В чем идея пронзительной программы Валиевой? Тайна бабочки и минимум три сюжета – за три минуты

Короткая программа Камилы Валиевой уже вошла в историю – хотя бы мировым рекордом, который в ближайшее время перебить по силе только самой Камиле. 

А вы знали историю создания это постановки? Рассказываем, что в ней видят хореограф Даниил Глейхангауз, композитор Кирилл Рихтер и главная героиня.

В чем идея пронзительной программы Валиевой? Тайна бабочки и минимум три сюжета – за три минуты

В олимпийском сезоне Валиева официально перешла во взрослые. Да, в прошлом году мы часто видели ее рядом с Анной Щербаковой и Сашей Трусовой, но все это касалось только внутренних турниров. Зато теперь международные старты сложно представить без утонченной и воздушной Валиевой.

В группе Этери Тутберидзе нередко оставляют программы на второй год – эта тактика помогла Алине Загитовой с «Дон Кихотом», а теперь ее опробовали и с Валиевой. В произвольной у 15-летней фигуристки сложное «Болеро». Два сезона – достаточный срок, чтобы приручить музыку Мориса Равеля.

А вот короткая новая – под музыку российского композитора Кирилла Рихтера. Именно с этой постановкой Валиева установила мировой рекорд на Гран-при России.

Композиция, под которую выступает Камила, называется In Memoriam, в переводе с латыни – «В память». Рихтер так описывал идею музыки:

«Она написана в память о всех тех близких людях, которых мы очень любили и которых, к сожалению, с нами нет. Каждый раз, когда я ее исполняю эту пьесу на концертах, то прошу зрителей вспомнить людей, которые очень много значили для них. Это всегда очень трогательный момент».

После проката в Сочи Валиева призналась, что посвятила выступление бабушке, которая ушла из жизни в 2019-м. Во время общения с журналистами фигуристка не сдержала слез – это было действительно мощное признание.

Даниил Глейхенгауз рассказывал, что в программе раскрывается и более конкретный образ (хотя, разумеется, хореограф не мог не знать про бабушку):

«Мы разложили и придумали такую идею, что она прекрасная девушка, которая гуляет по прекрасному саду или лугу. И видит бабочку, которая садится ей на палец – и дальше она за ней путешествует по всей программе. Получилось очень воздушно, трогательно».

Рихтеру идея понравилась, он считает образ бабочки удачной метафорой.

«Знаю историю, которую Даниил рассказывает в своей хореографии. Мне она интересна, несмотря на то, что она очень легкая и воздушная, история девочки. Она очень перекликается с достаточно скорбной темой моей музыки. Потому что там получается чистый символизм. Она пытается поймать бабочку, а для меня бабочка всегда была некоторая душа людей, которых уже нет».

В чем идея пронзительной программы Валиевой? Тайна бабочки и минимум три сюжета – за три минуты

Еще одна интерпретация связана с осмыслением человеческих поисков: «Да, мне на руку садится бабочка, и я как бы всю программу следую за ней, как за мечтой. И в конце программы я ее ловлю, отпускаю с той мыслью, что я достигла мечты и теперь спокойна», – объясняла Валиева.

Она оставила в секрете, о чем именно мечтает во время выступления: «Пока не скажу. А то не сбудется».

Удачным решением тренеров стала смена платья. На контрольных прокатах в сентябре Камила выступала в фиолетовом наряде, который надевала весной на шоу Тутберидзе.

К первым турнирам ей сшили новое – персиково-серое. Платье казалось бледным (немного терялось на льду), а фасон слишком спортивным – толстые бретельки и узкий силуэт не добавляли легкости, которой насыщенна музыка и движения фигуристки. Поэтому, возможно, к Гран-при России сшили новое платье – вернулись к фиолетовому, добавили драпировки на плечах и легкую юбку. Сложился целостный образ.

Несмотря на новизну, постановка под Рихтера перекликается с прошлогодней короткой. В предыдущем сезоне Камила каталась под музыку канадского фигуристка Эрика Редфорда – «Шторм».

Две программы объединяет не только легкое катание Валиевой, но и схожая мелодия – пронзительное, трогательное и немного грустное фортепиано. С точки зрения хореографии тоже есть параллели – от порядка элементов до финальной позы.

В чем идея пронзительной программы Валиевой? Тайна бабочки и минимум три сюжета – за три минуты

В прошлом году Камила получила много комплиментов за «Шторм». Татьяна Тарасова называла постановку близкой к совершенству, а Инна Гончаренко предлагала оставить еще на сезон:

«Лично я бы даже короткую Камиле не меняла, потому что в прошлом году у нее были удачные и одна, и вторая программы. Особой необходимости менять их перед Олимпиадой я, например, не видела».

Эрик Редфорд тоже был не против, чтобы его музыка снова звучала на катке. Такой вариант, кажется, действительно рассматривался – о нем рассказывала сама фигуристка: «Первые пару недель я накатывала «Шторм» как короткую этого сезона, но потом мне ее поменяли».

В итоге программу все же заменили, но стиль и общая идея остались прежними. Глейхенгауз отметил, что новая постановка больше подходит повзрослевшей Камиле, а она говорила, что чувствует постановку уже иначе: «Эту короткую я стараюсь катать более осознанно, чем в том сезоне, с каждый годом пытаюсь больше передавать эмоции и сам образ».

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

11 + 4 =