аверьянов сказал: «Понял, почему вы в зоне вылета. Какой угодно херней занимаетесь – только не в футбол играете».

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

– Мы с другим вратарем Володей Пчельниковым с интервалом в неделю сломали руки и смотрели матч с трибуны. В перерыве отошли в туалет, вернулись и услышали: «Ужас, мотоцикл влетел в людей». Оказалось, ехал на одном колесе и попал в выбоину…

Осенью я вернулся на поле, но команда уже билась в агонии. По судейству чувствовалось: нас приговорили и топят.

– Меня еще летом 2001-го звали под Лигу чемпионов, но Батищев с Чуйко не пустили: «Что губернатор скажет? Команда внизу, а мы лидера отпускаем». Потом я сломал руку, и по телевизору смотрел, как за «Спартак» в ЛЧ играл 18-летний Макс Кабанов.

В 2002-м он ушел в «Факел» вместо меня. А я через 5 лет вернулся в Воронеж с «Тереком». Уже заканчивал карьеру из-за травм, сидел в запасе, а болельщики скандировали: «Дима Гончаров!» Было очень приятно.

В Воронеже обалденная атмосфера! Выходишь на разминку, а стадион уже полный: талисман Бобер скачет (Сафрон обижался, когда слышал, что похож на него), песни про «Факел» звучат одна за другой – я их тогда знал наизусть и подпевал.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

Там я нашел столько друзей (это и футболисты Черкес с Бескровным, и болельщики), что до сих пор есть у кого остановиться, когда проезжаю Воронеж.

В 2002-м «Спартак» отправил в Воронеж не только Кабанова, но и Жерара Мукунку.

«Своеобразный чудак, е-мое, – сообщил мне Олег Елышев. – Нам выдали зарплату, и он, видимо, не ночевал дома – тусовался с африканскими студентами.

На базу «Факела» примчалась жена Мукунку, начала орать на игроков, тренеров, президента: «Где он?!» Гоняла его потом, колотила».

Команде не помогли ни легионеры, ни назначение главным тренером Шмарова в 2008-м: «В Воронеже никому ничего не надо, – заявил мне Валерий. – Меня использовали и обманули. Я 5 лет готовил команду в своем футбольном центре, и меня позвали в «Факел».

Говорю: «У меня нет готовых футболистов. Нужно два года, а на третий – ставьте передо мной любую задачу». Мои условия приняли. Я лопухнулся, что на бумаге ничего не подписал: через пять туров меня убрали».

«После вылета в 2001-м началась вакханалия, – признал бывший администратор и пресс-атташе «Факела» Александр Сидоров. – Команду переименовывали то в «Воронеж», то в «Динамо», то вспыхивало сразу три «Факела». Мы подрубили свои корни, но к 2022-му раны заросли.

«Факел» в Высшей лиге: Филимонова купили за бутылку водки, Есипова продали за прицеп к КАМАЗу, один игрок стал мясником на рынке

На нашу команду даже во Второй лиге приходило по 20 тысяч. В других городах бывают всплески. Команда поднялась – ходят. Вылетела – не ходят. А в Воронеже любовь к родной команде постоянная и передается из поколения в поколение.

Жаль, правда, что стадион «Факела» выглядит печально. Наши болельщики заслуживают нормальных условий».

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

15 + 15 =