Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

«Фигуристки Тутберидзе чувствуют потребность в новой лексике». Интервью с Бетиной Поповой

Меткие замечания Бетины Поповой о фигурном катании нередко вызывают жаркие споры. Яркая и дерзкая спортсменка не боится открыто говорить о проблемах любимой дисциплины, подвергая сомнению устоявшиеся негласные правила и саму систему оценивания ISU. Как хореограф она видит и плюсы, и минусы в новой реформе зарубежных чиновников, но больше переживает не о них, а о том, как к нововведениям отнесутся российские тренеры. Бетина считает, что в главном штабе страны есть нехватка идей, поэтому звёзды Этери Тутберидзе заполняют хореографический пробел самостоятельно.

О том, как это происходит, почему ультра-си ограничивают постановщиков и была ли смена программы Щербаковой в олимпийском сезоне попыткой избежать риска, — читайте в эксклюзивном интервью «Чемпионату».

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

«Консерватизм — реальность фигурного катания». Как создаются шедевры на льду

  • «Ультра-си ограничивают хореографа — ты не можешь добавить что-то суперкреативное»

  • «Консерватизм в фигурном катании — это та реальность, в которой существуют все»

  • «Идея востока была интереснее, Щербаковой она очень шла. Мне кажется, тренеры побоялись рискнуть»

  • «Должен быть какой-то регламент, чтобы не было по пятьсот «Кармен» за сезон»

  • «Ты ставишь историю любви, потому что мальчик — девочка, всё понятно»

  • «Что это за спорт, в котором есть очередь? Это не совсем нормально»

«Ультра-си ограничивают хореографа — ты не можешь добавить что-то суперкреативное»

— Расскажите, почему вы решили стать хореографом. Есть ли у вас желание привнести что-то кардинально новое в фигурное катание?— Решила стать хореографом давно, когда ещё каталась сама, потому что мне не всегда нравились решения тренера, которые он использовал в наших программах. Я видела это как-то по-своему, мне хотелось реализовывать себя в этом, поэтому я пошла в ГИТИС, получила там образование балетмейстера и теперь могу работать в этой сфере. Конечно, хочется привносить что-то новое, но нужно делать это очень аккуратно, постепенно, потому что не всегда зрители и судьи готовы к этому. — Ограничивают ли элементы ультра-си хореографа при постановке программы?— Элементы ультра-си ограничивают хореографа, потому что на них закладывается разгон, кроме того, ты понимаешь, что это бывает не стопроцентное выполнение — ты не можешь добавить что-то суперкреативное, потому что это может потеряться в моменте проката. Ультра-си очень сильно влияют на постановщика, особенно в одиночном катании: ты понимаешь, что, скорее всего, спортсмен может в какой-то момент пересчитать что-то, какой-то акцент куда-то сместить. В этом плане важно смотреть на рисунок программы, чтобы не было наматывания кругов в одну сторону, чтобы не было так, что сначала прыжки, а потом уже катаешься, или наоборот. Есть такой компонент, как композиция программы, и в нём должно учитываться, что элементы должны быть расположены сбалансированно, по рисунку не должно быть много повторений, нужно обкатывать всю поляну, показывать и рёберное катание, и широкое дуговое — есть очень много нюансов.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Александра Трусова

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Как уложить сюжет постановки в три-четыре минуты?— Очень сложно. Каждый хореограф-постановщик берёт свою линию, свой почерк использует, кто-то пытается подчёркивать музыку элементами, кто-то — пантомимой, кто-то — сюжетным построением рисунка. У каждого свои инструменты работы, но это правда очень сложно — донести до зрителя за три минуты полную историю. К примеру, когда берут балеты катать, донести весь балет, разумеется, не получится. Можно донести определённое настроение или какую-то определённую партию, маленькую часть истории, плюс учитывая все элементы.К сожалению, у нас не все элементы помогают музыке, иногда они просто должны быть в программе. Раньше вот в танцах была поддержка — она отражала музыкальность, сейчас мы делаем поддержки, потому что нужно их делать. У нас три поддержки, и неважно, есть ли тут музыкальный акцент, ты отталкиваешься от этого. Нужно положить три поддержки в программу. В какой момент они должны быть? Подряд ты не сможешь положить две поддержки, потому что музыкально тебе не хватит разгона на них. То есть элементы дают такую сложность в раскладывании программы, чтобы доносить образ и при этом была цельность какая-то.

«Консерватизм в фигурном катании — это та реальность, в которой существуют все»

— В 2019 году перед турниром Finlandia Trophy вы с Сергеем Мозговым поменяли одну из программ. Объяснили это тем, что хотели получать больше баллов, а тренеры отмечали, что не все красивые вещи в вашей постановке приносят максимальный уровень. Так как всё-таки совмещать техническую сложность и красоту в программах?— Нужно искать, всё равно все работают в одних и тех же правилах, и тот, кто больше исхитрится, тот и выиграет в презентации программы. Действительно, иногда жертвуешь красотой элемента, чтобы получить больше баллов. Что касается танцев, это немного несправедливо, потому что это и есть суть дисциплины — красота, музыкальность, передача образа. Что касается одиночного, то это про сложность, про элементы больше, чем про катание, поэтому судьи и должны тут понимать и оценивать это по-другому. Как композиция строится для танцев, для одиночного, для парного — это совершенно разные вещи. Какие ресурсы можно использовать, как можно изловчиться — это сложная задача для каждого постановщика. — Может ли интересная постановка помочь набрать больше баллов?— Конечно, может. Просто красивая хорошая постановка наберёт много баллов, потому что будет понятна зрителю, понятна судьям. Судьи — это те же люди. В менее креативной, но более простой, привычной постановке спортсмен может выложиться на сто процентов, быть уверенным в каждом своём движении. Она не требует такого большого количества времени на отработку, и судьям будет легче это оценивать. В этом плане более простыми постановками выигрывать легче. Но бывают отдельные случаи, когда сложнейшие постановки со сложнейшими элементами помогают сделать рывок. И судьи это понимают и принимают, а когда у спортсмена получается хорошо… К примеру, ритмический танец Пападакис и Сизерона этого сезона или классный хип-хоп Нэйтана Чена.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Гийом Сизерон и Габриэла Пападакис

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Консерватизм в фигурном катании — это проблема?— Я бы так не сказала, просто это та реальность, в которой существуют все. Все оказываются в равных условиях, и для кого-то может быть интересно развивать себя в новом, для кого-то — совершенствовать себя в том, что он умеет, до идеала. У всех разные пути, разные цели, как и у тренерских коллективов. Кто-то идёт новаторским путём, кто-то идёт по уже протоптанной дорожке, проверенной, чемпионской. Восприятие судьями и тренерами нового в целом и даёт некоторый стопор в фигурном катании, но также если происходит какой-то рывок, то он происходит громко и его невозможно не заметить. — Почему ещё приходится менять программы по ходу сезона?— Спортсменов не заводит музыка, не чувствуют себя в этом образе, иногда даже бывают суеверные моменты. Очень часто это происходит по рекомендации судей. Они говорят: «Вот, ваша прошлогодняя произвольная была сильнее, так что давайте оставьте её». Особенно если речь идёт о каких-то серьёзных сезонах типа олимпийского или о подготовке к чемпионату мира. В танцах редко можно увидеть, когда программу оставляют на второй год, всегда ставят новое, но в одиночном катании такое можно встретить. Бывает, кто-то посреди сезона ставит новую программу, как Аня Щербакова в этом году — полностью новая программа с другим образом. Но здесь нужно понимать, что в одиночном с этим проще, потому что все связки у ребят более-менее прикатаны, дорожка шагов – она какая была, такой и остаётся, просто изменены акценты, изменён немножко рисунок. Но по факту это остаётся почти та же самая программа со смещёнными акцентами, которые подогнали под эту музыку. Это норма, потому что шагов не так много, всего две руки, две ноги. Когда ты катаешься один, не так много того, в чём ты можешь поэкспериментировать. Одиночникам в этом плане легче менять программу посреди сезона — у них разгоны на элементы занимают очень много времени, на сами связки остаётся мало, выдумывать нечего.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

«Летающие табуретки» на льду — это некрасиво». Зачем фигуристы занимаются танцами

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

«Beatles или Queen воспринимались со смехом». Почему так важна музыка в фигурном катании

«Идея востока была интереснее, Щербаковой она очень шла. Мне кажется, тренеры побоялись рискнуть»

— Бытует мнение, что фигуристы вынуждены довольствоваться «золотым фондом». Это так?— Получается, что так. Периодически этот фонд расширяется, случаются какие-то прорывы, кто-то где-то поэкспериментировал удачно, и сразу все идут его путём, и в наш «золотой фонд» прибавляется ещё один трек. Это не особо хорошо, потому что спектр таланта и возможностей у спортсмена очень высок, и пытаться всё это воплощать в 15 темах не совсем интересно.

— Расскажите о самых запоминающихся постановках этого года.— Ритмический танец Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона, произвольный танец Мэдисон Чок и Эвана Бэйтса, хорошая качественная программа Нэйтана Чена. В парах у китайцев просто невероятные постановки: даже если убрать у них подкрутки, выбросы и прыжки и вставить твиззлы и маленькие поддержки, то и не скажешь, что катаются парники, а не танцоры — настолько качественные и насыщенные программы. А в женском одиночном не скажу, что были какие-то яркие образы. Но неожиданно самая классная программа для меня — это «Король Лев» японской одиночницы (Вакабы Хигути. — Прим. «Чемпионата»). — Почему команда Тутберидзе избавилась от козыря Щербаковой, как вы выразились, и сменила короткую программу перед Пекином?— Думаю, это был грамотный тренерский расчёт на то, что были какие-то недоделанности, которые нужно было отрабатывать. Возможно, у самой спортсменки было недостаточное понимание музыки, может, какие-то движения шли не очень хорошо, или что-то по элементам было неудобно, и музыка не заводила в должной мере. Мы не знаем, но на самом деле сама идея востока была интереснее, и Ане она очень шла, Аня была в ней гармонична. Мне кажется, побоялись рискнуть. Ну и правильно, ведь Олимпиада — это не всегда место для риска.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Анна Щербакова

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Фигуристы из тренерского штаба Этери Георгиевны работают с одним хореографом. Это привилегия или упущение? Чем чревато сотрудничество только с одним специалистом?— Я бы сказала, упущение, потому что одному специалисту сложно работать на такой поток, группа очень большая. Сейчас танцы на полу, обычные, развиваются быстро, есть много стилей, направлений — даже девчонки начали уже ходить заниматься танцами. И Камила занимается вогом, и Аню мы видели, как она танцевала хип-хоп, и Сашу видели, когда она танцевала фрейм-ап. Девочки чувствуют эту потребность в новой лексике. Нехватка лексики для меня самая явная проблема: одному человеку сложно дать десятерым фигуристам разную лексику на протяжении нескольких сезонов на две программы. Это постоянно нужно обогащаться, ходить на спектакли и мастер-классы, а в том режиме, в котором работают в этом штабе, это просто невозможно из-за круглосуточных тренировок.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Неожиданный ход Тутберидзе. Щербакова идёт на смелый эксперимент в олимпийском сезоне

«Должен быть какой-то регламент, чтобы не было по пятьсот «Кармен» за сезон»

— На Finlandia Trophy вас попросили прокомментировать два следующих друг за другом выступления под «Богемскую рапсодию» — ваше и канадской пары. Вы были категоричны, сказав, что это жесть и что запретили бы катать под одинаковую музыку. В чём основная сложность для спортсменов, выступающих с одной композицией в сезоне?— Ну это забавно, потому что с ребятами мы ещё встречались на этапе Гран-при в Канаде с этой музыкой. И, по-моему, опять подряд катались (смеётся). Конечно, когда ты выходишь на лёд, ты не думаешь, кто катался до тебя, кто катался после, тебе вообще не до этого. Но для зрителей и судей восприятие колоссальное. Это либо работает в сумасшедший плюс первой паре, которая откаталась хорошо, а вторая на её фоне выглядела хуже, либо наоборот. Это очень сложно оценить нейтрально, потому что судьи, напомню, те же люди, и им невозможно абстрагироваться, когда перед тобой откатались фигуристы под одну музыку, выходят другие и катаются под точно такую же. Оценивать программы отдельно тяжело. Всё равно ты будешь сравнивать две пары, а у нас судейская система не про сравнение пар друг с другом, а про оценивание проката по правилам. Поэтому мне кажется, что использовать одинаковые композиции — это, ну, не знаю, неправильно (тяжело вздыхает). Понятно, что каждый волен кататься под то, что он хочет, и под то, что видит хореограф, но, наверное, должен быть какой-то регламент, чтобы не было по пятьсот «Кармен» за сезон.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Алина Загитова

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Вы бы предложили такое правило ISU? — Не предложила бы, потому что я не тот человек, который может это реализовывать. Это нужно писать регламент, что, например, фигуристы должны предоставить музыку до такого-то числа, а если она повторяется, тогда что? Кому менять? Отдать тому, кто предоставил первый? Это, мне кажется, никак не урегулировать. Но то, что делает система ISU в танцах, — это пытается расширить круг и добавляет новые ритмы. В этом сезоне у нас были добавлены различные ритмы, не только хип-хоп, который мы видели много раз, но и вог, вакинг, можно было использовать регги, реггетон, локинг и фанк, много чего. И вот то, что дают возможность спортсменам, даже задают направление, помогает. Было бы здорово, если бы и в одиночном катании сделали программу, у которой была бы какая-то тема. Современный танец, например. Раньше в одиночном была интерпретивная программа, она была творческая — там можно было много чего делать, играться с костюмами, образы отображать. Мне она очень нравилась, потому что она показывала спортсмена как артиста, а потом ты уже смотрел произвольную программу, где он прыгает, и всё хорошо, ты понимаешь: «Боже мой, какой это крутой спортсмен!» — Чтобы выглядеть выигрышнее на фоне соперников, какие постановки лучше выбрать — абстрактные или по известным сюжетам?— Я считаю, что если тебе нужно объяснять образ своей программы зрителю, то, значит, ты плохо катаешь её или хореограф плохо поставил. Зритель и так должен понимать, а у тебя есть всего два орудия — твоё тело и музыка, и ты должен с ними справиться и передать образ. Должна ли быть обязательно во всём этом история? Нет, иногда достаточно передать настроение, идею, импульс зрителю, и это уже будет хорошо. Не нужно раскладывать программу так, что вот здесь он прыгнул направо, потому что это значит вот это. Танец многогранен, человеческое тело хорошо может отображать любые эмоции, особенно если это грамотно подчёркнуто музыкально, выстроено относительно зрителей и судей, не спрятано где-нибудь под борт или убрано на угол, любой жест можно просчитать, здесь нет особой формулы. Конечно, зрителю понятнее конкретные истории. Когда ты смотришь «Кармен», у тебя сразу включается ассоциативный ряд, плюс выходит человек в красно-чёрном платье, всё понятно, всё просто, я это знаю, я это помню, я это понимаю, мне это нравится. С абстракцией сложнее, но если она способна тронуть… Мне нравятся абстракции, где прям нужно подумать, после которых остаётся послевкусие, и ты сидишь и потом ещё размышляешь.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Евгения Медведева

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

«Ты ставишь историю любви, потому что мальчик — девочка, всё понятно»

— В танцах на льду очень часто появляются постановки на тему любви, причём ставят их и юниорам. Почему это происходит? Неужели в фигурном катании больше нет привлекательных тем для программ?— Есть. Возьмём группу Монреаля на Олимпиаде в этом году: у них было много пар, и вот у них история пришельцев у ведущей американской пары (Мэдисон Чок и Эвана Бэйтса. — Прим. «Чемпионата), потом у них была история «Король Лев» из мультика для взрослой пары (Лайлы Фир и Льюиса Гибсона. — Прим. «Чемпионата). Можно покопаться и использовать что-то новое в танцах на льду. Однако самое простое, самый выигрышный путь — ты берёшь и ставишь историю любви, потому что мальчик — девочка, всё понятно, хотя два человека могут танцевать не только о любви — о чём угодно могут: взаимодействовать по-разному, могут быть врагами, ещё что-то. Полёт для творчества сумасшедший. — Стоит ли ожидать, что вы не пойдёте по такому пути и ваши постановки будут реформаторскими в фигурном катании? Есть ли какие-то интересные задумки, которые хотелось бы реализовать?— Если бы я ставила на саму себя, я бы, конечно, не пошла по такому пути, но я работаю со спортсменами, я учитываю их желания. Не так давно я сама была спортсменкой и помню, каково это, когда тебе ставят программу, а ты в ней ничего своего не чувствуешь. Ты просто катаешь её весь сезон, спрашиваешь тренера: «А что я катаю?», она не в состоянии объяснить, потому что просто так поставили, и ты такой: «Ну ладно». Целый сезон катаешь и не понимаешь, что происходит. Поэтому, когда я ставлю, всегда отталкиваюсь от желаний спортсмена. Во всём — в движении, в образе, в музыке. То есть если спортсмен хочет пробовать что-то новое, я с радостью предлагаю всё, что он готов принять. Если он хочет пойти по какому-то привычному для себя пути на этот сезон, то я это принимаю и мы ищем эмоционально комфортные для него места.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

Бетина Попова и Сергей Мозгов

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Расскажите о сотрудничестве с Натальей Хабибуллиной и Ильёй Княжуком. Каковы нюансы парных постановок?— Наташа с Ильёй очень классные ребята. Это такая классическая пара, где Илья такой партнёр, который движет весь процесс, а Наташа такая мягкая партнёрша, которая подчиняется и идёт за ним туда, куда он её ведёт. А Илья ведёт её на самом деле по верному пути — он очень творческий парень. Это те спортсмены, с которыми мне всегда классно работать, потому что Илья всегда приходит с кучей идей. Мне остаётся только его мысль направлять куда-то. Мне не нужно ничего делать — только грамотно обработать его мысль и сделать так, чтобы им было удобно. Парные постановки — это увлекательный процесс. У каждой пары свой характер. Где-то партнёр с партнёршей ещё не прошли период деления, кто у них главный, и пытаются во время программы тянуть одеяло на себя; кто-то ещё только скатывается в паре, и ты должен объяснять и за мальчика, и за девочку; кому-то вообще ничего не нужно объяснять — они схватывают на лету. Нюансов очень много. Кому-то надо объяснять всё, кого-то достаточно только направлять. Кого-то сначала надо помирить, объяснить, что вы работаете вместе на общий результат, и только потом начинать работать.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

В фигурном катании — череда расставаний. Теперь у России нет будущего в танцах на льду?

«Что это за спорт, в котором есть очередь? Это не совсем нормально»

— Существующие правила фигурного катания для постановок сковывают? Может, что-то стоит изменить?— Да, сковывают. Что изменить? Этот вопрос задают всегда, но я говорю, ISU идёт в правильном направлении. Если мы берём судейство, каким оно должно быть — изначально один компонент не зависит от другого. Если у тебя скольжение хорошее, это не значит, что у тебя классные связки, или что у тебя перформанс отличный, или композиция программы суперская. Нет, это ничего не значит: у тебя и музыкальность может быть плохая при хорошем скольжении.

Если идёт такое оценивание, тогда и работать в этой системе становится легче, и в целом менять ничего не надо. Всё утыкается в то, как всё оценивается. К сожалению, все компоненты идут под одну гребёнку, например, средний уровень компонентов этой пары идёт на восьмёрку, и всё — все будут восьмёрки, а то, что связки были классные, а владения коньком не было вообще, на это не обращается внимание. Или наоборот: вот, он же так классно катается, давайте ему связки поставим. Если вот это судейство выровнять, в плане, что все компоненты оцениваются отдельно, равно как и плюсы будут оценивать так, как должны, тогда в целом и не надо ничего менять в правилах. Есть в них что найти. Я смотрю на группу Монреаля и вижу, что они справились с жёсткими правилами для танцев. Они, обойдя все ограничения, поставили всем парам классные и совершенно разные яркие программы. В парах с ограничениями попроще — их не так много, там можно покреативить, но всё упирается в элементы, как в одиночном. В этих правилах можно работать, если изменить оценивание, тогда у всех появится стимул улучшать и связки, и скольжение, и перформанс, и композицию программы, и музыкальность. — Изменения грядут в танцах на льду — добавятся так называемые прыжки с помощью ассистирующего партнёра. Как это повлияет на хореографию?— На саму хореографию это повлияет хорошо: эти прыжки лишь украсят программу. А вот исчезновение обязательного танца — это действительно плохо, потому что паттерн — это та часть, где партнёры катаются в позиции, и хореографически это здорово. Паттерны я очень люблю в танцах. Было танго, все катали его в ритм-танце, такой невероятный танец, в нём и добавлять ничего не надо: позиции, линии, акценты ногами, головами — всё прекрасно, и никакая дополнительная хореография не нужна. Вот когда паттерн уберётся и добавится хореографическая дорожка, сама танцевальность улучшится, но потеряется суть танцев. Уходит катание в позициях, уходит обязательная часть, а она очень нужна, потому что именно она показывает базовый уровень скатанности. Это сейчас будет такой небольшой лайфхак для пар, которые только начали, — можно будет быть не такими скатанными и поставить что-то весёленькое и креативное на хореографическую дорожку и обогнать уже скатанные пары.

Интервью с экс-фигуристкой Бетиной Поповой: упущение группы Тутберидзе, программы Щербаковой, проблема ультра-си

«Переворот происходит». Фигурное катание изменится до неузнаваемости из-за новых правил

— Таким образом будут подтягивать юниоров, молодые пары, чтобы избавиться от очереди в танцах на льду?— Именно. Что касается очереди, то она плоха тем, что есть, но она и обоснована. Не сама очередь, а тот факт, что люди, выступающие дольше, более скатанные. Не факт, что они катаются лучше, что их владение коньком выше, но в одном этом аспекте они имеют преимущество. В этом смысле очереди есть своё маленькое объяснение, которое, однако, не оправдывает её ни в коем случае. Потому что что это за спорт, в котором есть очередь? Это не совсем нормально.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

17 + шестнадцать =