Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Фигурное катание – пожалуй, единственный спорт, где признание в завершении карьеры носит сакрально-ритуальный характер.

Именно здесь спортсмены годами не решаются официально объявить об уходе из соревнований и бесконечно тянут с оглаской очевидного. Здесь болельщики максимально пристально следят за словами фигуристов и их перемещениями между шоу и тренировками – в поиске линий, которые в будущем определят их судьбу.

Наверное, нигде больше пауза между последним турниром и прощанием со спортом не длится годами. Фигуристы – и тому есть живые примеры – могут несколько сезонов обещать возвращение, но так и не собраться хотя бы на прощальный прокат в турнире с настоящими оценками. 

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Почему же они так не любят ставить официальную точку в карьере – даже когда это становится очевидным для всех? Реальных причин, наверное, всего две.

1) Главная, конечно, деньги.

В соревновательную фигурку они приходят из двух источников: бюджетное финансирование для членов сборной (в виде зарплаты, экипировки, оплаты льда, сборов и тренеров) и рекламные контракты. Раньше топ-фигуристы зарабатывали еще и призовыми на международных турнирах (от 9 тысяч долларов за подиум на Гран-при до 18 тысяч – на ЧМ), но после отстранения России этот поток прикрылся на какое-то время.

Но в двух оставшихся источниках завершение карьеры становится проблемой для дальнейшего заработка – исключение из списков сборной влечет за собой исключение из большинства бюджетных ведомостей, а серьезные спонсоры предпочитают сотрудничать с актуальными персонами, которых хотя бы формально связывает со спортом нечто большее, чем славное прошлое.

2) Ментальная, которая иногда даже важнее.

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Спортсмены, которые потратили на фигурку детство и большую часть сознательной жизни, часто не готовы осознать, что больше не смогут выступать на соревнованиях, какая бы причина ни была определяющей: здоровье, психологическая усталость, потерянные прыжки или физиологические изменения.

Поэтому они откладывают даже не официальное объявление об уходе, а признание в этом самим себе – иногда осознание растягивается на сезоны. Фигуристы продолжают легкие тренировки, совмещают их с прокатами в шоу и, возможно, всерьез верят, что когда-нибудь долечатся, добавят нагрузок и вернут идеальную форму, которая позволяла выигрывать раньше.

Как правило, этого не происходит – примеров действительно много.

• Последний прокат Евгения Плющенко случился в командном турнире Сочи-2014. После этого он еще три года числился в списках сборной России, получая финансирование из бюджета под обещания скорого возвращения. О завершении карьеры Евгений объявил только весной 2017-го.

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Аделина Сотникова после победы в Сочи-2014 еще два сезона появлялась на турнирах – последним стал чемпионат России в декабре 2015-го. Об уходе со льда она объявила только спустя 5 лет – в эфире ток-шоу Бориса Корчевникова. В списках сборной она находилась до 2018-года.

Татьяна Волосожар с Максимом Траньковым после провального ЧМ-2016 (6-е место) полтора сезона не катались на турнирах, а об уходе объявили только в 2018-м.

Елена Радионова заняла 10-е место на ЧР-2018 и больше не соревновалась, но карьеру завершила только спустя три года – осенью 2020-го. В список сборной ее перестали включать на год раньше – в 2019-м.

• Неразлучные Медведева и Загитова почти синхронно перестали кататься на турнирах в декабре 2019-го (Алина после финала Гран-при, Женя – после чемпионата России), но вошли в основу сборной на сезон-2020/21. С тех пор они говорили много о чем, только не о завершении карьеры – обе и сейчас числятся в группе Этери Тутберидзе.

Новый сезон уже дарит свежие кейсы – планы Виктории Синициной и Никиты Кацалапова, похоже, неаккуратно выдал тренер Жулин; а операции Алены Косторной и Анны Щербаковой точно скорректируют их планы по возвращению на лед.  

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Но давайте честно – требовать от фигуристов моментального завершении карьеры просто странно. Зачем?

Просто попробуйте ответить на этот вопрос.

Это точно не нужно фанатам конкретной фигуристки – пожалуй, им даже удобнее жить в иллюзиях скорого возвращения кумира на лед.

Этого совершенно не требует федерация, которой – это уже давно не секрет – капают проценты от некоторых доходов фигуристов, которые формально продолжают оставаться в сборной и готовиться к чему-то отдаленному.

Спортсменам так тоже спокойнее – оставлять шансы на возвращение всегда комфортнее, чем сжигать мосты, особенно для тех, кто еще не определился с будущим.

Вспомните редких фигуристов, которые финалили оперативно и честно: Юля Липницкая (завершила карьеру в начале сезона, неудачно откатав два турнира в предыдущем), Максим Ковтун (ушел через месяц после подиума на Универсиаде и через 4 после победы на ЧР), Софья Самодурова (призналась в апреле – в самом конце неудачного сезона, который закрыла 11-м местом на ЧР). Кто-то еще?

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Важная деталь, которая их объединяет – они уходили со льда, четко представляя контуры своего прошлого и будущего: достижения когда-то, потолок в результатах сейчас, увлечение тренерством. Для таких фигуристов завершение карьеры – не исповедь, а простая констатация факта перед стартом в альтернативную жизнь, которая, возможно, полнее и насыщеннее.  

Но стоит ли принуждать к этому остальных?

Если Синицина с Кацалаповым не хотят, чтобы их секреты раскрывал посторонний – пусть завершение карьеры еще долго остается их маленькой тайной.

Если Аня Щербакова согласна говорить о своем будущем только намеками, значит надо оставить ей такую возможность. А не вытягивать клещами обещание непременно продолжить карьеру после всех шоу и операций – в этом возрасте быстро меняется не только тело, но и решения.

Фигуристы молчат о завершении карьеры – и странно их за это упрекать. В защиту Загитовой, Медведевой и, возможно, Щербаковой

Если Алина и Женя готовы бесконечно позиционировать себя почти действующими фигуристками – пусть делают это хоть до 30-летия. Вдруг к тому времени в фигурке снова придумают что-то с возрастным цензом.

И вообще давайте не будем ждать от фигуристов бесполезных признаний – какой в них смысл? Завершение карьеры здесь – нелепая формальность, которую зачем-то притащили из 90-х, когда при переходе в профессионалы фигурист терял любительский статус ISU.

Сейчас все совсем иначе. В России в ближайшие годы грань между официальными турнирами и шоу-прокатами, возможно, сотрется полностью, и завершение карьеры в такой реальности станет максимально бессмысленным словосочетанием – если еще нет.

Просто одни эту карьеру будут строить на этапах Кубка России, а другие – на коммерческих гастролях. А у кого-то, возможно, даже получится совмещать.   

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

семнадцать − 11 =