Откровенное интервью с Этери Тутберидзе в программе «Пусть говорят»: тяжёлое прошлое, ложь Медведевой, болезнь дочери

«Прощение? Это же унижает». Необычайно откровенная Этери Тутберидзе

Сейчас имя Этери Тутберидзе известно каждому любителю фигурного катания, а ведь когда-то лучший тренер мира была простой фигуристкой, утопающей в нищете на чужой земле. Уехав в США, будущая наставница искала дорогу в жизнь, а в итоге едва осталась жива после теракта. Тогда специалист решила действовать самостоятельно, начав всё с чистого листа.

«Мне не хотелось возвращаться проигравшей. Я думала: «Я же поехала заработать денег, привезти их родителям, а не приехать без ничего, как нищая», — говорила Этери Георгиевна.

В честном интервью в программе «Пусть говорят» Тутберидзе рассказала о начале своей карьеры, о взаимоотношениях со звёздными ученицами, о конкуренции с Плющенко и трагедии в семье.

«Спортсмены обижаются и уходят»

Свой рассказ Тутберидзе начала с тех, кто зарядил её желанием двигаться вперёд. Самые важные люди для тренера — её родители. Специалист отметила, что именно они помогли ей определиться с будущей целью. Доказать отцу, что чего-то стоишь, или порадовать требовательную мать — в любом случае Этери Георгиевна благодарна им за подаренную возможность.

«Мама сопереживала, даже вела дневник, где считала количество медалей, и потом мне в конце года подавала: сколько в том году, сколько в этом, какого уровня медали. Она очень болела фигурным катанием.

Когда мама привела меня в фигурное катание, она была строга со мной. Она знала, что я вообще не должна ни секунды стоять. Мне нельзя было останавливаться. Я делала какое-то упражнение, движение и уже думала, что делать следующее, чтобы мама не ругала. Она это делала для меня, не для себя», — рассказала Тутберидзе.

Новость по теме
«А я сзади бью папу по плечу». Этери Тутберидзе рассказала, что мотивировало её с детства

Следуя примеру мамы, Этери Георгиевна создала себе холодный и неприступный образ в работе.

«Так проще. Что касается строгости и жёсткости, она на самом деле присутствует на тренировках, потому что мне бывает бесконечно обидно, если я понимаю, что спортсмен данную тренировку мог провести намного лучше или не может собраться. И приходится где-то раздраконить, где-то заставить включиться. Ну хорошо, да, меня ещё один спортсмен любить не будет. Обижаются и уходят. Этих примеров очень много», — объяснила своё решение тренер.

«Прощение? Это унижает»

В прошлом году от Тутберидзе ушли две самые яркие фигуристки. Александра Трусова и Алёна Косторная продолжили свою карьеру в академии двукратного олимпийского чемпиона Евгения Плющенко. Тренер рассказала, как отреагировала на решение Русской ракеты.

«Уход Саши Трусовой? Она абсолютно искренне сказала, что ей нужно сменить картинку. Правильно или нет, но я почувствовала, что мы — декорации. Нам всегда кажется, что там трава зеленее, небо голубее и всё лучше».

По иронии судьбы через год обе фигуристки вернулись в «Хрустальный» в надежде перезагрузить карьеру после провала у Плющенко.

«Если спортсмен уже идёт обратно, значит, он что-то осознал. Я же заставляю не потому, что мне это нравится. Спортсмены бывают разные, но кого-то надо, к сожалению, заставлять. Это энергозатратно. Я тоже хочу выходить и получить удовольствие от процесса, а не заставлять.

Девочки, которые возвращаются ко мне из других мест, начинают с прощения? Нет, не люблю это. Зачем эти прощения? Это же унижает. Мы же все хотим сохранить чувство самодостаточности», — делилась Тутберидзе.

Откровенное интервью с Этери Тутберидзе в программе «Пусть говорят»: тяжёлое прошлое, ложь Медведевой, болезнь дочери

«Этери Георгиевна, вы святая». Решение Тутберидзе простить Косторную произвело фурор

«Нет никакого Плющенко»

На вопрос о конкуренции Этери Георгиевна ответила, что не считает себя самым востребованным тренером. О противостоянии же с Евгением Плющенко специалист высказалась довольно лаконично:

«Нет никакого условного Плющенко. Я понимаю, при чём тут этот тренер. Но, смотрите, если наши спортсмены хороши, они будут желанны везде. Если они плохи, то никому не нужны. Мы стремимся к тому, чтобы они были сильными и желанными. Здесь вопрос в спортсмене, в доверии и понимании».

Тутберидзе призналась, что неоднократно и сама задумывалась о том, чтобы приглашать в свою группу опытных фигуристов, однако долго не решалась на этот шаг. Тренер считает, что обязана соблюдать профессиональную этику — именно по этой причине она не стала работать с Максимом Ковтуном и не звала к себе Елизавету Туктамышеву.

Новость по теме
Этери Тутберидзе: я не пригласила бы к себе в группу Елизавету Туктамышеву

Единственной спортсменкой, кого Этери Георгиевна взяла к себе с первого взгляда, стала олимпийская чемпионка Алина Загитова.

«Пришла слабенькая девочка, но была очень складная. Красивая слива. Я взяла её, потом её выгнала. Потому что она начала лениться. На тот момент она жила с мамой. И я пыталась маму научить процессу. У нас было условие, что мама не будет жить в Москве до олимпийской медали — и мама выдержала. А потом мама приехала, и Алина сразу стала девочкой, маминой дочкой, которая уже не хотела 12 часов проводить на катке», — сказала Тутберидзе.

«Переживала, что внимание журналистов разрушит Юлю»

Сложные отношения были у тренера и с другими чемпионками в её группе. Юлия Липницкая сделала Этери Георгиевну знаменитой, но победного триумфа в Сочи не случилось:

«Я переживала, что внимание журналистов полностью разрушит сконцентрированность Юли, что, в принципе, и произошло. От командного турнира до личных соревнований это был уже другой спортсмен. Она была не сконцентрирована. Если вернуться по записи на шестиминутную разминку короткой программы, я уже на льду поняла, что она не будет кататься. Она не разминалась, водила пальцами по борту и заглядывала в глаза каждому судье».

Нелегко пришлось специалисту и на Олимпиаде в Пхёнчхане. Драматичное противостояние Медведевой и Загитовой вкупе с известием об ухудшившемся состоянии матери подкосили наставницу. Тутберидзе пришлось вызывать скорую с другого конца планеты…

«Позвонила на каток, в дирекцию. Говорю: «Помогайте, вызывайте скорую, езжайте сами». В начале я думала, что это инсульт. В общем, всё равно, наверное, мама меня дождалась. Мы даже продлили её месяцы жизни. Конечно, каждый из нас хотел бы вернуться в тот момент, где живы твои родители. Сказать им спасибо. Мы же не умеем ценить то, что имеем. Мы воспринимаем всё как должное», — вспоминала тренер.

Новость по теме
«Она уже не обладала речью». Тутберидзе трогательно рассказала о последних месяцах мамы

«Вместо того чтобы готовиться, Женя объездила все японские шоу»

Как ни странно, но проигрыш Евгении Медведевой Тутберидзе тоже восприняла спокойно. Может, не осталось сил после личных потрясений, а может, потому что Этери Георгиевна понимала причину этой серебряной медали.

«У неё интервью было, где она сказала, что она нас умоляла оставить программу первоначальную, которая была поставлена. Это неправда. Она вышла со льда в Братиславе, надевая чехлы, сказала мне: «Я больше эту программу не поеду». Я уже из самолёта позвонила Даниилу Глейхенгаузу и сказала, что нужно делать что угодно, но ставить программу. Он сказал: «Вы что, с ума сошли?» Но не успели вкатать. Потому что вместо того, чтобы готовиться к сезону, Женя объездила все японские шоу летом. Мы вышли на прокаты в очень слабом виде.

Дальше игра с весом, потому что кто-то сказал Жене, я даже знаю, кто, что она выглядит анорексичкой и у неё будут маленькие компоненты, несмотря на то что у Жени тогда уже были десятки. Она начала намеренно отпускать вес, тогда пошли недокруты и стрессовый перелом кости. Мы сделали всё, что могли, в предложенных обстоятельствах», — откровенничала наставница.

Расставание с Медведевой было тяжёлым. Этери Георгиевна призналась, что стала для Жени второй мамой и её потеря сильно ударила по ней. С тех пор, по словам Тутберидзе, она старается особо не привязываться к своим ученицам.

«Было ли ощущение, что становлюсь девочкам ближе, чем их мамы? Вот это у меня было, наверное, без обид для других спортсменок, с Женей Медведевой. Настолько она где-то нуждалась во мне, я её воспитывала, учила, как краситься, одеваться, вести себя, как реагировать на какие-то шутки. В какой-то момент этот конфликт отцов и детей со мной произошёл. Поэтому, если честно, стараюсь не приближать больше».

Откровенное интервью с Этери Тутберидзе в программе «Пусть говорят»: тяжёлое прошлое, ложь Медведевой, болезнь дочери

«Не смогла уйти нормально? Страшно?» Тутберидзе жёстко ответила Медведевой

«Моя дочь — то, ради чего я живу»

Этери Георгиевна не раз говорила, что даёт своим подопечным равные шансы, и своё слово она держит. На вопрос, кто является её фавориткой, Тутберидзе ответила почти не задумываясь — это её дочь Диана. Фигуристка мощно прогрессирует в этом сезоне с партнёром Глебом Смолкиным и претендует на поездку в Пекин, а ведь ей и её маме пришлось через многое пройти на пути к этой цели.

«У меня с ней доверительные отношения. Мне кажется, она мною гордится и любит меня. И я её люблю. Не без громких фраз, но она то, ради чего я живу», — на этих словах тренер расплакалась. Говорить о болезни дочери было труднее всего…

«Конечно, мы все начинаем спрашивать: почему я, почему она? Я думаю, все так спрашивают. Сложная тема. Нам всем хочется, чтобы наши дети были здоровы. И их болячки, конечно, мы готовы на себя забрать, всё что угодно… Господи, отдай это мне, а я с этим как угодно доживу. Моя задача была просто первоначально адаптировать её к нормальной жизни», — вспоминала Тутберидзе.

Но как человек необыкновенной силы и способностей Этери Георгиевна смогла добиться большего. Теперь лучший тренер мира и её дочь покоряют мир каждая в своей сфере, но при этом остаются крепкой семьёй. Тутберидзе шла к этому моменту долгие годы и наконец получила щедрое вознаграждение за труды.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

3 × 5 =