Эмоции Кристины Резцовой после спринта на Кубке России по биатлону — отношение к мировой ситуации и санкциям

«Мне было что сказать на Кубке мира. Но меня не спрашивают». Эмоции биатлонистки Резцовой

Лидер женской сборной России по биатлону проводила классный сезон на международном уровне: на Кубке мира у неё получилось многое. Но последнего слова ей сказать не дали: биатлонистов из России и Беларуси отстранили из-за политической ситуации.

Спортсмены двух стран продолжили сезон на Кубке России в Уфе. Кристина Резцова в спринте заняла второе место – выиграть помешал промах на лёжке. А после финиша откровенно рассказала журналистам о своих эмоциях: досаде от сложившейся ситуации, классной атмосфере, отсутствии общения с иностранками и планах на ближайшее будущее.

Эмоции Кристины Резцовой после спринта на Кубке России по биатлону — отношение к мировой ситуации и санкциям

«Мы просто развалились». Российские биатлонисты поделили с белорусами золото в Уфе

«Ощущение, что тебя готовы разорвать, не помогает»

— Девчонки-лидеры общего зачёта Кубка мира приехали, вполне есть с кем посоревноваться и за что побороться. Самое главное здесь — это люди, которые на Кубке мира могут на нас только по телевизору посмотреть, а тут они могут приехать, посоревноваться с нами. Это ощущение, что тебя готовы разорвать, оно перед стартом не очень помогает, но греет сердце и душу, когда ты доставляешь народу огромное удовольствие, когда делаешь свою работу.

— Большунов сказал, что на «Дёминском марафоне», круче чем в Хольменколлене. Здесь круче, чем на Кубке мира? — Могу сказать, что в нынешнем году точно в любом месте было не круче, чем здесь. Там нет болельщиков, а мы в России сейчас. Атмосфера— один из очень важных аспектов всего того, что мы делаем сейчас. Здесь реально круто, тепло душевно благодаря людям.

Эмоции Кристины Резцовой после спринта на Кубке России по биатлону — отношение к мировой ситуации и санкциям

Теперь наш главный биатлон — это Кубок России. Почему смотреть его будет интересно?

— Есть ли страх, что будем так дальше бегать только в России? — Я не буду это комментировать. Не хочу даже думать об этом.

— Когда сообщили, что не допустили до Кубка мира, какие эмоции были? — Первая мысль — я расстроилась. У меня было большое желание бегать на Кубке мира. Получилось так, что в этом сезоне я не набегалась. У меня были силы, эмоции, азарт. Но потом… я была дома, с дочерью, мне не нужно было улетать, у меня было такое облегчение. Значит, так надо и мне нужно провести больше времени с семьёй. Это очень крутые эмоции ей дало.

— Динара Алимбекова заявила, что у неё нет мотивации тут бегать, она просто выполняет условия контракта. Она считает, что ей было что сказать на Кубке мира. — И мне было что сказать, но нас не спрашивают. Я считаю, что если у нас нет выбора, то тут должна быть такая же мотивация бежать, как на Кубке мира. Понятно, что здесь нет каких-то призовых или ещё 80 человек, которые могут с тобой бороться. Здесь есть другие 50, пойди и обыграй их. Всё может случиться, нужно просто подтверждать свой уровень, что ты можешь бегать на Кубке мира. У нас обычно приезжают с Кубка мира и не выигрывают в России. Все начинают говорить, а почему у вас не сильнейшие на Кубке мира бегают? Нужно доказывать и там, и тут.

«Где Губерниев — там шоу. А биатлон и шоу — разные понятия»

— Кто-то поддержал из иностранцев после отстранения? — Ни с кем вообще не общалась, не переписывалась.

— Какая была бы атмосфера на Кубке мира, если бы мы там выступали? Было бы тяжело? — Люди делятся на два типа: хорошие и плохие. В любом случае нашлись бы те, кто пытался бы как-то вывести из равновесия. Как было бы — не знаю, но раз мы туда не поехали — так будет лучше.

— Почему нет общения с иностранцами? Казалось бы, две страны убирают, им запрещают выступать, про них говорят что-то плохое, а иностранцы с вами никак не контактируют. — Мы, кроме «привет» и «как дела», не можем ни о чём поговорить, потому что у нас есть языковой барьер даже на Кубке мира. Поэтому у нас нет иностранных подружек-друзей. Наше общение заканчивается тем, что мы спросили, как кто пробежал, и поздравили друг друга. Почему они или мы должны писать? Мы не друзья, но и не враги. Мы всегда здороваемся, улыбаемся, но нет какой-то переписки.

— Кто-то из СБР сказал, что где Губерниев — там и есть настоящий биатлон. — Что? Как это комментировать? При чём здесь биатлон? (смеётся). Дима классный, он делает шоу. Где Дима — там шоу, а биатлон и шоу немного разные понятия. Шоу — это для зрителей, для нас это работа, это жизнь, это спорт в первую очередь. Людям со стороны смотреть и обсуждать, как Дима то хорошее говорит, то плохое, интересно. Это поджигает интерес к нашему виду спорта. Но мы по другую сторону.

Новость по теме
Казакевич вырвала победу у Резцовой в спринте на Кубке Союза биатлонистов России

— Нужно ли делать из спорта шоу? — Тут дело не в шоу. У Димы работа по ту сторону экрана, а у нас и по ту, и по эту. Да, у нас должно быть общение с болельщиками, большим количеством народа, но это не первостепенно. В первую очередь здесь наша работа.

— Первая мысль, когда вы узнали, что не допускают на Кубок мира: это справедливо или нет? — Первая мысль — мы не должны никак этого касаться. Спорт отдельно, политика отдельно. Всю жизнь нам говорили, что спорт вне политики, а сейчас происходит обратная ситуация. Хотелось бы находиться на Кубке мира независимо от всего.

«Я надеюсь, что всё ещё наладится»

— Нет ли ощущения, что все в этом сезоне карьера и всё попёрло, а теперь всё не очень хорошо и наступила полная жесть? — Надеюсь, что ещё не наступила полная жесть, всё наладится. Зачем обсуждать то, о чём мы не знаем? Мы не знаем, что будет. Я вообще понятия не имею, что творится в мире. Я не читаю, не смотрю новости, считаю, что у меня правильная позиция, потому что тратить свои нервы, зная, что ничего не можешь изменить, не вижу никакого смысла.

— Что неспортивное грустнее всего терять: «Инстаграм», «Фейсбук», «Макдональдс»? — Слава богу, если всё это уберут или заблокируют! Сейчас мне грустно терять время. Я реально зависаю в «Инстаграме», лучше бы погулять сходила.

— Если бы было больше подписчиков, то переводили бы более крупные суммы за рекламу, и тогда было бы существенно. — Не в деньгах счастье. Не в этом суть. Я получаю удовольствие от того, что делаю. Я не живу, только чтобы зарабатывать на этом.

— Что будет, если запретят нормальные лыжи? — У меня пока нет проблем с лыжами. У меня есть контракт, но мне не писали ничего. Очень сложно купить хорошие лыжи не за границей, а за границу сейчас путь закрыт.

Эмоции Кристины Резцовой после спринта на Кубке России по биатлону — отношение к мировой ситуации и санкциям

Французская компания оставила Большунова без лыж. На чём будет бегать лучший лыжник мира?

— Сезон скоро завершится. Как будете отдыхать? – Плана нет, потому что огромный список дел на весну и межсезонье. Не могу даже пока понять, как это всё собрать воедино. Отдых — один из последних пунктов, который буду решать. Надеюсь, что удастся отдохнуть хотя бы недельку или дней 10.

— Вы с Норицыным на связи? — Конечно. Он и сейчас пишет мне план. И к этим соревнованиям, и к дальнейшим. С ним у нас полный контакт и стабильность. Надеюсь, что его выпустят к нам в Россию хотя бы посмотреть. Есть проблемы? Не знаю. Сейчас он вообще в Европе на Кубке мира, надеюсь, его впустят в Россию.

— Насколько важна подготовка за границей? — Я в этом году не была. Есть места классные за границей, в которые можно было бы съездить. В этом году у меня не было такой возможности, поэтому готова тренироваться в России. Если мотивация хорошая, можно готовиться и в России.

Источник: championat.com

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пять × 5 =