Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Юдзуру Ханю мог уйти после любой из выигранных Олимпиад, чтобы остаться в памяти фанатов непобежденным чемпионом.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Мог не выдержать болезненных поражений от Чена – на домашнем ЧМ-2019 или в финале Гран-при полгода спустя.

Мог завершить после одной из многих травм или в разгар пандемии, когда тренироваться приходилось по ночам, чтобы проводить на льду больше часов, не рискуя при этом заразиться от других спортсменов.

За последние 10 лет Юдзуру стал настолько привычным элементом фигурного катания, что его решение завершить карьеру – пусть и витавшее в воздухе – все еще кажется немного невероятным.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Хотя термин «привычный» в отношении Юдзуру звучит слегка оскорбительно – пусть лучше будет «неотъемлемый».

Сложно сформулировать вклад Ханю в спорт одним словом. Первый в мире квад-риттбергер – слишком банально. Четверной аксель – лукаво, ведь идеальной соревновательной попытки не было, а на тренировках тот же прыжок у Малинина выглядит лучше. Хотя бросил ли бы Илья себе этот вызов, не сделай этого первым сам Юдзуру?

Привлечение спонсоров и аудитории – верно, но кощунственно сводить достижения Ханю исключительно к тому, что он 10 лет позволял ISU не думать о том, как заполнять залы на местечковых турнирах вроде «Осенней классики» и как создавать идеальную телевизионную картинку восторженной аудитории.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Два олимпийских золота – солидно, но не уникально. Медали – это все же в первую очередь личные достижения, и есть ощущение, что величие Ханю не стало бы меньше, даже если бы он проиграл Чану Сочи или Чену – Пхенчхан.

Самое подкупающее, что всегда было в Ханю – его любовь к фигурному катанию. Десятки фигуристов возненавидели бы этот спорт после травмы, полученной за пару месяцев до Олимпиады; пугающего столкновения на разминке с соперником; абсурдной бабочки в короткой программе на финальных Играх или проигрышей ЧМ ученику твоего же тренера.

Юдзуру этого словно не замечал. Он выходил на награждение на костылях; катался с перевязанной головой; кланялся превзошедшему его Фернандесу, а после четвертого места в Пекине искренне радовался тому, что в протоколе его произвольной стоит гордое 4A.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Эта любовь оказалась настолько заразительной, что Ханю стал обладателем самой мощной фанбазы в истории фигурного катания. Иногда противоречивой, как любое масштабное сообщество (не говорите, что вам ни разу не попадались твиттер-аккаунты, в которых оценки японца и его конкурентов пересчитывались таким образом, что он побеждал на любом соревновании с любым качеством проката), но подкупающе эмоциональной.

Фанаты Ханю плакали одинаково сильно, когда тот проигрывал или катался на рекорд; наряжались в Пухов и забрасывали игрушками лед до такой степени, что с уборкой не справлялись десятки flower girls; а коллективное «ах» перед дорожкой в «Отонале» становилось частью перформанса.

Это тотальное обожание замечали даже соперники – например, Чен на московском Гран-при 5 лет назад: «Там как-то очень остро чувствовалось, что большинство болельщиков приехало в Россию ради того, чтобы увидеть, как будет побеждать Юдзуру. Более того, они совершенно не сомневались в том, что он станет первым. И получилось, что своей победой я реально расстроил кучу людей.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Был несказанно счастлив, что у меня все получилось, что я выиграл, причем выиграл уверенно, но вот это ощущение абсолютного счастья и одновременно очень большой неловкости перед зрителями было крайне непривычным. Я никогда раньше не переживал столь противоречивых эмоций».

Ханю всегда умел находить дополнительные смыслы в жизни на льду – что-то помимо побед.

Скатать программу-посвящение любимому фигуристу или сделать идеально выверенного кинематографичного «Сеймея», для которого приготовили 32 варианта музыкальной нарезки. Попробовать заманчивый, хотя и вредный для побед четверной аксель или собрать математически бессмысленную, но красивую секвенцию из квад-тулупа и трикселя.

Юдзуру не был самым техничным фигуристом своей эпохи. Четверной лутц он исполнял крайне редко, флип не делал вовсе, а на тройном в начале карьеры постоянно получал отметку о неверном ребре.

В Пхенчхане Ханю не делал ни одного старшего квада – только сальховы и тулупы – в отличие от Чена, Уно, Цзиня, Чжоу и даже Алиева. Это, впрочем, не помешало Юдзуру победить, а на фоне недавней травмы ноги даже такой «упрощенный» набор выглядел подвигом.

При этом главной целью своего последнего олимпийского цикла Ханю выбрал именно сложнейший прыжок: «Катаюсь на коньках сейчас только для того, чтобы исполнить четверной аксель. Вот для чего я живу».

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Было бы наивно считать, что Юдзуру проиграл шансы на третье золото только погоней за этим элементом – все пекинские расклады были в руках исключительно Чена. Но Ханю не мог не понимать, что каждое неудачное приземление чревато очередной серьезной травмой – возможно, фатальной для дальнейшей карьеры.

Иногда Юдзуру критиковали и за самоповторы. На самом деле, даже возвращая старые программы он старался что-то в них изменить, а не самая типичная для японца Let Me Entertain You оказалась одной из лучших и самых недооцененных его постановок.

Сила Юдзуру всегда была в том, насколько осознанно он существовал на льду – как на соревнованиях, так и на тренировках.

Он ставил программы у топовых хореографов, но в его прокатах не было механичности и искусственности – любая из постановок Ханю не смотрелась бы так органично ни на ком другом. Сложно представить Чена в «Сеймее» – и не только потому, что тот не японец; одинаково бессмысленно примерять эту программу и на Уно, Томоно и Кагияму.

Если за будущее Ханю переживать не приходится, то перспективы ISU становятся все более мрачными. Оптимизма (даже осторожного) в отношении собственного будущего, судя по бюджету на ближайшие годы, нет у самих чиновников.

У федерации сразу несколько проблем, причем одна цепляется за другую.

Нужно притвориться, что россиян в фигурном катании на неопределенное время не существует, но непонятно, что делать с тренерами и многочисленными спортсменами с характерными фамилиями, успевшими сменить спортивное гражданство. ISU попытался ненавязчиво отменить Щербакову, проигнорировав ее в посте с победителями Олимпиады, но поддержки не нашел.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Нужно впервые с 2019-го наконец провести полную серию Гран-при, но к середине июля нет даже распределения фигуристов по этапам, а для китайского и российского этапов новых организаторов искали всем миром. Тем временем ВОЗ снова призывает носить маски, а ни одно соревнование ISU, как известно, не выдерживает конкуренции с пандемией.

Парное катание за 8 лет из топового вида с огромной конкуренцией рискует превратиться в антизрелищный турнир: наши забанены, китайцы игнорируют старты из-за карантина, а несколько приличных пар из других стран закончили.

Фанаты Ханю отчасти переквалифицируются в фанатов Уно, Кагиямы и других видов фигурного катания, но есть немало людей, которые прилетали даже в далекую Россию исключительно ради 10 минут Юдзуру на льду. Они не будут скупать вип-сектор за 1000 евро с видом на грязное стекло (привет, Палавела), устраивать пухопады, про которые писал даже Washington Post, и заполнять трибуны на любом турнире с Ханю в составе.

Первый удар по ISU нанес Canon, который отказался от сотрудничества в июне после 10 лет спонсирования всех крупных турниров. Вслед за ним и Ханю фигурное катание могут оставить и другие компании. У ЧМ-2022 было 7 официальных партнеров, не считая Canon – Mary Cohr, Guinot, Citizen, Acom, Kose, Maruham и Kinoshita Group. Пять из них – японцы.

Юдзуру Ханю закончил, выиграв все. В чем его величие и почему уход – угроза для всего фигурного катания?

Уход Ханю напоминает про еще одну глобальную проблему ISU – упорное игнорирование своих звезд после завершения ими карьеры. Хотя Юдзуру говорит, что переходит в профессиональный спорт, по сути никакого профессионального фигурного катания нет уже больше 10 лет: ни специальных турниров для ветеранов, ни шоу с их участием при поддержке ISU.

Парадокс в том, что подобные соревнования были бы выгодны и самим чиновникам. Есть ощущение, что баттл между Ченом и Ханю уже в профессионалах или шоу с Ламбьелем, Пападакис / Сизероном и все тем же Юдзуру было бы куда более посещаемым и окупаемым, чем будущий Гран-при в Шеффилде без двух главных звезд мужского одиночного последних лет и всей российской сборной.

Конечно, Юдзуру сделает шоу и без ISU – это куда проще, чем федерации дождаться фигуриста сопоставимых масштабов. Впрочем, вряд ли нынешний ISU заслуживает нового Ханю.

Больше текстов о фигурном катании – в телеграм-канале автора

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

два × 4 =