Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

Татьяна Тарасова стала героиней шоу «Секрет на миллион» на НТВ, где 1,5 часа общалась с Лерой Кудрявцевой о личном.

Коротко – формат: ведущий объявляет тему и задает гостю вопрос через деталь из его биографии с просьбой раскрыть секрет (вспомнить какую-либо историю и рассказать ее). Дальше следует беседа как по заданной теме, так и с отступлениями, чтобы в конце вернуться к вопросу. За правильный ответ (согласие раскрыть секрет) герою полагается денежный приз.

В ходе передачи в студию заглянули ученики Тарасовой: Алексей Ягудин, Наталья Бестемьянова, Ирина Моисеева и Андрей Миненков; Татьяна Навка включилась с экрана. Мы выбрали три знаковые темы, которые здорово раскрывают самого узнаваемого человека нашей фигурки.

На старте выпуска Кудрявцева подарила Тарасовой черепашку – знаменитый тренер коллекционирует их.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– Вы вырастили десятки чемпионов, которые катались за родину. А родина вам щедро отплатила?

– Мне, конечно, недостает… Тамара Москвина говорит: прекрати говорить об этом. У меня нет катка, а, стало быть, у меня нет школы. Это самое главное, что было бы в моей жизни. Это моя боль.

Я приехала сюда в 60 лет, до этого сидела 10 лет в Америке, потому что у нас здесь были тяжелые годы. Тренировала Кулика, Грищук с Платовым – и все они были олимпийские… И Алешка (Ягудин – Sports.ru). И конечно, мне бы хотелось школу, чтобы там были тренеры, которых я пригласила, чтобы я их учила, продолжала свое направление.

Но этого не случилось. Уже мне поздно об этом говорить, мне, если бог даст, будет 75. Это не тот возраст, когда можно что-то начинать. Мне наша родина дала таких потрясающих спортсменов.

– Это вы дали родине таких спортсменов.

– Я тоже старалась.

– Пенсия у вас достойная?

– Как у всех.

– То есть никакие заслуги, ни то, что вы воспитали?

– Нет, у нас этого нет. Я не знаю почему, почему над нами так не сжалились, как сжалились над олимпийскими чемпионами. Мы же тоже их воспитывали. И нас не так много, этих тренеров. Мы тоже на пальцах одной руки все считанные.

– Можно сказать, что поэтому вы вынуждены работать?

– Нет. Невозможно не работать.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– У вас есть заначка?

– Все-таки добиваешь, чтобы ко мне пришли. Лер, ну как без этого? Мы жили большой, широкой, прекрасной семьей. Сейчас я одна. Конечно, что-то есть. Нельзя сказать, что я могу купить самолет или виллу в Италии. Но здесь мне дожить…

У меня нет детей. Есть племянник любимый, который занимается папиной большой работой – он руководитель «Золотой шайбы». Я как могу ему помогаю. И его дети. И все.

– Хочу спросить вас о самом личном. У вас сотни учеников, тысячи друзей, а получается, что близких совсем немного. Не жалели, что карьеру поставили выше материнства?

– Да, мне было некогда – я была увлечена очень работой. Жалею ли я об этом? Да, я жалею. Я не то что жалею до умопомрачения, но сейчас мне было бы легче.

– Вы хотели бы такого сына, как Ягудин?

– Ну, такого, не такого, любого, другого. Я бы хотела девочку. С девочкой веселее. Банты-то веселее завязывать.

– Если перемотать время назад, что бы вы изменили в жизни?

– Да почти ничего. Я бы взяла себе педагога по языку. Мне не хватает того, что я знаю. Взяла бы два педагога – английский и французский.

– Это единственное, что бы вы изменили?

– Пожалуй, да.

Голос за кадром вспоминает юность Тарасовой, победу на Универсиаде-1966 в паре с Григорием Проскуриным, которая стала и последней серьезной в карьере. Вот так вспоминал те события первый партнер Тарасовой Александр Тихомиров:

– Получилась очень неприятная ситуация. Когда они проезжали круг, как всегда, машут, смотрят на трибуны, зрители аплодируют. Все это в темноте, не было видно, и лежала ковровая дорожка. Татьяна Анатольевна упала, и в результате получился вывих плеча. Полгода она тренировалась, но боль была нестерпимая, и из-за этого ей пришлось прекратить выступления.

Закадровый голос добавил: Тарасова только недавно призналась – в последние годы ее мучила невыносимая боль. Из-за проблем с позвоночником она была вынуждена передвигаться только в инвалидной коляске. В 2013-м она перенесла сложную операцию на позвоночнике и после долгой реабилитации смогла встать и сделать несколько шагов. Но год назад боль вернулась с утроенной силой.

Дальше – снова диалог с Кудрявцевой.

– Сегодня отголоски той травмы дают о себе знать?

– Да, конечно.. Так получилось, что я с 19 лет стала работать, потому что у меня была эта травма. Травма заставляет тебя по-новому посмотреть на жизнь, потому что она абсолютно меняется.

– Неужели тогда нельзя было вылечить плечо и вернуться в фигурное катание?

– Его вообще нельзя было вылечить, и сейчас нельзя. Это вывих – серьезная такая вещь, которая не позволяет работать в парном катании.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– А что за операция у вас была в 2013-м?

– Ой, да каких операций только не было. Зачем мне это помнить? Не помню не потому, что у меня плохая память. А потому, что я не хочу это помнить.

– После 40 лет мы все начинаем немножечко сдавать…

– Лер, ну тебе еще только 25, поэтому тебе…

– Дайте я вас расцелую за это! Спасибо большое. Вас это раздражает или принимаете как данность? Что здесь надо витаминку, здесь травку.

– Ниче я не принимаю. Витамины не люблю, от них может аллергия начаться. И начиналась не раз, поэтому я не экспериментирую.

– Так, а таблетки?

– Ну таблетки пью всякие, вот голова болит, будем пить. Все, что профессура выписывает, будем пить.

– Чек-апы проходите?

– А как же? Обязательно.

– Внимание, вопрос. Олимпийская чемпионка Татьяна Навка называет вас мамой фигурного катания. Вы не раз давали ей советы. Навка убеждена: только благодаря одному вашему едкому замечанию на Олимпиаде-2006 в Турине она получила высшую отметку за артистизм и покорила ледовый олимп. Раскройте секрет – что такого вы ей сказали?

– Не помню. Это нужно было в тот момент, тогда я ей и сказала.

– То есть вы понимаете, какая у вас сила слова?

– Конечно. На черта бы я сдалась, если бы у меня не было силы слова.

– Вы давно знакомы с Навкой? Понимали, что это будущая чемпионка?

– С детства. Танюха выделялась. Не взяла я тогда ее, когда ее мама предлагал мне. Потому что у меня тогда были Бестемьянова/Букин, мне было некогда.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– Вы на несколько лет оставили работу тренера, чтобы ухаживать за старшей сестрой Галиной.

– Да.

– Сколько ей было лет, когда ей поставили страшный диагноз?

– Мало было лет, 60. Рак был двух почек, карцинома.

– Врачи давали прогнозы?

– Да, сказали – 8 месяцев осталось. Я помню, я прям упала сразу. Стояла – и упала. А когда поднялась с пола, смотрю: Галька плачет. Это было в Германии.

– Вы так были привязаны к сестре?

– Это не называется привязанность. Я не знаю, как так родители сделали, мама, что мы вообще друг без друга жить не могли. Я младше на 6 лет. Прожили мы с ней два года и 8 месяцев. Я ее забрала, чтобы сразу определить, что, когда и сколько…

Ну вот мы боролись. Колоссальная потеря.

– И на это время вы ушли с работы и посвятили жизнь сестре?

– Да. Да я бы на всю жизнь ушла с работы. Только чтобы Галька была… Ужасно. Мы еще от мамы скрывали, мама не знала.

– Вы часто плачете или это, по-вашему, удел слабых?

– Нечасто. Это удел и сильных.

– Давайте узнаем правильный ответ.

Навка появляется в кадре: Я всегда знала, что Татьяна Анатольевна меня очень любит. Может, мы с ней похожи, такие родственные души. Она часто мне советует: посмотри это, сходи туда. По жизни я советуюсь, бывает, по поводу маленькой Надюши.

А теперь ответ от Навки, что же случилось в Турине-2006: Я встала в первую позу, она меня подзывает и говорит. Ну что ты встала? Ты так должна встать, чтобы я на твоей попе глаза увидела. В каждом твоем жесте я должна видеть эти глаза.

– Какие качества вы не терпите в людях?

– Хамство, жадность, алчность, можно сказать.

– Почему с Маратом Башаровым не здороваетесь до сих пор?

– Не хочу.

– Это из-за истории с Екатериной Архаровой?

– Да, из-за той истории. Не хочу. Я не знаю этого имени. Он что, пить разве бросил? Че с ним разговаривать?

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– Прощения не заслуживает?

– Человек, который пьет, пить не перестанет. Какое у пьющего человека может быть прощение?

– Жесткая в этом плане, да, Татьяна Анатольевна?

– Ну это же неадекватный человек.

– Как вам тренер Евгений Плющенко?

– Молодец, у него маленькие дети хорошие. Будет работать – будут у него результаты. Постепенно, не то что сразу взять.

– Очень много обсуждают противостояние Плющенко и Тутберидзе.

– Нет, это смешно даже говорить. Этери – выдающийся тренер; Женя – начинающий тренер. Может быть, Рудковская решила, что так будет полезнее для раскрутки. Но это неправильно, это смешно. О чем говорить? Женя первый год работает. Она не понимает, что здесь не слова решают – здесь решают работа, действия.

Когда она это поймет, то поздно не будет. Но она ему уже многое испортила. Я вижу, что он хорошо работает, и это констатирую. А когда будет результат, тогда будет результат.

– Что тогда мешает?

– Ничего не мешает. Время…

– Почему от Жени ушли девочки-фигуристки?

– Потому же.

– Вы не предвзято к нему относитесь?

– Нет. Почему это я должна к нему предвзято относиться?

– Ну из-за Леши Ягудина.

– Кто Леша Ягудин и кто он?

– Кто в то время был артистичнее? Женя или Леша?

– Конечно, Леша.

– А техничнее?

– Конечно, Леша.

– Тогда откуда взялось вот это противостояние?

– Оба делали одинаковое количество четверных, тройных.

– Гном-Гномыч – вы в нем видите потенциал?

– Пока не очень вижу.

– На мой взгляд дилетанта, Гном-Гномыч, как называют Сашу, очень неплохо катается.

– Он неплохо катается. Я думаю, надо только помолчать немножко, годика два помолчать.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– Внимание, вопрос.

Слезы вашей подопечной Ирины Родниной навсегда вошли в историю спорта. В феврале-1980 она в третий раз подряд стала олимпийской чемпионкой в парном катании с Александром Зайцевым. Однако после этой победы ваши пути разошлись. Раскройте секрет: какие элементы принесли победу в Лэйк-Плэсиде?

– Для меня имеет значение победа. Она у меня была 6 лет, две Олимпиады. Они просили, чтобы я их взяла. Для начала. И боялись, что их не возьму. Они меня, а не я их. Они мне сто лет были не нужны. Но коли я взяла, я старалась показать свою работу на них. Я показала.

Пара, которая была соперниками, снялась. Испугалась.

– Я принимаю ваш ответ. Почему вас называют снежной королевой фигурного катания?

– Я красавица.

– Это правда! 33 года вы прожили вместе с Владимиром Крайневым. Вы ругались за эти 33 года?

– Как все.

– Это была счастливая жизнь?

– Да. Он был помешанный на музыке человек, был гениальный человек. Ему ничего другого не нужно было. А мной он гордился. Ну вот гордился. Как Юрка Рост всегда говорит, он тобой хвастался.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– А как вы с ним познакомились?

– Нас было три девочки. Одна очень болела, и мы поехали гадать к бабушке, на окраину Москвы. И она смотрела и говорила: болеть будешь всю жизнь. Но со временем болезнь будет проходить легче.

А потом говорит мне: давай погадаю тебе, дай руку. Я говорю: нет, я не люблю это. И я действительно не люблю. И бабушка: ну да-а-айте… А я: ну, нате.

А она говорит: ой, как интересно. А ты выйдешь замуж очень скоро. Я: когда? Она говорит: очень скоро, не смотри, что он будет маленького роста. Жить будешь с ним счастливо, профессия у него такая интересная – он и пляшет, и поет, и на одной ножке. Мы говорим: так хромой? Пляшет и поет – артист. На одной ножке…

С этим оттуда убыли к Женьке Фрадкиной, потому что она живет в центре. Думаем: посидим, чайку попьем, потреплемся. Заехали, че-то купили. А там Крайнев сидит. Я говорю: о, это сидит моя мечта. Мы незнакомы были.

– Вы так сразу подумали?

– Я прям сказала! А он ждал, мать встречал из Кишинева – самолет не прилетел. Он потом говорит: тебя отвезти? Я мимо щас поеду, мне в аэропорт, давай тебя отвезу. Ну и все. Ну и переехал, наверное, на девятый день.

– Ого, так быстро!

– Быстро. И так бы жить всю жизнь.

– Почему после его ухода вы не создали еще семью, не встретили кого-то? Это уже было невозможно?

– Да не дай бог.

– То есть это был настолько счастливый брак и любимый человек.

– Конечно.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

– О том, что было до Владимира…

– Я была уверена, что вы спросите. До него я была два раза замужем. У меня были очень хорошие мужья. Чудесные.

– Почему не сложилось? Молодость?

– Вы можете сказать, почему у вас не сложилось? Вы же, наверное, не первый…

– Третий.

– Ну, с кем-то не сложилось же. Не сложилось.

– Никогда не жалели?

– Нет.

– Вы читали интервью бывшей жены вашего второго мужа?

– Нет.

– Она сказала, что он трагически погиб.

– Да. Вам недостаточно того, что там написано? Мне достаточно.

Закадровый голос рассказывает «о браке с перспективным легкоатлетом Василием Хоменковым, когда Тарасовой было 23. А через 6 лет она стала вдовой. Газеты пишут: он после ссоры с Тарасовой свел счеты с жизнью. Хоменкову было 29 лет».

– Пришло время узнать правильный ответ (вопрос, напомним, был о Родниной – Sports.ru).

Закадровый голос рассказывает, что Роднина и Зайцев выиграли Олимпиаду-1980 благодаря чистому исполнению двойного акселя и тройной подкрутки.

Татьяна Тарасова о самом сокровенном: без чего ей больно на родине, почему не завела детей и что (всего одно!) изменила бы в жизни

***

В конце шоу Тарасовой дали возможность заработать миллион – при условии, что она раскроет тайну из конверта. Это и есть секрет на миллион.

Кудрявцева предложила Тарасовой раскрыть «одну страшную тайну о личной жизни, которая стала известна программе». Внутри конверта – вопрос об этой тайне, и выбор за Тарасовой: или ответить, или сжечь конверт на свече.

Тарасова сожгла без раздумий. Выигрыш за правильные ответы на вопросы составил 150 тысяч рублей и ушел на благотворительность.

P.S. Несколько лет назад актриса Светлана Пермякова рассказала, что ей подали пустой конверт. «Конверт был пустой. Мне сказали: «Вы миллион не выиграете в любом случае, у нас нет таких финансов», — сообщила она.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

двадцать + девятнадцать =