Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Колонка Алексея Авдохина.

Растерянность – состояние, в котором уже несколько дней живет наш спорт.

Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Допинг Камилы Валиевой: пожалуй, более невероятного бреда перед Олимпиадой-2022 придумать было невозможно. Теперь это реальность, от которой не спрятаться – как бы ни хотелось.

И в этой истории, как и в любой другой, связанной с допингом, слишком мало понятного – возможно, всей правды мы не узнаем никогда.

Есть факты: декабрьская позитивная проба после короткой на чемпионате России (25 декабря), запрещенный триметазидин из класса модуляторов метаболизма, запущенное разбирательство в Спортивном арбитражном суде (CAS).

Но нет главного – ответа, почему за кошмар, в котором замешаны взрослые люди, страдает один 15-летний ребенок.

Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Через два месяца Камиле исполнится 16, но сейчас ее возраст – серьезный юридический аргумент. Кодекс WADA считает таких спортсменов защищенными – в антидопинговом законе объясняется, что они могут не иметь достаточных умственных способностей для понимания и придания значения запретам по отношению к допинговым нарушениям (если что – это цитата).

Например, Валиева, в отличие от взрослых спортсменов, имеет право не объяснять, каким образом в ее организм попала запрещенная субстанция – кто рекомендовал, в какой форме принимала, зачем.

Но – и это максимально важно в случае Камилы – дополнительная ответственность возлагается на окружение спортсмена и персонал, который работает с ним: тренеры, врачи, руководители. Именно они отвечают за все, что происходит с ребенком – для понимания этого в общем-то не нужны никакие законы.

«Сплетни не комментирую», – отмахивалась Этери Тутберидзе день назад, когда весь мир уже полоскал имя ее ученицы, а репутация нашего спорта в очередной раз тонула. Возможно, помня об интервью Познеру три года назад, в котором зачем-то рассказала, как ее команда напоследок прокапывалась еще разрешенным мельдонием, и жаловалась, что после его запрета придется искать «что-то новое».  

Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Теперь это не сплетни, а официальные данные. Даже нет, не данные – обвинения.

И сейчас нельзя обойтись без объяснений. И они нужны даже не болельщикам – нужны Камиле.

Понятно, что сейчас говорить можно не все, слишком велика цена каждого слова. Но это бесконечно лицемерная позиция – молчать, пока терзают и уничтожают ребенка (сегодня в микст-зоне, закутавшись в капюшон, прошла одна Камила). А все защитные официальные формулировки наших руководителей – какой-то совсем лютый стыд.

«Федерация фигурного катания на коньках России не сомневается в честности и чистоте своей спортсменки, приложит все усилия для выяснения обстоятельств произошедшего и окажет спортсменке необходимую всестороннюю помощь и поддержку», – вот этим сообщением, например, ограничилась ФФКР.

Валиева действительно ребенок, который может не осознавать многих вещей – даже с точки зрения бездушного WADA. В 15 лет вообще трудно сомневаться во взрослых, с которыми ты работаешь и доверяешь – как самым близким, как родителям.

Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Они правы во всем – когда дают сумасшедшие нагрузки («это же тебе на пользу, только так становятся чемпионкой!»). Когда ограничивают – в еде, развлечениях или общении с родными. И когда назначают витамины и добавки – тоже. 

Разве могут родители обманывать или желать зла?

Но в какой-то момент происходит взрыв и выясняется, что за все отвечать тебе одному. Нет, конечно, тебе выразят поддержку, наймут дорогих юристов и будут по-доброму смотреть в глаза – но разве в этом ответственность.

Весь мир замер в ожидании – все понимают, что Валиевой не нужен никакой допинг, но тем поразительнее факт его обнаружения. Вопросы в общем-то самые простые: как? Зачем? Кто виноват?

И отвечать на них точно должна не Камила.

Но, похоже отвечать не собирается вообще никто – всем, кто мог бы это сделать, проще и безопаснее существовать в парадигме «разбираются, потерпите».

И уж точно никто не собирается делить c Валиевой ответственность.

А она – ответственность – не только в томных интервью, обнимашках после прокатов и #работаемдальше в инстаграме. Она в том, чтобы принять огонь на себя, когда ученику трудно и больно. Заслонить, когда его расстреливают подозрениями и обвинениями. Вытащить – публичными словами и аргументами – из водоворота, в котором потеряется даже взрослый.

Почему из-за допинг-кошмара, в котором замешаны взрослые, страдает ребенок? О Камиле Валиевой

Да, кодекс WADA (а с недавних пор и уголовный кодекс РФ) жесток по отношению к персоналу несовершеннолетних – если в ходе расследования выясняется, что о назначении запрещенных препаратов знали тренеры, их ждет дисквалификация вплоть до пожизненной. И, наоборот, лоялен к несовершеннолетним – можно отделаться даже выговором без бана.

И поэтому молчание сейчас выглядит не попыткой защитить Камилу, а наоборот – спрятаться за ней, ее возрастом, статусом и защищенностью кодексом WADA.   

Помните, как у «Сплина» – каждый раз, когда кровь на ладонях и падают слезы из глаз, очень больно смотреть, если кто-то страдает за нас.

Грустно, что в этот раз страдать за всех выпало Валиевой.   

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

13 − восемь =