«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Закончился первый сезон «Последнего акселя» – как позиционирует продюсер Дарья Легони-Фиалко, «драмы о спорте, который дарит спасение и очищение».

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Завязка донельзя банальная: провинциальная талантливая фигуристка Воробьева (Ангелина Загребина) приезжает к лучшему тренеру в женском катании Артаковой (Елена Подкаминская), чтобы стать успешной и вытащить из интерната свою сестру.

В новой группе сильную конкурентку не любят, постоянно пытаются унизить и подставить, зато местный принц, он же сын Артаковой и талантливый одиночник (Федор Федотов), влюбляется практически с первого взгляда.

Вообще, снимать сериал о фигурном катании – в какой-то степени неблагодарное дело. Болельщики видят драму и накал страстей в том, что Загитова в Корее перенесла риттбергер ко второму лутцу; в том, что Игнатов с четырьмя квадами остался без медали, иногда даже в том, что Трусовой начали ставить неясное ребро на флипе.

Но это малая часть подписчиков стриминга: остальным нужны более близкие ассоциации и более понятная интрига. Техническими деталями такие зрители готовы пренебречь, потому что не находят их важными или просто не считывают ляпы.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Более того, даже в документальном сериале Tessa & Scott было много явной постановки и ненужной драмы, потому что твиззлы интересуют людей меньше, чем человеческие взаимоотношения. В этом плане олимпийский цикл On Edge про группу Дюбрей и Лозона выглядит более стильным и качественным.

Исключения из правил, конечно, есть – «Тоня против всех», например, куда более достоверное кино, чем «Последний аксель» и «Лед» вместе взятые. Впрочем, если бы «Тоню» растянули до сериала, не факт, что сценаристы избежали бы соблазна упростить все связанные с фигурным катанием моменты до восприятия массового зрителя.

Ниже – причины, по которым «Последний аксель» – очередной неудачный сериал о фигурном катании. Осторожно: в тексте много спойлеров.

Если пару ляпов в сценарии или орфографические ошибки на экране еще можно оправдать, то количество промахов во всем, что касается спорта, точно непростительно для кино, консультантами которого создатели заявили Ягудина и Медведеву. Хотя в титрах они в этом качестве не указаны.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Кульминация сюжета – некий турнир в Санкт-Петербурге, куда мечтает попасть Воробьева. Создатели так и не определились, что это: одни герои называют его чемпионатом России, другие – Первенством, а на арене висят баннеры финала Гран-при.

Через несколько серий спортсмены снова соревнуются на чемпионате России, хотя по сюжету успело пройти не больше пары месяцев.  

Фигуристы катаются в темноте (и нет, это не показательные), причем короткая программа почему-то проходит дважды; спортсмен сбегает из кисс-энд-края послушать вместо оценок голосовое сообщение от своей девушки, а главная героиня впервые видит свое платье прямо перед соревнованиями. Диктор на арене не только называет оценки, но и дает свои комментарии к прокату (да, как в «Ледниковом периоде»), при этом делая две ошибки в слове «риттбергер».

Система оценивания меняется за пару недель: в первой серии фигуристка вздыхает над своим идеальным прокатом со сплошными 6.0, а потом – резкий переход к современным баллам (хотя компоненты по старинке называются артистизмом) – ISU стоит поучиться у сценаристов такой оперативности.

Оценивание спортсменов в сериале – отдельная тема. Фигуристы почему-то получают баллы уже на контрольных прокатах, хотя они воспринимаются как рядовая тренировка: Воробьеву, например, просят откатать старую программу, чтобы приберечь новую до основных турниров.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Сын Артаковой набирает за прокат на чемпионате России 112 баллов – выше действующего мирового рекорда (111,82). И это не сатира на оценки Дэвис / Смолкина, которые начали взлет уже после выхода сериала, а традиционное для сценаристов пренебрежение к фактам.

Кроме именитых консультантов создатели пригласили в сериал неплохой штат дублеров: Лазукин, Устимкина, Самодурова, Хромых. При этом тренировки в местном «Хрустальном» скорее напоминают группу здоровья, а над достоверностью технического контента никто не задумывался.

Вот, например, главной героине предлагают исполнить тройной аксель с тройным тулупом, она скручивает 2,5 оборота, после чего тренер спрашивает ее: «А чего недокрутила, сил не хватило?». Просьба пойти на такой элемент в адрес девочки, едва запрыгавшей ультра-си, уже выглядит странно. Еще более абсурдно то, что в короткой программе каскад с трикселем ставят после вращения и дорожки.

Исправление всех этих мелочей никак не усложнило бы съемки, но сделало сериал в разы достовернее. Триксель в каскаде прыгают даже некоторые российские юниорки – любая из них, скорее всего, была бы рада сняться в эпизоде просто ради интересного опыта и упоминания в титрах.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Промах даже в том, что подруга главной героини мечтает после карьеры выучить китайский и кататься в местных шоу. Пять минут в интернете – и даже сценарист, не отличающий Медведеву от Загитовой, должен уловить, что в реплике следует заменить Китай на Японию.

Есть вещь, которая выгодно отличает «Последний аксель» от нетфликсовского Spinning Out, имеющего все те же проблемы с перебором драмы и крайне неубедительной спортивной составляющей: сценаристы постарались оставить в сюжете как можно больше отсылок к реальным персонажам.

В первую очередь – к Плющенко и Тутберидзе.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Антагонисту местной Этери Виноградову (Арсений Попов) в первой серии выделили примерно 20 секунд, в течение которых он перечисляет главные аргументы хейтеров «Хрустального»: фраза про 14-летних обезьянок с чудесами акробатики явно отсылает к «одноразовым стаканчикам» Арутюняна и «краткосрочному феномену» Орсера, а слова об отсутствии хореографии – к критике Трусовой.

Сценаристы недвусмысленно намекают, что Виноградов списан именно с Плющенко: невзначай упоминают, что он двукратный олимпийский чемпион и трехкратный чемпион мира, а еще к нему сбежали две примы местного «Хрустального» (в конце сериала сбегает еще одна, когда тренер отказывается выполнять ее условия об индивидуальных тренировках). А вот показательная реплика от Артаковой: «Из телевизора прямо не вылезает, когда он успевает со своими фигуристками заниматься, шоумен?»

Связь Артаковой с Тутберидзе тоже постарались показать достаточно явно: слегка отстраненная манера поведения; школа с явным уклоном на женское одиночное; двое помощников (правда, Дудаков стал женщиной) и ребенок-фигурист, который уговаривает маму дать шанс главной героине как в мартовской истории с Дианой Дэвис, замолвившей словечко за Алену Косторную.

Впрочем, если Плющенко-Виноградов выглядит довольно сомнительным персонажем, то Тутберидзе на свой сериальный образ обижаться сложно.

Местная Этери показана строгим, очень много работающим успешным тренером, выращивающим чемпионок с нуля (это подчеркнуто отдельно), которая при этом дает шанс девочке из Ульяновска и даже пускает ее пожить к себе домой.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Посреди сериального чемпионата России Виноградов пытается увести ученицу конкурентки с пафосной формулировкой «Артакова – натура увлекающаяся, и она мне лично сказала, что сейчас увлечена не вами».

Если бы создатели сериала не писали слово «балл» с одной Л, можно было поверить в то, что они пытаются потроллить Тутберидзе ее любовью к цитированию Цветаевой.

Видимо, опасаясь, что наблюдать только за спортивными событиями будет скучно, создатели решили разбавить сюжет второстепенными линиями. И их намного больше, чем сцен на катке.

Сестра главной героини, например, живет в интернате, где над ней издеваются другие девочки – немалый хронометраж занимают конфликты на почве дедовщины.

Детективная линия в лучших традициях поздних «Улиц разбитых фонарей» (символично, что отца Воробьевой играет как раз майор Волков оттуда) присутствует в каждой серии, а экранного времени у местного следователя едва ли не больше, чем у Артаковой.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Врач сборной (он же муж помощницы Артаковой) крутит роман с девочкой-подростком; главная героиня за первые две серии успевает поучаствовать в двух постельных сценах; фигуристки конфликтуют между собой чаще, чем тренируются. Методы разные – от написания оскорблений на дверце шкафчика и подножек на льду до подсыпанного в бутылку с водой фуросемида и испорченных коньков.

Во всем этом потоке драмы теряются важные темы, которые все-таки удалось затронуть сценаристам. В первой серии спортсменка совершает самоубийство после того, как ее отстранили от тренировок с подозрением на анорексию, но больше эта линия никак не развивается.

Ученик Артаковой получает травму позвоночника и не понимает, что делать дальше – тренер мягко пытается убедить его в том, что на фигурном катании жизнь не заканчивается. Это сильный сюжет, но он затерялся между очередной сценой со следователем и танцами Воробьевой под грустную музыку.

У сериала был потенциал стать неплохой спортивной драмой. Пусть с второстепенными линиями и мелкими упрощениями, но все же спортивной.

Создатели собрали хороший актерский состав (лучше Подкаминской Тутберидзе сыграла бы только сама Этери, Федотов / Артаков – тоже здорово); нашли в сценарии место для реальных спортсменов – Ягудина и Медведевой; попытались подружиться с фанатами «Импровизации», пригласив на роль Виноградова Арсения Попова – именно его больше всего ждали в комментариях под обоими трейлерами.

«Последний аксель» – неудачный сериал о фигуристах: много небрежностей и странной драмы – радуют только отсылки к Плющенко с Тутберидзе

Никто не требует от продюсеров создавать сериал по реальным событиям или проводить на катке 90% съемочного времени. Но если действие все-таки происходит на льду, то хочется, чтобы от фигурного катания там были не только примитивные приемы вроде выкручивания болтов в коньках у соперницы и наименование прыжка в названии.

Олимпийский сезон – время подписаться на телеграм-канал автора

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

17 + 7 =