Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

Подход к большому спорту за границей все явственнее диктует стремление к новой этике. Теперь чиновники транслируют это максимально четко, особенно в фигурном катании.

1) Сразу после женского олимпийского турнира Томас Бах раскритиковал тренеров «Хрустального»: «Я увидел, как плохо Камилу встретили со льда ее тренеры. Ей не создали комфорт, с ней говорили очень холодно. Для меня это сильное впечатление. Не понимаю, как можно быть настолько холодными по отношению к этой девочке. Потом увидел, как отнеслись к Трусовой после выступления, все это тоже неправильно».

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

2) В мае Международный союз конькобежцев (ISU) принял поправки в Этический кодекс, расширив положения о защите спортсменов. Там теперь речь идет не только о домогательствах и жестокости, но и в том числе о халатности тренеров, их пренебрежении к ученикам, невозможности обеспечить безопасную тренировочную среду. Еще вводятся меры за несоответствующие возрасту или телосложению спортсмена методы тренировки.

3) Затем собрался Конгресс ISU. Там коалиция стран, защищающих всех от всего, вела речь не только о поднятии возрастного ценза, но интересовалась даже рекламными слотами на форме фигуристов. Было внесено предложение размещать до 6 брендов-спонсоров на фирменных куртках (раньше можно было только 4), и оно в итоге прошло, но сначала состоялась дискуссия о неравных условиях, в которых окажутся те спортсмены, у которых мало спонсоров.

Что это, как ни попытка зарегулировать в правилах «новой этики» любой нюанс большого спорта?

***

На уровне частных историй подвижки в этой сфере коснулись и России. Скандал с Елизаветой Нугумановой и ее громкими претензиями к тренеру Евгению Рукавицыну не закончился публичными разбирательствами, однако о нем услышали и специалисты за рубежом.

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

Так, Рафаэль Арутюнян дал четкое определение той этике, которая принята в США в таких ситуациях:

«На слова «лишний вес» у нас табу. Мы используем термин «кондиции. Если постоянно твердить спортсмену, а особенно спортсменке, что он толстый, лишние килограммы не уйдут. Можно порекомендовать обратиться к диетологам и нутрициологам. В Америке такого рода скандалы не редкость. В национальной федерации есть специальные подразделения, которые разбираются в подобных ситуациях».

Тут же отреагировала и наша федерация: «У нас будет создаваться комиссия по этике. Она и будет заниматься подобными вопросами по заявлению сторон. Комиссия будет создана, надеюсь, уже в середине июня — после конгресса». Правда, уже июль – и продолжения словам Александра Горшкова пока нет.

***

Будет ли у нас свой SafeSport? Именно так называется американский центр расследования насилия и психологической жестокости в спорте, о котором говорит Арутюнян.

Основная задача, в отношении которой SafeSport обладает исключительной юрисдикцией в США, – рассмотрение заявлений о сексуальных проступках, физическом и психологическом насилии и наложение санкций вплоть до пожизненного запрета на участие во всех олимпийских видах.

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

Когда дело касается физического насилия, SafeSport отличается от правоохранительных органов следующим:

• Не признает срока давности проступков – а значит, может расследовать даже произошедшее в прошлом веке;

• Ведет полную актуальную базу тех тренеров и спортсменов, на которых наложены санкции за проступки;

• Проводит семинары (для юных и взрослых спортсменов, их родителей и всех желающих) о том, как распознавать в отношениях тренеров и воспитанников психологическое давление, недопустимое поведение и другие виды насилия.

Однако не все, что выглядит как добро и прикрывается добром, действует во имя добра. И комиссия по этике нашему спорту нужна, но американский опыт копировать точно не стоит. Разбираемся почему.

1. Если коротко, SafeSport — теневая сторона американского олимпийского комитета, хотя формально центр создавался на пожертвования и с самыми благими целями. Нужен он, в первую очередь, чтобы страховаться от скандалов: обращения спортсменов, попадая туда, засекречиваются, а дальше по возможности заминаются, отклоняются… И только если дело совсем серьезное, то передаются в правоохранительные органы. 

Самый крупный источник финансирования центра – фиксированный ежегодный взнос Олимпийского и паралимпийского комитетов США: 20 миллионов долларов. Но основная часть этих денег предварительно собирается с отдельных федераций, которые платят взносы в зависимости от количества заявлений, поступивших в центр, и объема работы, необходимой для их разрешения. Такая модель финансирования провоцирует федерации препятствовать сообщениям о злоупотреблениях и насилии тренеров, поскольку большее количество жалоб будет стоить им больше денег.

«Представьте, вы ведете расследование, и вас финансирует организация, действия которой вы расследуете. Не находите, что что-то тут неправильно? – подметила Александра Райсман, давая показания по делу врача Ларри Нассара, обвиненного в сексуальном насилии над гимнастками сборной США. – Это полный беспорядок. Безопасность и благополучие спортсменов, похоже, не приоритет».

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

2. На судах SafeSport не всегда свидетельствует в пользу спортсменов. Это не раз отмечали юристы, представляющие истцов: «В подавляющем большинстве случаев система направлена против жертв насилия – и, напротив, ведет себя достаточно дружественно к ответчику», – отмечал адвокат Джон Мэнли.

Фирма Мэнли представляла интересы спортсменов в многомиллионных сделках с национальными руководящими органами их видов спорта. В частности, она входила в группу контор, которые вели переговоры о получении в общей сложности 880 млн долларов от USA Gymnastics и Мичиганского государственного университета от имени клиентов, подвергшихся насилию со стороны Нассара.

Мэнли утверждал: «SafeSport создан исключительно для обеспечения пиара Олимпийского комитета США, он отлично справляется с задачей сохранения фактов в тайне. Лично я не собираюсь больше доверять благополучие своих клиентов кучке недоумков из SafeSport, которым не важны интересы моих клиентов. Сейчас я доверяю лишь правоохранительным органам».

Адвокат Джонатан Литтл – еще один известный адвокат жертв и критик SafeSport и главный юрист USA Badminton – публично посоветовал коллегам в федерации:

«Политика USA Badminton должна заключаться в том, чтобы сообщать о любых заявлениях о злоупотреблениях в местные правоохранительные органы, прежде чем сообщать о них в центр SafeSport. Я видел, как Safe Sport намеренно загубил минимум одно уголовное дело и скомпрометировал другое. Я не думаю, что мы должны сообщать им о чем-либо».

Заинтересованность в создании положительного имиджа американского спорта, его успешных спортсменов и тренеров, очевидно, ключевая цель. И отсутствие разбирательств и жалоб – лучший сценарий для функционеров.

3. Когда же дело доходит до наказаний, то у SafeSport есть лазейки, чтобы оправдать ответчика.

Говард Джейкобс, адвокат, специализирующийся на защите спортивных деятелей в дисциплинарных разбирательствах, обжаловал 17 санкций в арбитраже от имени клиентов. И 6 из них были полностью отменены, еще 5 – значительно смягчены.

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

«Дела о насилии [в том числе психологическом], связанные с SafeSport, как правило, представляют собой дела типа «он сказал, она сказала». И правила не дают арбитру четких указаний относительно того, какой должна быть соответствующая санкция, – рассказал Джейкобс ABC News. – Поэтому в большинстве случаев стратегия защиты состоит из двух частей: во-первых, оспаривание факта нарушения, а во-вторых, если нарушение имело место, оспаривание суровости санкций.

Бывают случаи, когда спортсмен или тренер говорит: «Да, я сделал это, но наказание, которое вы наложили, сумасшедшее». И в таких случаях есть механизм, позволяющий просто оспорить длительность наказания».

Антирекорд центра: по статистике почти половина (42%) ответчиков, подавших апелляцию на решение SafeSport, получила смягчение наказания или полное снятие санкций.

4. Секретность – еще одна черта SafeSport. Представители центра считают, что обнародование основного отчета, как это часто делается в уголовной и гражданской судебных системах, может нарушать ожидания жертвы о неприкосновенности частной жизни или даже подвергнуть опасности свидетеля, который поддерживает обвинение. Поэтому процедуры намеренно разработаны таким образом, чтобы отличаться от политики гражданских и уголовных судов.

По словам Дэна Хилла, пресс-секретаря центра SafeSport публичная база данных, которая ограничивается указанием имени правонарушителя, срока его наказания и категории правонарушения только в период действия наказания, предоставляет достаточно информации, чтобы служить предупреждением для общественности.

Однако в случае отмены пожизненного запрета или завершении срока менее строгой санкции имя человека удаляется из публичной базы данных центра, зачастую не оставляя никаких сведений о том, что заявление вообще было сделано и шло расследование.

При этом сам центр не только отказывается публиковать копии заключений по завершенным делам, но и не дает заявителям возможность поделиться этой информацией, если они этого хотят. Только случайные откровения в интервью от свидетелей или участников событий могут вынести в публичное пространство важную информацию о тренере нарушителе. Как правило, информация остается скрытой от потенциальных спортсменов и их родителей.

***

Описанное выше — огромное поле для чиновничьих манипуляций, чтобы держать на крючке весь тренерский состав США, да и сборную тоже, прикрываясь знаменем «новой этики». У нас пока только анонсируют комиссию по этике.

Скандал с Нугумановой показал: нашей фигурке нужна этическая комиссия. Главное, чтобы она работала не как SafeSport в США

И одновременно:

• есть риск, что выстроят такую же бездушную махину для сокрытия страшных тайн;

• и есть шанс, что будут думать чуточку больше о спортсменах и чуточку меньше о своих должностях – и действительно сделают хорошо.

Тут каждое дело – это чья-то спортивная карьера, чье-то будущее.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пять × 4 =