Зачем продавать допинг-историю Валиевой публике? Это большой спорт, а не кино

Произвольная программа Камилы Валиевой отсылает к событиям на Олимпиаде-2022.

Контекст для тех, кто это пропустил (ну вдруг) или забыл.

Валиева сдала положительную пробу на триметазидин на декабрьском ЧР – выяснилось это уже в феврале, по ходу Олимпиады. Причем после победного для России командника, где выступала Камила.

Больше недели между командником и личным турниром шли разбирательства. Валиева оказалась в мировом фокусе и тяжело справлялась с вниманием: слезы, неудачные тренировки и, конечно, знаменитый проход сквозь микст зону в одиночестве, с капюшоном, сомкнутым на лице. До личного турнира ее допустили, но Камила уже сломалась: 4-е место – хотя до старта Игр ее считали явным фаворитом.

Дело Валиевой до сих пор не закрыто – ее могут и оправдать и дисквалифицировать с аннулированием результатов Пекина; золото командника не вручено нашим фигуристам (а серебро и бронза – другим сборным).

Этери Тутберидзе и ее команда решили обыграть эти события в программе: музыка из «Шоу Трумана», аудионарезки из выпусков новостей, капюшон, спрятанная в плече черного платья. Камила надевает его и закрывает лицо в самом конце проката.

Зачем продавать допинг-историю Валиевой публике? Это большой спорт, а не кино

Отсюда – для тех, кто в курсе контекста.

В этой программе я вижу попытку тренерского штаба (не Камилы) отрефлексировать случившееся в Пекине. А психология спортсменки, похоже, не учитывается. 

Да, можно получить от нее формальное согласие на идею, поставить номер в дружелюбной атмосфере на родном катке, а показать только внутренней – в основном любящей и преданной – аудитории. Но когда человек, переживший стресс, оказывается один посреди арены, полностью погруженный в образ и много людей с ожиданием смотрят на него – в этот момент включаются воспоминания и накатывают слезы.

С Камилой ровно это и произошло: «Сколько катала программу на тренировках, таких эмоций не было. Когда я вышла сейчас, меня будто заново туда окунули, наворачивались слезы, а нужно катать».

Ведь это тренеры бросили Валиеву в коридорах микст-зоны. Бросили одну. Это тренеры не знали, что говорить и как себя вести, когда Камила проходила через гомон вопросов, закрываясь злосчастным капюшоном. И именно это теперь их точит.

Правильнее было бы в такой ситуации не коммерциализировать историю с допингом. Зачем продавать ее публике? Чтобы что? Решения РУСАДА (а следом и WADA, ISU, МОК) все еще нет. И кажется, мало шансов на то, что итог будет благоприятным. Так зачем? Это большой спорт, а не кино.

В кино используют замедленную съемку, чтобы зрители успели понять и прочувствовать происходящее, уловить поворотный момент сюжета. Им разжевывают идею и вкладывают в мозг: верьте нам, вот как все было. Потом можно еще раз продублировать ту же сцену – только на скорости, чтобы уж наверняка достало каждого. И музыка, обязательно должна быть музыка.

Зачем продавать допинг-историю Валиевой публике? Это большой спорт, а не кино

А в жизни этого не бывает – ни замедленного повтора, ни музыки. В жизни драма может растягиваться во времени, а восстановление после глобальных неудач и страха – это очень сложно. Как бы ни закончилось дело, Камилу не надо купать в горе раз за разом. Да и один раз не стоило – никому от этого лучше не стало.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

3 × 3 =