«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

Блог The Skating Lesson американского журналиста Дейва Лиза – кажется, самый обсуждаемый источник новостей о фигурном катании.

Его посты – это всегда резонанс. Он обвиняет наших фигуристок в злоупотреблении гормональной терапией, судей – в сговорах в пользу «Хрустального». Именно Лиз сообщил о возможном трансфере Дианы Дэвис и Глеба Смолкина в США.

А Этери Тутберидзе вообще среди любимых персонажей Дейва.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку
Тутберидзе, Лиз и тренер Павел Слюсаренко

The Skating Lesson часто обвиняют в пристрастности к российским спортсменам, на блог обижаются наши тренеры, да что там – слова Лиза добивают даже до Госдумы. При этом в подписчиках TSL – элита мирового фигурного катания, а в эфир к Дейву приходят звезды – от Мишель Кван и Габриэлы Пападакис с Гийомом Сизероном до Тамары Москвиной и Екатерины Гордеевой.

Мы поговорили с Дейвом Лизом, и он не разочаровал – историями, знанием дела и суждениями.

Журналистика, взлет TSL, тренировки у Змиевской и Петренко – да-да, Лиз еще и фигурист

– Кто такой Дейв Лиз?

– Я простой американский парень, который вырос в Нью-Джерси и влюбился в фигурное катание, когда мне было 5 лет. Это была Олимпиада-1992, и меня тогда просто покорили Кристи Ямагучи, Виктор Петренко и Пол Уайли. У меня была кассета VHS, на которой были записаны выступления Марины Климовой и Сергея Пономаренко, Тони Хардинг, Мидори Ито и Нэнси Кэрриган – и я пересматривал эту кассету минимум раз в неделю.

А через два года перед Олимпиадой в Лиллехаммере случилась история с Тоней и Нэнси (когда Хардинг организовала покушение на Кэрриган, и той сломали ногу – Sports.ru), добавьте сюда бешеную популярность Оксаны Баюл – фигурное катание тогда не сходило с телеэкранов! Несколько раз в неделю показывали и рассказывали про фигуристов, причем не только американских.

Зрители узнавали японских и российских звезд не хуже своих. Катарина Витт, Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков – мы знали про них все. Так что мне повезло расти в то время и через фигурное катание узнавать мир.

– Занимался ли ты фигурным катанием?

– Я хотел. Но пошел в танцы, занимался музыкой и театром. А потом решил, что в университет буду поступать на журналистику. Я выпустился в 2008 году, практика у меня была на летней Олимпиаде в Пекине – потому что меня всегда интересовали прыжки в воду и гимнастика.

Потом я искал работу, но случился глобальный финансовый кризис, поэтому я пошел помощником юриста. А в 2009-м завел блог – и набил руку в написании текстов. В фигурном катании тогда было время перемен – правила, система оценок. И я вдруг понял, что никто толком не занимается освещением соревнований так, чтоб это было интересно зрителям. 

Мы познакомились с Дженнифер Кирк (бывшая фигуристка сборной США – Sports.ru), у нее тоже был блог, подружились и зимой 2012-го запустили совместный подкаст. Начали с интервью, потом стали обсуждать проходящие соревнования. Так все и завертелось.

– А откуда такое название у блога?

– Идея в том, что The skating lesson – это про то, чему наших героев научило фигурное катание, что они вынесли из большого спорта в обычную жизнь.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку
Лиз и Мишель Кван

– У тебя 73 тысячи подписчиков в инстаграме, больше 30 – в твиттере и 50 – в ютубе. Когда случился всплеск популярности?

– Все началось во время Олимпиады в Сочи. А в следующем сезоне чемпионат мира проходил в США, что сильно подогрело интерес. Добавьте сюда противостояние Туктамышевой и Радионовой, на котором мы тоже немного сыграли. Мы поделили девушек: Лиза была моим фаворитом, а Дженни выступала за Елену. Мы спорили в каждой трансляции – и людям это нравилось. 

На следующий год дуэль закрутилась между Эшли Вагнер и Грейси Голд – фанатам нужно противостояние, это разжигает интерес. Это и давало постоянный приток подписчиков. Ну а потом наступила эра Тутберидзе и ее девочек. Невероятная личность самой Этери, битва Медведевой и Загитовой – все это привлекло огромное внимание к фигурному катанию и моему блогу. Нынешние цифры подписчиков –  результат пекинской Олимпиады. 

Еще я запустил блог на Patreon. Дважды в неделю мы проводим прямые эфиры, где делаем интервью с гостями, показываем видео, а еще мы придумали пересматривать старые турниры – и выставлять оценки за прокаты. Мы много дурачимся, спорим: «где ты тут увидел +2, а?»

У нас получилось такое сообщество, клуб, где люди могут общаться и обсуждать фигурное катание. И это выстрелило в пандемию, когда все были заперты по домам, а у нас можно было с кем-то поговорить и не чувствовать себя одиноким. В прямых эфирах нас смотрят человек двести, ну и в записи потом еще примерно тысяча. В разгар сезона у нас больше тысячи платных подписчиков, летом цифра немного падает.

– Можно ли это назвать твоим основным источником дохода? Можно жить на те деньги, которые приносит Patreon? А то ходят слухи, что тебе кто-то приплачивает за посты.

– Ох, если бы, ха-ха-ха. Да, я слышал, что мне якобы платит Яна Рудковская за то, чтобы я писал про Тутберидзе. Нет, конечно, это неправда.

Я зарабатываю на рекламе в ютубе (как все ютуб-блогеры) и от подписчиков Patreon. Вдобавок у меня есть другая работа, не связанная с фигурным катанием: я продюсирую видео в соцсетях на тему ЗОЖ – это может быть ролик и про жизнь с диабетом, и про важность ментального здоровья, и про аспекты здорового образа жизни в целом.

– Кем ты сам себя считаешь – блогером, журналистом или просто фанатом фигурного катания?  

– Наверное, я блогер и журналист одновременно. А еще комментатор и интервьюер. В эру ютуба ты можешь быть всем сразу, нет нужды выбирать.

– Что отнимает у тебя больше всего? Трансляции, видео, соцсети?

– Самое сложное и важное – ориентироваться в потоке новостей, замечать детали и делать из них выводы. Не все, наверное, знают, но я стал заниматься фигурным катанием. И тренируюсь я на тех же катках, на которых работают либо действующие российские тренеры, которые приезжают в Америку по делам, либо бывшие российские фигуристы, которые теперь устроились тут тренерами.

Почти все мои наставники – либо русские, либо украинцы. Я много чего слышу, многое замечаю. Вокруг меня постоянно что-то обсуждают. Один из моих тренеров вчера звонил врачу Филиппу Шветскому, который в тот момент отдыхал на даче у Даниила Глейхенгауза. Мне кажется, в России не до конца понимают, как тесно между собой все связаны в фигурном катании.

Так что достаточно наблюдать за тем, что творится вокруг – и делать выводы. На этом же катке тренируется и израильская сборная, так что вокруг много воистину международных разговоров. 

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку
Виктор Петренко (слева), Дэйв Лиз и Игорь Луканин (справа)

– Когда ты сам встал на коньки?

– В 2011-м, покатался 3 года, потом сделал перерыв и вернулся на каток уже перед пандемией. Так что я катаюсь всего 5-6 лет. Сейчас я тренируюсь 5 раз в неделю по часу-полутора, плюс полтора часа ОФП. Мои тренеры – Игорь Луканин и его жена Кристин Фрейзер (выступали в танцах на льду за Азербайджан) – с ними я работаю над скольжением и вращениями.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

Лиз и Кристин Фрэйзер

До этого я три года тренировался у Галины Змиевской. С ней меня познакомил Виктор Петренко, с которым я пытался тренировать прыжки по зуму во время пандемии. А потом он уехал в Россию кататься в шоу Татьяны Навки, оставив меня на Змиевскую. Сейчас меня тренирует Юрий Цымбалюк, украинский фигурист, бывший ученик Галины. Его жена раньше выступала в шоу Татьяны Тарасовой. Понимаешь, насколько узок этот мир?

– Почему ты ушел от Змиевской?

– Ну, Галина довольно жесткий тренер. Она сама про себя говорит, что она тренер старой школы и придерживается старых принципов работы. А у меня под конец зимы был сложный период, много работы во время Олимпиады, в общем, я сильно стрессовал. А тут тренер все время твердит, что «ты не мужик», «ты хочешь, чтоб тренер тебе врал, что ли?», «голову отключи» – и я понял, что это сильно бьет по моей самооценке. Мне важна поддержка.

Да, я хочу, чтобы тренер говорил все как есть, но делать это можно по-разному. И такая агрессивность мне не помогала. Я понял, что со мной это не работает, перед соревнованиями (а я участвую в соревнованиях для взрослых любителей) я не верю в себя.

Я попытался с ней поговорить, попросить общаться в другом тоне. Но Змиевская сказала, что это невозможно. Да, я многому у нее научился, она гениальный специалист, но меня сложно замотивировать оскорблениями и криком – я лишь начинаю больше нервничать.

И знаете – с тех пор я сильно спрогрессировал. Да, Галина крутой тренер с точки зрения техники, но я получил нечто большее, уйдя от нее – я стал более уверенным в себе на льду. И это видно. Может, некоторым такие авторитарные методы подходят, но не зря же говорят, что чем ты старше , тем меньше тебе нравится, когда на тебя орут – тем слабее работает этот метод. 

– Зачем тебе учиться кататься? Почему тебя это так зажигает?

– Я обожаю лед. Мне нравится эта физическая нагрузка, то, как включается на катке голова, то, что тут приходится справляться со страхами и узнавать, на что способно твое тело. И да, раскрывать образ под музыку – что может быть круче?

А еще я прыгнул аксель в 35 лет! Не всякий взрослый это сможет. Меня учили не криво его прыгать, а технически правильно – как учили в свое время Виктора Петренко. Кстати, он ведь до последнего был на Украине, застрял там со всеми этими событиями. Он женился в феврале, практически накануне событий, и если я правильно понимаю, то он только недавно вернулся на каток, потому что они с женой долго не могли выехать из страны. Какая история, а?

Он ведь практически вырос вместе с Татьяной Навкой, участвовал в ее шоу – и теперь они по разные стороны баррикад. Никто же в это не верил, Галина Змиевская в ответ на мои опасения смеялась и называла меня глупым американцем; она собиралась приехать этим летом на Украину. 

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

Лиз и Галина Змиевская

 – Такие занятие – насколько это затратное хобби?

– Час у моих тренеров стоит 120 долларов. И эта система отличается от той, к которой привыкли в России. Если тренер хочет зарабатывать тут хорошие деньги, он не может тренировать только «настоящих» фигуристов. Ему придется заниматься со взрослыми любителями, детишками, причем это будут обычные дети – без особых талантов и способностей. Нет такого, что тренер занимается только с лучшими из лучших. Тут так не выжить.

Та же история и с топовыми фигуристами, это тоже не как в России. Например, на одном льду со мной тренируются Алексей Быченко и Евгений Краснопольский из сборной Израиля. Утром они делают прогоны произвольных, а потом идут тренировать любителей.

– Вернемся к блогу. The Skating Lesson знаменит сенсационными постами – и да, на тебя подписаны многие фигуристы. У тебя бывают сомнения, стоит ли публиковать ту или иную информацию?

– Я публикую в лучшем случае процентов 30 от того, что я знаю. И даже при таком раскладе иногда приходится разгребать последствия.

Например, во время прошлого чемпионата США мой соведущий Джонатан раскритиковал постановку Линдси Торнгрен. А я как раз планировал поработать с хореографом той программы. В общем, он был не в восторге от наших комментариев – и у нас так и не сложилось сотрудничество. Мы катаемся на одной арене, и тут была драма. 

– Что из постов имело наибольший резонанс?

– Наверное, дело Джона Кафлина (бывшего американского фигуриста, обвиненного в насилии и отстраненного от тренерской работы. В разгар скандала Кафлин покончил с собой – Sports.ru). Это был огромный скандал в Америке с большими последствиями для спорта.

Конечно, любой пост про фигуристок Этери Тутберидзе тоже вызывает бурю, все уходы и возвращения в «Хрустальный» имеют резонанс. Я часто беру информацию из открытых источников – и просто складываю 2 и 2, делая выводы.

– Бывало, что ты что-то опубликовал – а оно не сбылось?

– Такого не помню. Что-то может быть на стадии подтверждения, но опровергать мне пока ничего не приходилось.

– Согласовываешь ли ты со своими источниками публикацию?

– На прошлой неделе Этери Тутберидзе столкнулась с одним человеком из мира фигурного катания в аэропорту Форт-Лодердейл. А слухи по поводу возможного перехода Дианы начали циркулировать еще за несколько недель до этого. Как бы это поаккуратнее сказать…

Я слышал это от другого тренера, у которого дочь тоже занимается танцами на льду. Они обсуждали возможную смену флага и, по его словам, когда он связался с американской федерацией, ему ответили, что к ним с подобным вопросом уже обращалась Этери Тутберидзе. Вероятно, речь могла идти о том, насколько реален был бы переход пары Дэвис – Смолкин под флаг США. Так что слухи ходили, да. Поэтому я не удивился, когда мне передали этот разговор Этери в аэропорту Флориды.

Тут любопытно, как откровенно она об этом говорила. А если вы пристально следили за действиями Этери этой весной, вы не могли не отметить, что она не выразила публичную поддержку действиям России на Украине – в то время, как Евгений Плющенко с Яной Рудковской провели серию патриотических шоу. А Тутберидзе и ее спортсменок не было видно, например, на митинге в «Лужниках».

Диана отправилась в отпуск в Лас-Вегас, о чем писала в соцсетях. У нее есть американский паспорт, и если представить, что они с Глебом поженятся (а известно, что они пара и вне катка), то теоретически могут представлять США уже на следующих Олимпийских играх. Тут главный вопрос, согласится ли их отпустить Россия. А так я не исключал бы и возможный переход в Грузию.

Чем яростнее спикеры в России (я читаю их на Sports.ru) отрицают что-то, тем больше вероятность, что это правда. Не зря есть поговорка «нет дыма без огня». Еще всегда очень весело читать антизападные высказывания Татьяны Тарасовой и Александра Жулина – при том, сколько лет они жили и тренировали в США, сколько денег там заработали.

И да, звонят-то одним и тем же людям! Посмотрите, кто реагирует первым на новости – это всегда одни и те же фамилии. 

– Давай тогда проясним: твои источники уверяют, что Тутберидзе говорит о смене федерации дочерью как о свершившемся факте – или это пока в стадии обсуждения?

– Второе. Они в процессе принятия решения. Хотя мой источник утверждает, что Тутберидзе говорит об этом довольно определенно.

– Выходил ли на тебя кто-то после того поста про Диану от Этери? 

– Нет. 

– Ты говоришь, что вокруг тебя много разговоров о будущем пары Дэвис – Смолкин. Твои собеседники верят в их перспективы?

– Да, у этой пары есть все шансы на успех. Этери Тутберидзе – звезда в мире фигурного катания. И эта слава неизбежно падает и на ее дочь, их пара с Глебом привлекает к себе столько внимания, что в их перспективах я не сомневаюсь.

Это не обязательно означает, что дуэт будут любить и хорошо к ним относиться. Но они уже настолько громко прозвучали в фигурном катании – виде спорта, который отчаянно зависит от медийности и звездности спортсменов – что если они выйдут тут на соревнования, о них будет говорить телевидение, будут писать в медиа и интернете. Они будут в центре внимания, а в таком субъективном виде, как танцы на льду, это неизбежно начнет влиять на их результат.

Да, я верю, что они могли бы войти в тройку на чемпионате США уже в этом сезоне – заявись они туда. Их тренер Игорь Шпильбанд давно работает в Америке, прекрасно ориентируется в мире танцев на льду – и с технической, и с политической точки зрения (интервью записывалось до того, как Лиз объявил об уходе пары от Шпильбанда – Sports.ru).

Диана Дэвис и Глеб Смолкин

Я знаю одно: Этери сделает все, что от нее зависит, чтобы ее дочь добилась успеха в танцах на льду. В вашей сборной было много куда более одаренных фигуристов, а в Пекин поехала Диана. И я начал об этом говорить еще за год до Олимпиады! А все вокруг считали меня сумасшедшим. Но я просто знал, что так и будет – Игорь Шпильбанд имеет большой вес среди судей в танцах на льду.

Но окончательно я в этом убедился, когда появилась информация, что Евгении Тарасовой и Владимиру Морозову ставит олимпийскую программу Александр Жулин. И это при живом Данииле Глейхенгаузе, который отвечает за все постановки в «Хрустальном»! При этом танец потом никуда не пошел. Это был альянс про деньги, влияние и консолидацию судей. Я поясню, что имею в виду.

В танцах на льду есть – условно – судьи Шпильбанда, судьи Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона и есть судьи, которые находятся под влиянием Александра Жулина. И всем известно противостояние монреальской академии и школы Жулина – не только на примере пар Пападакис-Сизерон и Синицина-Кацалапов, но и, скажем, если взять испанские пары, которые шли всегда ноздря в ноздрю (пара Смарт – Диас тренировались в Монреале, а дуэт Уртадо – Халявин – в Москве – Sports.ru).

И когда я узнал, что Этери поручила постановку для своей пары Жулину…. О, подумал я, эта женщина – гений. Она преступно гениальна. Я даже рассмеялся, как идеально все было задумано. Не все в это сразу поверили, но проходит немного времени – и Дэвис – Смолкин получают фантастически высокие баллы на турнире в Варшаве. И тогда стало очевидно – они едут в Пекин. 

Все, кто встречал сейчас Этери на американских катках, когда она приезжала наблюдать за тренировками дочери, уверяют, что она была ужасно милая со всеми. Вообще, это поразительно, что Этери решилась приехать в Америку – учитывая, какой злодейкой ее тут рисуют после Олимпиады-2022.

В фигурнокатательном сообществе уже несколько лет обсуждают шансы Тутберидзе продолжить тренерскую карьеру в США, но все (и я сейчас говорю про русскоязычных тренеров) сходятся в том, что без доктора Шветского у Этери не будет таких ярких результатов, как в России. Нужно понимать, что такие вещи обсуждаются тут довольно открыто. Нынешние тренеры и бывшие спортсмены из России часто со смехом рассказывают, что и как им давали из медикаментов в 80-е и 90-е, никто это не скрывает. 

Этери Тутберидзе, присутствующая на чемпионате США, – это же будет просто кино. Представьте, как возбудятся журналисты, сколько внимания будет снова у фигурного катания. Подумайте только: тобой занимаются следователи ФБР, а ты вот так смело принимаешь решение перевести дочь под флаг США. Это как ограбить банк – и вернуться в кассу после этого. Она невероятная, непостижимая женщина.

Александр Жулин

– Ты лично веришь, что Тутберидзе начнет тренировать в США?

– Формальных препятствий нет. Я знаю минимум один каток, который согласился бы взять ее на работу в этом случае – из-за потенциальной финансовой выгоды, которую сулит такое сотрудничество. Потому что будет много родителей, готовых платить деньги Этери. Это совсем не означает, что она сможет воспитать новых чемпионов, но ее тренерская деятельность тут будет, без сомнения, очень прибыльной.

Хотя в основной массе люди в этот переезд не верят – из-за ее тренировочных методов, которые точно не совпадают с принципами Safe Sport. То есть если Тутберидзе не поменяет подход к тренировкам, против нее могут открыть дело о ненадлежащем поведении наставника, и это даже может привести к судебным разбирательствам. Такие случаи неоднократно случались в американской гимнастике, фигурное катание пока с этим сталкивалось меньше, но это возможно.

Ну и я неоднократно говорил, что Этери больше менеджер, а не тренер. Гениальный, блестящий организатор – но не технический специалист. Тут тоже надо проговорить разницу в организации тренерских коллективов в России и Америке. В «Хрустальном» есть главный тренер – Тутберидзе, есть Сергей Дудаков, отвечающий за прыжки, и Даниил Глейхенгауз, отвечающий за хореографию, но все они – одна команда.

В Штатах все немного по-другому: тренер спортсмена отвечает сразу за все. Поэтому большой вопрос, добилась бы Этери успеха тут без своей команды. Вот возьмите Галину Змиевскую. Она работала в тандеме с Валентином Николаевым, который ставил прыжки, и с разными хореографами. Она же была главным тренером. И после переезда в США результаты Змиевской резко упали – потому что ей не удалось организовать такую же систему, которая приносила чемпионов на Украине.

 Конгресс ISU оставил в силе бан российских спортсменов и одновременно с этим поднял возрастной ценз – как ты к этому относишься?

– Я не поддерживаю поднятие ценза. Не думаю, что это поможет фигурному катанию, и не уверен, что это снизит число спортсменок, прыгающих квады. Проблема не в возрасте, а в людях. Это решение позволит лишь спрятать проблему под слоем оборок, а суть не изменит. Легендарный тренер Фрэнк Кэролл (воспитал Мишель Кван – Sports.ru) недавно сказал, что теперь спортсменкам придется дольше оставаться худыми – только и всего.

Меня это беспокоит. Я вспоминаю, как на олимпийский пьедестал в Пекине поднялась фигуристка (а ей было 17 лет, то есть по новым правилам она бы все равно попала на Игры), с которой от ее худобы почти спадало платье. То есть выходит, что фигуристкам просто придется морить себя голодом еще дольше.

Что же касается отстранения российских спортсменов… В краткосрочной перспективе картина на соревнованиях изменится, это безусловно. Но никто же не думает, что Россия исчезла из фигурного катания навсегда, правда? Да, сезон-другой мы будем видеть на пьедесталах Каори Сакомото и Вакабу Хигучи, но изменит ли это ситуацию с квадами? Акатьева и Петросян ведь не прекратят их прыгать.

Более того, что-то мне подсказывает, что Россия не сядет и не сложит руки, смирившись с происходящим. Напротив, на внутрироссийских стартах мы будем наблюдать технические рекорды такого уровня, что остальной мир пожалеет, что русских отстранили от соревнований.

– То есть в новый бум американской женской одиночки в отсутствие русских девушек ты не веришь?

– Я не вижу в американской сборной ярких личностей, которым бы на пользу пошел бан России. Вот в Японии как раз есть такие фигуристки-звезды, которые могут воспользоваться ситуацией и упрочить позиции. Вспомните, как радовалась в Пекине своей бронзе Каори Сакамото – будто бы это золото! Было такое ощущение, что другим не стоит и пытаться. Теперь же у японских фигуристок появились отличные шансы на победы.

Еще добавим, что именно Азию ISU считает наиболее перспективным регионом с точки зрения доходов. Основные деньги от продажи телеправ приходят из Японии, а теперь у нас и новый президент из Кореи (с неплохими связями в Samsung – и спонсор такого уровня совсем не помешал бы фигурному катанию). В Корее тоже есть перспективные фигуристки. Если им удастся подтянуться к японкам, то мы увидим новую дуэль между Японией и Кореей, как это было во времена Ю-На Ким и Мао Асады. Так что бум в Азии я бы не исключал. 

Главная же надежда американцев теперь – это Илья Малинин. Занятно, что русские от турниров отстранены, а Америку представляет сын русских родителей, который работает с Рафаэлем Арутюняном. У Ильи блестящее будущее, но в целом, никаких райских перспектив американскому фигурному катанию отстранение России не сулит. А вот сама Россия в создавшейся ситуации все делает логично – сохраняя по максимуму возможности для своих фигуристов соревноваться внутри страны. 

Любопытная ситуация: мир фигурного катания, в основной своей массе, приветствует отстранение России, но не столько из-за формальной причины бана (ситуации на Украине), сколько из-за того, что произошло на Олимпиаде.

Если вы почитаете комменты у меня в канале или зайдете в англоязычный твиттер, то увидите, что люди приветствуют это решение, во-первых, из-за случившегося с Камилой Валиевой, и во-вторых, из-за сцены, которая разыгралась перед награждением девушек. Я подчеркну, что увиденное под трибунами пекинской арены по-разному воспринимается в России и на западе. В вашей прессе муссируется версия, что Саша Трусова просто не смирилась с итоговым результатом и что она такой боец до мозга костей, что серебра для нее недостаточно.

Для западного же зрителя Саша – ребенок, пострадавший от жестокого обращения со стороны взрослых. Скорее всего, ее реакция была обусловлена психологической травмой, полученной в результате эмоционального воздействия со стороны тренерского штаба на протяжении долгого времени. И это привело к такому взрыву на Олимпиаде. 

– На протяжении последних лет ты отстаиваешь версию употребления российскими фигуристками запрещенных препаратов. Ты по-прежнему в это веришь?

– Да, безусловно. 

Считаю ли я странным, что вскрылось это именно в Пекине? Да. Россия справедливо поднимает вопрос тайминга обнародования результатов пробы Камилы. Сам тайминг выглядит подозрительно и, возможно, имеет политические причины. Но при этом не менее странным выглядит и то, что до сих пор нет никакой информации о том, потребовала ли спортсменка вскрытие пробы Б. Версия с дедушкой, который принимал сердечный препарат без рецепта, тоже не может не вызвать вопросы у разумного и логически мыслящего человека. 

Я не верю, что сторона Валиевой хочет вскрывать пробу Б. А верю я в то, что тренерский штаб дает одни и те же препараты всем спортсменкам, просто попалась одна Камила. Присмотритесь к тем, кто участвует в подготовке. Например, врач Филипп Шветский.

И вообще, столько ходит разговоров про то, почему он всегда стоит у бортика, почему именно к нему часто первыми подходят спортсменки, выйдя со льда. Никакой другой доктор никакой другой сборной так не присутствует публично в жизни спортсменов. Поразительно же, почему именно он сидел в кисс-энд-край вместе с российской сборной во время командного турнира на Олимпиаде.

 

Филипп Шветский и Камила Валиева на Finlandia Trophy

– Ну, может, они просто дружат?

– О да, он, без сомнения, отличный друг. Как не любить такого доктора.

При этом, это совсем не означает, что я не восхищаюсь Камилой как фигуристкой. Я верю, что триметазидин, найденный в ее пробе, дает основные бонусы во время тренировок, повышая выносливость и способность прыгать больше элементов ультра-си. 

– Если поверить в эту версию, то считаешь ли ты, что фигуристы в курсе, что они принимают? 

– Нет. Я думаю, у них безграничное доверие своим тренерам. А тренеры, в свою очередь, безгранично уверены в своем министерстве спорта. И да, я верю, что это всего лишь фрагмент большой государственной системы, которая приносит медали и которую, по сути, никто не сломал. Люди отмечают, что Олимпийский комитет России так и не был серьезно наказан со стороны МОК. Спортсмены продолжили выступать на Олимпиадах – да, без флага, но и без него всем было ясно, что это российские спортсмены. 

При этом я не хочу сказать, что Россия – единственная страна, где действует государственная система, поощряющая допинг. В Америке, кстати, тоже есть случаи допинга – просто это происходит на более индивидуальном уровне. Пойман ли на допинге велосипедист Лэнс Армстронг? Несомненно. Разница лишь в том, что тут допинг – это частные случаи и решения конкретных спортсменов. Они знают, что они принимают – если принимают.

Если Камиле давали какие-то препараты, не посвящая ее в подробности, то она, к сожалению, жертва. Поэтому винить надо не ее, а взрослых, ответственных за прием этих лекарств.

Я читал книгу Юлии Степановой (российской легкоатлетки, ставшей информатором WADA – Sports.ru), из которой я понял: соблазн получить все блага, причитающиеся вместе с медалью, настолько велик, что вряд ли бы нашелся человек, который устоял бы перед таким предложением. Поэтому прием запрещенных препаратов воспринимается лишь как способ получить внимание и финансирование со стороны тренеров и государства. Давайте честно: нет гарантий, что американские фигуристы – будь у них такая возможность и такие перспективы – отказались бы от такого предложения. Им просто его никто не делает.  

– Влияет ли дело Валиевой на имидж остальных российских фигуристов? Изменилось ли к ним отношение?  

– Да, несомненно. Под подозрением оказались все русские фигуристы топ-уровня. Особенно когда видишь, как 10-летние девочки сигают квады в инстаграме – и происходит это только в одной стране. Это не может не выглядеть странно.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

– Ты наверняка пристально следишь за российскими юниорами. Кто тебе наиболее интересен?

– Танцевальная пара из штаба Анжелики Крыловой – Василиса Кагановская и Валерий Ангелопол. Понятно, что мне очень любопытны Соня Акатьева и Аделия Петросян – что они смогут показать в ближайшем будущем, учитывая, что их может смыть волна новых талантов.

Но с особым удовольствиям я наблюдаю за становлением Арсения Федотова – еще со времен «Ледникового периода». Он невероятный фигурист. Коля Колесников, может, более одарен в прыжковом смысле, но Арсений может вырасти в суперзвезду. 

Поймите, у меня нет никакой ненависти к российским фигуристам. Да у меня полно любимых спортсменов из России! Из прошлого наряду с обожаемой мной Мишель Кван я обязательно выделю Гордееву и Гринькова, их классические линии и катание. Я вообще большой фанат русской школы классического балета, Вагановской академии, того, как Большой театр повлиял на российское катание – что особенно видно у пар Тамары Москвиной.

Бережная и Сихарулидзе – вообще чуть ли не самая моя любимая пара всех времен. Когда я был маленький, я ходил на их тренировки – благо они катались неподалеку от моего дома, и у меня даже есть их автографы. Виктор Петренко, которым я восхищался, – теперь мой тренер, представьте. Кстати, во времена соревновательной карьеры он проводил у станка в хореографическом классе по два часа ежедневно – и это было всегда так заметно на льду!

Это, кстати, сильно отличается от того, что принято считать танцевальными занятиями в «Хрустальном». И вообще, если ты надел пачку и катаешь «Дон Кихота» – это не заменит тебе балетную подготовку, и привлекательная внешность тут тоже не поможет.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

Алина Загитова в балетной пачке катает «Дон Кихота»

Для сравнения Оксана Баюл, которая была очень популярна в Америке, обладала невероятными балетными линиями и чувством позы. Да, я не могу сказать, что мне нравится стиль катания и хореография воспитанниц Тутберидзе, но раз судьи такое поощряют оценками – зачем им что-то менять и искать новое? 

Лично мне нравятся фигуристы, которые сочетают артистизм и атлетичность – и, к примеру, мой безоговорочный фаворит – Михаил Коляда. А любимая программа – его «Белый ворон». Это гениальная постановка.

Я часто задумываюсь, вот если бы ему повезло работать с более понимающими и внимательными тренерами в детстве, то, может, его путь в фигурном катании был бы более успешным. Должна же быть причина, почему он не в состоянии хорошо выступать под давлением. И дело явно не в Алексее Мишине, корни надо искать в детских тренировках. Понятно, что проблема Михаила – в голове, в том, что он думает о себе и своих способностях – и вполне вероятно, это имеет прямое отношение к тому, что ему заложили в голову его первые тренеры. 

– Кто тебе нравится в сегодняшнем женском одиночном?

– Начну я все равно с Каролины Костнер, хоть она уже и не катается. Просто чтобы показать, какой тип катания мне ближе. Мао Асада, Ю-На Ким… Когда меня обвиняют в том, что я настроен проамерикански, мне смешно. Я не в восторге от сегодняшних американских фигуристов! Мои любимцы – это Шома Уно и Кадзуки Томоно, а не Нэтан Чен, хоть он и невероятный фигурист, как и Юзуру Ханю.

– Тогда вернемся к российской женской одиночке…

– Смотреть на то, как катается Камила Валиева, – удовольствие. При этом меня завораживают личности Щербаковой и Трусовой. Это не значит, что мне доставляет удовольствие их катание. Но меня завораживает их характер.

Возьмем Щербакову: валить все прыжки на тренировках, а потом выходить и исполнять все на соревнованиях. Плюс ее отличает внутренний артистизм. При этом есть как бы общеизвестный факт, что Анне не хватает балетной выворотности лодыжки, и у меня с этим связана смешная личная история. Галина Змиевская, зная, что мне нравится Щербакова, частенько при подобной проблеме (у меня тоже на хватает выворотности на вращении-либеле) кричала мне на весь каток: «Щербакова! Аня! Ногу выверни!»

В общем, Аня мой фаворит среди этих девочек, в ее катании и выборе музыки есть чувственность, но сколько же эмоций нам приносит вечная драма и магнетическая харизма Алены Косторной… Да весь фигурнокатательный мир следит за ее словами и поступками – это же настоящий аттракцион.

У них очень сильные характеры, повторюсь, особенно у Саши. При этом в катании Трусовой просто ноль артистизма, но она с таким лицом выходит на прокат – что готова всех разнести в пух и прах. Ее программа под «Круэллу» – стопроцентное попадание, это абсолютно ее. Там и не пахло хореографией, но ей удалось создать нужное настроение на льду.

«Тутберидзе преступно гениальна». Интервью американского журналиста, который раздражает нашу фигурку

Отмечу еще Дашу Усачеву, она всегда умела точно передать музыку в программах; и она куда более естественна в своем катании, чем ее коллеги по группе. Жаль, что мы не знаем, удастся ли ей после травмы вернуться на прежний уровень. Если честно, меня смутило, что после такого серьезного падения Даша уже весной каталась в шоу. Было ли у нее достаточно времени на правильное восстановление? И падения на этих шоу у нее были нелепые, у нее же ноги на льду разъезжались как у олененка Бэмби. 

Ровно такие же опасения вызвали у меня падения Евгения Семененко на шоу этой весной. Он никак не мог встать и все падал и падал на лед – может, дело было в освещении. Не знаю, можно ли было предотвратить это, но это было ужасно и опасно.

Это же происходит не только с русскими фигуристами – вспомните страшное падение Юзуру Ханю на китайском этапе Гран-при в 2014-м. А этот ужас с Эшли Кэйн на последнем чемпионате мира? Мне кажется, надо создать протоколы действий в таких случаях, чтобы все знали, как быстро и четко реагировать на такое. Фигуристы слишком часто ставят условное попадание в финал Гран-при важнее собственного здоровья, а это огромная проблема, так не должно быть. 

Я еще хочу отметить обе пары Тамары Москвиной. Ну и Тарасову с Морозовым: понятно, что они – самая классически правильная пара российского парного катания. 

Ну и последнее. Знаете, весь мир смотрит на Елизавету Туктамышеву и болеет за нее. Решительность, веселье, удовольствие, восхищение – это все про Лизу. Да ее все просто обожают.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

8 + восемнадцать =