Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

В НБА растет еще один феномен?

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Воспользуемся любимым приемом Кирилла Свиридова.

Игрок А

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Игрок Б

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Верные читатели блога «Фонарь» уже догадались, что игрок Б – Леброн в прайме, а выше него Стефен Карри со сломанными лодыжками. Но нет, это всего лишь претенденты на звание лучшего обороняющегося бигмена в истории, Хаким Оладжувон (игрок А) и Кевин Гарнетт (игрок Б), каждый в свой первый сезон в лиге.

Эти двое – обычные подозреваемые в поисках прототипа Эвана Мобли. Новичок «Кавс» только что провел ударный сезон, был обворован в номинации ROY (идите к черту, болельщики «Рэпторс»), и успел покорить сердца игрой в защите. Сложно передать, насколько она хороша без подробного пересказа каждого совершенного и, главное, несовершенного действия на площадке во время дозора Эвана. Главное оружие Мобли не сочные блокшоты, хотя их тоже хватает, а невероятный для новичка уровень решений, словно его телом дистанционно управляет ветеран c регулярными попаданиями в защитную сборную.

Из-за светлой головы проспекту «Кавс» уже почти единогласно пророчат будущие титулы DPOY. Подобных ему людей в лиге было не так много, и каждый становился суперзвездой, если не вмешивались травмы.

Конечно, выборки в один сезон недостаточно для построения графика всей карьеры, но кого это останавливало от прогнозов? Мы попробуем сравнить старт Мобли с дебютными годами двух выдающихся игроков. Что их путь пророчит молодому семифутеру?

Дисклеймер: ниже нарезки из видео отвратительного качества. Возможно ваше чувство прекрасного будет оскорблено, а глаза вытекут на пол.

Дисклеймер два: мне известно про сравнения Мобли с Дэвисом и Бошем. Оладжувон и Гарнетт были субъективно интереснее для исследования, в том числе из-за своего легендарного статуса, который однажды, надеюсь, будет и у Эвана.

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Вехи пути

  • Родился в Нигерии в состоятельной семье.
  • С детства играл в футбол (вратарем) и волейбол. Баскетболом занялся только в 15 лет.
  • Выступал за университет Хьюстона, еще до драфта 1984 года влюбив в себя город. «Рокетс» даже не рассматривали другие варианты усиления (вроде некоего Майкла Джордана), и ради возможности объединить Оладжувона с Ральфом Сэмпсоном сливались два сезона подряд.
  • После раннего успеха с выходом в финал НБА потерял большинство партнеров из-за травм и кокаинового скандала. Застрял в ситуации, когда был слишком хорош, чтобы не попасть в ПО, но в одиночку не мог дотащить телегу без колес до высоких стадий.
  • Выбил контракт на гигантский срок, а потом расстроился, когда понял, что надо было на гигантскую сумму: четыре года требовал изменить условия сделки, публично ругал владельца и менеджмент и завидовал Робинсону с Юингом.
  • Запросил обмен, но образумился, получил свои деньги и стал лучшим игроком в истории «Рокетс» с двумя чемпионскими кольцами на пальцах.

Первый год

Прежде чем обсуждать игру Хакима в его первом сезоне, нужно разобраться, какой была игра в тот момент. Речь о пресловутой страшилке, которую любители баскетбола используют в спорах, доказывая, что раньше жить было легче/сложнее – illegal defense rule.

В 1947 году запретили зонную защиту. Общий уровень навыков игроков тех лет был невысок, в отличие от уровня контакта, и любого человека с мячом под кольцом встречало несколько недоброжелателей. В лиге, где 30% попаданий считались хорошим показателем, дальний бросок (с очень странной техникой) не являлся спасением. Владельцам нужно было зрелище, а не перестрелка слепых с кротами, поэтому они расчистили проход к корзине.

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Среднее значение FG% по десятилетиям (источник – statmuse.com)

Тем не менее, коллективную природу баскетбола так просто прогнуть не получилось. Люди продолжали толпиться, особенно стабильно стягиваясь на звезду соперника, чтобы хотя бы на секунду, но сделать ему дискомфортно. Фактически «нелегальная защита» находилась в состоянии кота Шредингера – лишь взгляд наблюдателя в судейской форме фиксировал ее наличие или отсутствие.

Лига потихоньку корректировала правила, но периодически смотрела сквозь пальцы, когда особо доминирующего Абдул-Джаббара окружали вчетвером. Ни комментаторы, ни зрители, ни игроки, ни даже арбитры не могли бы объяснить одними словами, в чем же заключается нелегальная защита, а главное – какая легальная?

К сезону-1981/82 НБА решила дать командам четкое руководство по обороне. В качестве экспертов были привлечены бывшие тренеры NCAA, где зона сохранялась со времен Нейсмита, Дик Мотта из «Далласа» и Коттон Фитцсиммонс из «Канзас-Сити». К ним присоединился самый дерзкий ум НБА Дон Нельсон из «Милуоки». В результате мозгового штурма (говорят, все трое заперлись на восемь часов в номере отеля в Чикаго) родилась версия правила с таким количеством пунктов, что это еще больше запутало дело.

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

Официальные правила на сезон-1984/85

Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

 

Методичка от Sports Illustrated 1985-го года

Основные положения следующие:

  • Передовая зона (frontcourt) делится на три уровня – от полукруга до линии штрафной, между линией и окончанием области штрафного броска, и всем, что ниже.
  • Игрок обороняющейся команды должен находится на одном уровне с игроком атаки. Ему разрешено опускаться на уровень ниже, но не более чем на 2,9 секунды. Таким образом, нападение может создавать искусственный спейсинг, оставляя своего центрового за периметром – тогда пятый номер защиты вынужден подниматься за ним следом.
  • Игроку слабой стороны можно сдваиваться только на игрока с мячом. Поэтому, например, нельзя заранее закрыть толпой Джордана, который в начале владения выжидает момента с пустыми руками.
  • Игрок сильной стороны может сдваиваться на игроке без мяча, который занял положение для атаки в посте, но обязан бросить его, если игрок нападения из «тандема» поднялся выше уровнем или перешел на слабую сторону.
  • При перемещениях игрока атаки, у обороняющегося есть три варианта действий: последовать за ним; найти себе другого игрока для опеки; включиться в даблтим игрока с мячом. Нередко можно видеть, как прозевавший резкий рывок соперника защитник начинает судорожно искать новую цель, чтобы избежать нарушения правила, словно в детской игре «горячие стулья».
  • С одной стороны, эти предписания выдвинули на первый план атаку через изоляции. Звездные винги (Берд, Кинг, Джордан) и лучшие центровые (Джаббар, Оладжувон, Юинг) сполна воспользовались возможностью оставаться с защитником один на один, пока их компаньоны уводили остальную команду на слабую сторону.

    С другой, защите оставили массу лазеек для тех, кто умел ими пользоваться. Например, правила довольно смутно объясняли про тыльную зону (backcourt), поэтому команды включали прессинг сразу после ввода мяча из-за задней. «Юта» прославилась своими «ловушками» на средней линии, после того как игрок c мячом не мог вернуться назад без нарушения. В «Милуоки» Нельсона (тот самый дядька, что писал правила) не было выдающихся громадин под кольцом, зато наличествовала многостраничная инструкция о принципах ротации – игроки «Бакс» свитчили всех на всех за десятилетия до «пятерок смерти» ГСВ. Судьи на играх «Бостона» даже не пытались понять, за кем присматривает Берд: форвард «Кельтов» настырно отбирал мяч до тех пор, пока ему не начинали свистеть (или бить). Еще один автор обновленного руководства, Дик Мотта, выпускал в своем «Далласе» на поле сразу трех хороших стрелков (и так себе защитников), а в обороне врубал зону без малейшего стеснения, доказывая потом, что это разрешено – и ему лучше знать. На видео ниже типичный свитч для «Селтикс». Пэриш разменивается, как будто он наш современник Адебайо.

    Тренеры противоположных команд без остановки кричали «Нелегальная защита!», игроки тыкали друг в друга пальцами, фанаты обкладывали всех благим матом, и пара бедных судей (тогда полосатых на поле было всего двое) без возможности посмотреть повтор, действовали наудачу, раздавая нарушения тем, кто совсем уж оборзел. Каждое новое пополнение с драфта в дебютный сезон привыкало к правилам, которые им не могли толком объяснить даже ветераны.

    Не будет сильным преувеличением сказать, что игроки восьмидесятых и девяностых видели элементы зоны значительно чаще, чем наши современники, уничтожившие фундамент этой обороны дальними бросками. Но лучшие коллективы с подходящими игроками получали преимущество в изоляционном баскетболе, чтобы было на руку лиге, продвигавшейся за счет небывалого доминирования избранных звезд.

    Вся эта прелюдия нужна для осознания простого факта: Оладжувон пришел в лигу, не зная, как правильно защищаться. В студентах он занимал место под кольцом в зоне 2-3 и раздавал блоки. Если соперник с мячом заходил в краску, его окружали толпой и заставляли по-хорошему отдать дутый предмет.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Оладжувон в финале NCAA-1984, зона 2-3

    Первый год Оладжувон был зациклен на блоках. Он пытался врезать вообще по всему, что двигалось в радиусе его рук. Эта агрессивность и скорость натренированных футболом ног часто приводила к тому, что он велся на фейки, проскакивал мимо опекаемых в попытке перехватить мяч, и в целом создавал себе проблем больше, чем ему соперник.

    Дебют Хакима (красная джерси 34) в лиге:

    Пэриш поднимает Хакима фейком:

    Но он умел использовать эту скорость и во благо. Посмотрите, как он закрывает транзишн-нападение, стартанув от чужого кольца.

    О его рим-протекшене надо поговорить отдельно. Волейбол и вратарское прошлое подарили Хакиму уникальные навыки. Оладжувон блокировал с любой стороны от игрока с мячом – спереди, сзади, сбоку; менял движение корпуса и рук уже в воздухе, словно выполнял сложный лей-ап; предельно точно рассчитывая предполагаемое время и место встречи со снарядом с азартом маньяка, преследующего жертву. Его можно было одурачить в юности, но с возрастом и опытом Хаким превратился в абсолютно непроходимое препятствие. Игроки «Хьюстона» долгое время позволяли себе халтурить в защите в том числе и потому, что ворота к кольцу охранялись африканским Цербером. Вот как, например, доставалось третьему пику того же драфта.

    Хаким был центральным куском обороны и атаки «Рокетс», но не самым ценным. Старшим в дуэте «Двух башен» выступал Ральф Сэмпсон, трагически рано для баскетбола завершивший свою карьеру. Этот 7’4-футовый бигмен играл на позиции четверки и больше всего напоминал нового Уилта Чемберлена. Ральф был идеально сложен, легкий на подъем, как шарик с гелием, но и не вешалка на швабре, как Манут Бол. Если Оладжувон по своим повадкам был настоящим центром, то Ральф, как и все единороги в мире баскетбола, начинал защитником. Его присутствие и элегантный средний бросок обеспечивали Хакиму достаточную степень свободы, чтобы уже в первом сезоне попасть в исторические топ-10 по количеству подборов в нападении за сезон (440).

    Аналогично это работало в защите. Сэмпсон брал на себя функции опеки более мобильных игроков, позволяя Хакиму находиться все время у кольца (по крайней мере столько, сколько разрешали правила). Искусственный «спейсинг» с уводом больших за периметр не сильно помогал соперникам – один из пары присутствовал в пределах шага своих ходулей от корзины. Чтобы «пробить» Оладжувона, нужны были не грубые методы, а настоящее баскетбольное искусство.

    Хаким долго привыкал смотреть по сторонам, а не только на мяч. Фактически, недостаток внимания за игроками в оф-бол режиме единственная серьезная претензия, которой можно пробовать очернить его элитную защиту на протяжении всей карьеры. Чем-то он напоминает в этом плане Роберта Уильямса, до последнего сезона больше похожего на Тигру из «Винни-Пуха», чем на настоящего баскетболиста.

    Хаким бросает самого опасного человека вблизи кольца, Джаббара, чтобы попасться на фейк Меджика:

    Запоздалая реакция на проход Берда:

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    На изображении выше «Селтикс» разыгрывают Flex cut. Пэриш ставит бэкскрин Берду, который проносится мимо ничего не подозревающего Оладжувона прямо к кольцу. Следует пас от Макхейла, Хаким вступает в игру, но Ларри нельзя подпускать так близко.

    Оладжувон еще не готов покидать краску. С возрастом он превратится в человека, который успевает за владение несколько раз метнуться челноком от угла к углу, но пока Хаким не знает как правильно поступить, когда в паре шагов от него противник вытягивается в броске.

    На видео выше Пэриш ставит заслон Берду. Хаким сначала вообще не видит, что происходит, а Лукасу приходится бежать по самому долгому маршруту, через руки Вождя.

    Зато у него с первого дня в НБА были мощнейшие атакующие инструменты. Те же самые ноги обеспечивали ему шикарный многократный прыжок. Как говорил классик «Не один, не два, не три…»

    А тут мы видим, в основном благодаря низкому сжатию для гифки, его спинмув. В реальности, из-за головокружения противникам приходилось пить обезболивающее во время тайм-аута.

    Оладжувон уже был «Мечтой». Лето перед дебютом он провел с Мозесом Мэлоуном, неуступчивым как скала звездным центровым. Трижды МВП лиги было невозможно подвинуть силой, поэтому Хаким учился крутиться в посте и использовать разные трюки. Пожалуй, ни один бигмен до драфта Данкана в 1997 году не был так фундаментально подготовлен играть спиной к корзине.

    Несмотря на внешне худощавое телосложение, Оладжувон был феноменально развит физически. В плей-офф того же года ему пришлось толкаться с человеком-горой Марком Итоном из «Юты». Итон далеко не был лидером атаки, но когда он взмывал вверх для своего крюка, то ударной волной сносило машины на парковке.

    С точки зрения игрового темперамента, Оладжувон производит обманчивое впечатление хладнокровной рептилии. Да, Хаким не прославился трештоком, но у него не было недостатка в примерах мнительности и несдержанности. В каком-то смысле его фирменный прием, «Дрим шейк», ровно о том же: усыпить противника раскорячкой в посте, опутать иллюзией предсказуемости видимого движения – и стремительно ударить со всей мощи, когда жертва подставится.

    Еще в колледже он уложил ударом локтя в горло раздражавшего его семифутера Олдена Полиниса, посмевшего лыбиться с жвачкой во рту. Запасному центровому «Юты» Билли Полцу хватило десяти минут ветеранских штучек в пятой игре первого раунда 1985 года, чтобы получить смачный хук, замаскированный под пощечину.

    Полц вышел под конец третьей четверти, когда «Юта» летела 12 очков. Сам Хаким утверждал, что Билли ничего не умел, кроме того, чтобы грязно флопить, изображая нечеловеческие мучения при встрече с телом Оладжувона. «Мечту» это так достало, что он пообещал вломить Полцу уже по-настоящему. Сразу после забитого Биллом мяча (Хаким в это время упрыгался за подбором, забыв про боксаут), Оладжувон со всей своей холодной яростью наказал обидчика. Звук пощечины был слышан на всю арену, но судьи просто проигнорировали эпизод, не видели – значит заиграно.

    Все знают про драку с Митчем Капчаком и потасовку с «Бостоном» в плей-офф 1986 года. Но Хаким мог врезать и одноклубнику, если тот посягал на его достоинство. В лучших традициях людей чести конкретные красные линии знал только сам Оладжувон. Вернон Максвелл, например, получил леща за то, что плевался на паркет.

    Проблемы с управлением гнева и повышенная физическая активность выливались в большое количество фолов. Первые 9 лет своей карьеры он не выходил из десятки самых фолящих игроков лиги, два раза забирая верхнюю строчку (в том числе в сезон новичка). Судя по современному отношению к Оладжувону как мудрому сифу из гонконгских боевиков, чемпионская версия Хакима вытеснила воспоминания о неуравновешенном поведении игрока (в том числе об обвинениях в симуляции травмы со стороны менеджмента и публичные ссоры с владельцем клуба на пресс-конференциях). Оладжувон действительно изменился, после того как нашел свою точку равновесия в религии (по крайней мере, на паркете) – а еще после нового контракта и новых одноклубников, способных не ставиться белым в раздевалке перед игрой.

    Дальнейшая карьера

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    В течении нескольких лет «Рокетс» реализовывали проект Гигантобола. У них был совокупно самый высокий состав в лиге, и не только за счет Оладжувона и Сэмпсона, но и большого количества крупных вингов – Ллойда, Маккрея, Рида. Самое удивительное для этих размеров, что команда бежала со всех ног. На своем пике в сезоне-1985/86 хьюстонцы были седьмыми по количеству владений за игру, что обычно считается признаком быстрого темпа. Подбор Хакима – проход Льюиса – и вот уже Сэмпсон вылавливает навес на недосягаемой для прочих высоте.

    Однако, едва успев выйти на проектные мощности в ПО 1986 года (в финале проиграли «лучшей команде в истории» по версии самих себя), Ральф уехал с ярмарки по травмам. Два важных игрока ротации, Уиггинс (отец Эндрю) и Ллойд, были дисквалифицированы из-за наркотиков. Из-за веществ же была завершена карьера разыгрывающего Льюиса. О той команде есть отличная статья, переведенная Кириллом Свиридовым, но важнее другое – Оладжувон внезапно остался единственным воином в поле.

    На basketball-reference ведут статистику обновления составов – Roster Continuity. По ней можно увидеть, что основные претенденты на чемпионство имеют стабильный состав (не менее 80% игроков остается в команде с предыдущего сезона) хотя бы на протяжении трех лет. Менеджменту «Хьюстона» крупно не повезло после многообещающего старта (хотя их доли вины в «кокаиновом деле» не может не быть), но они в течение долгого времени показали полную непригодность при всех следующих попытках привести хороших соратников «Мечте».

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Это был вопрос даже не категории «Кто все эти люди», но наоборот – какая-то злонамеренная одиозность. Оладжувон штамповал победы вопреки, а самых звездных людей, которых франшиза находила ему в партнеры, звали Слипи Флойд и Отис Торп. Первый был прообразом Монты Эллиса, способным набрать 29 очков за четверть и дрыхнуть весь остальной сезон (вы же не думаете, что кличка «Сонный» появилась сама собой). Второй был хорошим парнем, но не считал важным делом класть мячи в корзину, когда рядом есть Хаким.

    Вернона Максвелла забрали из «Сан-Антонио» за 50 тысяч долларов, откуда «Безумного Макса» спешили выгнать из-за буйного характера. В качестве бонуса – судебное разбирательство по наркотикам еще со времен университета, стоившее Вернону места в лотерее драфта (у вас уже могло возникнуть подозрение, что «Рокетс» строили картель, а не команду). Не умеющий защищаться и пасовать Кенни Смит на позицию первого номера? А возьмите еще Винстона Гарланда (отец Дариуса), он все тоже самое, только хуже.

    В общем, это была эпохальная франшиза, на световые годы опережающая лигу по производству мемов.

    Ситуация начала исправляться лишь с назначением Томьяновича главным тренером посреди сезона-1991/92. Руди Ти отвечал не только за раздевалку, но и за формирование ростера, используя свой многолетний скаутский опыт. Он ответственен за выбор на драфтах Роберта Орри и Сэма Кэсселла, а также за то, что Кенни Смита, пропустившего через себя мячей не меньше, чем кольцо «Сакраменто», не выкинули на мороз. Руди сделал немыслимое – заставил «защищаться остальных «ракет». Он был настоящим «тренером игроков», который добивался своего не армейской дисциплиной, а вниманием к личным вопросам состава и взаимным уважением.

    В первом плей-офф Томьяновича «Рокетс» остановились в одном броске Вернона Максвелла от выхода в финал Запада. Обидное поражение только придало им сил. На следующий год на паркет вышла мотивированная команда, обратившая свои слабости в плюсы. Руди построил современный трехочковый спейсинг вокруг центрового из своих недогардов и недофорвардов. Хаким начал играть на партнеров, ощутил свободу, которой у него не было со времен Сэмпсона, и выпустил накопленный арсенал приемов на соперника, ультимативно забрав титул.

    Единственным настоящим партнером-звездой, которым Оладжувона наградила судьба за тяжелую карьеру, оказался побитый молью 32-летний Джеймс Харден Клайд Дрекслер в следующем чемпионском сезоне-1994/95. Дальше были травмы, грузовичок толстых рингчейзеров и затянувшийся выход на пенсию вслед за своими ногами.

    Но два монструозных сезона, в ходе которых Оладжувон избил всех топовых противников на своей позиции – достойная награда за терпение Хакима, вознесшее его в чертоги небожителей баскетбола.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Достижения

    Его цифры сносят голову почти так же как его пощечины: за карьеру Хаким набил первое место по блокам, девятое по перехватам, седьмое по подборам на своем щите и девятое на чужом. В сезоне-1989/90 он поставил 376 блоков. Это больше, чем результаты Гобера, Уильямса и Эмбиида в этом году вместе взятые (370).

    Но блоки и подборы – это замечательно для фентези-баскета. А что с оценкой его влияния на команду?

    Не все любят продвинутые метрики. Они вознаграждают тех, кто ставит на результативный баскетбол и трехочковые (спасибо, что сделали для Йокича MVP). Они же проталкивают наверх игроков, которые не проходят тест утки – не выглядят как звезды, не играют как звезды, но оказываются в рейтингах выше звезд (это про тебя, Деррик Уайт).

    Продвинутые метрики почти бесполезны при изучении баскетбола до 1997 года. Именно тогда родился знаменитый «плюс/минус», когда стали записывать, кто находился на площадке в каждом владении (play-by-play). До этой даты исследователям доступны только данные из боксскора, пропущенные через методы статистического анализа. И в этом значительно меньше смысла, чем кажется при чтении предлагаемых формул, потому что боксскор и так уже отвечает, кто забил, отдал результативных передач, собрал подборов больше всех. Насколько вас шокирует, что на первом месте в исторической метрике Offensive Box Plus Minus окажется Майкл Джордан?

    Значительно более интересный метод оценки предложил Бен Тэйлор, один из самых уважаемых людей баскетбольного сообщества. Он придумал метрики WOWY и WOWYR (With Or Without You Regressed), которые вообще не смотрит в боксскор. В качестве вводных используются SRS очки команды для игр с участием игрока и его в отсутствие, например, по причине травмы.

    В упрощенном виде это работает так. SRS показывает насколько команда переигрывает своих оппонентов, используя среднюю разницу набранных очков с учетом силы расписания. Пример от создателей метрики:

    САС-2006/07 выигрывали матчи в среднем с преимуществом в 8,43 очков за игру. Так как в лиге команды играют друг с другом разное количество раз в зависимости от конференций и дивизионов, то их расписание оказалось чуть легче среднего по НБА на 0,08 очка за игру. SRS для САС будет 8.43 – 0.08 = 8.35 очков за игру.

    SRS легко вычисляется за любой период. WOWY берет игры, в которых игрок присутствовал, и в которых он отсутствовал, узнает SRS для обеих выборок и вычитает друг из друга. Получившаяся разница в очках за игру – и есть значение влияния игрока на свою команду.

    За более подробным объяснением, в том числе как с помощью регрессии Бен Тэйлор охватывает через WOWYR игроков, которые практически не пропускали игры, отсылаю на сайт автора. Для наших целей важнее, что Тэйлор сделал подсчеты по Хакиму.

    У «Мечты» десятое место по WOWY в его самый успешный период («прайм») и 5,5 дополнительных очка для команды в среднем за все время.

    Это хороший результат, но не выдающийся. Он ставит Хакима на 35-е место в историческом рейтинге WOWYR, всего лишь на позицию выше, чем Гленна Риверса, известного так же по прозвищам «Док» и «Тот Физрук, на оскорблениях которого построил карьеру Максим Коршунов». Что ж, я предупреждал, что продвинутые метрики редко оставляют кого-то удовлетворенным.

    Что выдается – это уровень превозмогания. Карьерный WOWYR вознаграждает за продуктивность на протяжении многих лет и наказывает за затянувшиеся проводы, особенно при наличии пухлой медицинской книжки. Оладжувон, боровшийся большую часть карьеры с больными ногами в основном силой духа, достиг вершин в самых неподходящих для этого условиях. И если следующий герой может поспорить с Хакимом по поводу ущербности родного клуба, то покорить два титула в качестве бескомпромиссного лидера с настолько слабым окружением не удавалось больше никому в лиге.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Смотрит на тебя как на шорты Пола Пирса

    Вехи пути

    • Попал в лигу со школьной скамьи (не первым в истории, но первым за 20 лет, третьим за 50, а предыдущие попытки закончились пшиком).
    • По версии критиков, настолько не любил толкаться в посте, что развил бросок со средней и занижал свой рост, лишь бы не ставили под кольцо в атаке пятым номером.
    • Уже через два года после драфта выбил себе самый большой контракт в лиге. Это приведет к локауту (и чемпионству «Сперс»), а также невозможности «Миннесоты» подписывать звездных игроков к Кевину из-за жестких ограничений потолка зарплат по новому соглашению.
    • Подарил кучу хайлайтов репортерам в своих эмоциональных высказываниях про игру и кучу лоулайтов соперникам в своих эмоциональных высказываниях про их мам.
    • Довел Миннесоту до Финала Запада, где ему немного не хватило больших яиц Кассела.
    • Ухитрился без скандала (и при своем полном нежелании) перейти в «Бостон», где захватил сердца болельщиков навеки своей страстью к игре и титулом 2008 года.

    Первый год

    Символично, что Гарнетт пришел в лигу сразу после второго чемпионства Хакима. Он сменил его не только на посту большого гения защиты, но и в качестве звезды из баскетбольного захолустья, вынужденной прозябать в окружении отвратительных партнеров. Каждый из них предлагал «Третий путь» фанатам, пресытившимся битвами больших франшиз, и при этом не готовых отдать лучшие годы жизни болению за каких-нибудь по-армейски скучных «Шпор».

    Оба, несмотря на легендарную верность своим клубам, не забывали о деньгах. Но разборки с менеджментом «Хьюстона» повлияли в основном на скверное настроение Хакима, а Кевин, вместе с агентом выкрутивший тестикулы владельцу команды Тэйлору на 126 миллионов долларов, сам засунул себя в паршивую ситуацию.

    Однако этот танец не исполняют в одиночку. Со своей стороны Глен Тэйлор и генеральный менеджер Кевин Макхейл всегда спешили наступить в лужу. Если бывшую звезду «Бостона» и нельзя назвать худшим управленцем в истории НБА (ведь он все таки выбрал Гарнетта, а не Марвина Бэгли на драфте Дончича), то уж в качестве самого невезучего Макхейл точно застолбил место на горе Рашмор.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Кевин был сырым как Принс после дождя, поэтому в отличии от двух других героев этого текста начинал на скамейке. Тренеры долго думали, где расположить его на поле, и в результате решили использовать в качестве легкого форварда. Ростер «Волков» был переполнен молодыми нестандартными большими (Гуглиотта, Лэйттнер), а Гарнетт был слишком субтильный, чтобы бросать его под каток тяжеловесов – никто не хотел поломать новичка раньше, чем он проявит потенциал. Плюс так Кевин всегда имел преимущество в росте над своим соперником по позиции, что было важно из-за его неумения проходить к кольцу из поста: ноги Гарнетта начинаются примерно от шеи, а при высоком центре тяжести сложнее протолкать упершегося в паркет оппонента.

    В обороне же это помогло раскрыть его настоящий талант. Хотя лига к сезону-1995/96 продолжала играть через изоляции и персональную защиту, несколько изменений в очередной раз перевернули игру.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Пример искусственного спейсинга с помощью правила нелегальной защиты. Матч «Орландо»-«Миннесота», 1995 год.

    Начиная с восхождения на престол «Плохих Парней» Детройта, титулы забирала жесткая защита. «Правила Джордана» Чака Дэйли были во вторую очередь о том, чтобы ударить Майкла исподтишка, а в первую – о ротации игроков, позволяющей в условиях «айзо» даблтимить Его Воздушество без нарушения правил. Трипит «Буллс» 1991-93 годов был завоеван феноменальным прессингом «быков», который им обеспечивали Джордан, Пиппен и Грант. Выстроенная защита вокруг Оладжувона, возможно, имеет большее значение для титулов «Рокетс», чем шутеры вокруг Оладжувона. Даже «Никс» смогли на время притвориться приличной командой, сходив на пару тренировок по боксу.

    В это же время расширение лиги в конце восьмидесятых создало дефицит звезд и размазало скореров тонким слоем по континенту. Тренерам команд поневоле приходилось делать упор на оборону с оставшимися в составе пахарями. Низкорезультативный баскетбол стал естественным следствием этих трендов. Вместе с готовящимся Стерном захватом Канады через появление новых команд в Ванкувере и Торонто, новое поколение джорданов, столь нужное лиге, могло сгинуть в дремучем лесу выставленных рук и прилетающих отовсюду локтей.

    Поэтому НБА последовательно стала бороться за повышение количества набранных очков.

    1) В первую очередь лига прикрутила градус жесткости. Появилась система «флагрантов», неспортивных фолов двух уровней, провоцирование драк стало наказуемым. После удара кулаком следовало немедленное удаление (где-то здесь закончились чемпионские амбиции «Никс»).

    2) Хендчекинг был отменен. Снова. Вообще-то хватать руками соперника было запрещено всегда, но без четких разъяснений, чем касание до тела отличается от создания преграды, ситуация была такая же, что и с правилом нелегальной защиты. Появилось правило «Открытого пути», штрафующее двумя бросками за задержку соперника, совершающего прорыв к кольцу.

    3) В 1994 году сократили расстояние до трехочковой дуги почти на полметра. Это можно сравнить с кредитами, у которых подрезали проценты. Наконец-то случилась настоящая инфляция трешек и их стали бросать все. В восьмидесятых считалось достаточным иметь одного стрелка на дуге. В эпоху первого трипита «Чикаго» команды выбрасывали в среднем 7,9 трешек за игру. За три года действия «инфляции» – 16 попыток. Феномен только появившихся в лиге «Орландо», сразу ставших контендерами, строился на наличии трех дальнобойных игроков вокруг Шака. Чемпионы 1995 года «Рокетс» разместили уже четырех людей на периметре вокруг Хакима.

    НБА сможет вернуться к такой производительности только в сезоне-2005/06, после того как «Финикс» Д’Антони укажет путь к современному баскетболу.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Среднее количество 3PA за сезон, источник – sites.dartmouth.edu/sportsanalytics/

    Теперь надо было учиться защищаться не руками, а ногами. Не удерживать оппонента перед собой в клинче, а успевать за ним. Не принимать на колено при попытке обойти сбоку, а работать над собственным боковым движением. Не тусить на линии штрафной в ожидании возможности наброситься со спины на игрока под кольцом, а отслеживать активность на периметре и мчать к трехочковой угрозе на ускорении. Страховать партнеров стало сложнее в разы из-за увеличившейся дистанции. Для настоящей помощи нужно было понимать действия противника, потому что за напрасную толкучку в «краске» следовало наказание.

    В отличие от академии Фаррагат, в лиге Кевин не мог сразу начать доминировать за счет одного роста – и поэтому испытывал трудности с местом в атаке. Гарнетту приходилось постоянно перемещаться, открываясь под партнеров. C учетом того, что мяч находился либо у атакующего защитника Райдера, заслуживающего звания «Джей Ар Смита до Джей Ар Смита» за манеру игры и 30 арестов, либо у Кристиана Лэйттнера, невзлюбившего конкурента на роль франчайза, километраж наматывался впустую.

    Так Кевин учился оказывать влияние на игру в других аспектах. В следующих сезонах он войдет во вкус, научится работе в посте и использовать свою скорость и координацию, соединит их с броском – и накидает фейдэвеев не меньше, чем Кобе. Но родовая травма останется на протяжении всей карьеры: в первую очередь он создавал возможности для других, а если ситуация вынуждала взять мяч в свои руки, то умелому противнику было легко не пустить Кевина к кольцу и выдавить на бросок со средней.

    С броском уже все неплохо, особенно когда никто не считает тебя угрозой:

    По тренерской установке ему не приходится тягаться напрямую с Юингом или Хакимом, но он активно участвует в борьбе за подборы и по возможности страхует пустое кольцо, с ограничениями по тоннажу. Тут он благоразумно избежал шанса попасть в подборку хайлайтов Шака:

    На его позиции тоже играют звезды. Некоторые из них архетипы для современного представления о ЛФ – Скотти Пиппен, Детлеф Шремпф, Грант Хилл, и у них есть чем ужалить неопытного новичка. Так Скотти наваливал через Гарнетта дальние обе их встречи в сезоне:

    Но у Кевина особый талант – он впитывает баскетбол, как губка. Гарнетт прогрессирует от матча к матчу и уже через несколько месяцев берет под контроль свою половину корта.

    На гифке выше Гарнетт останавливает кат, Лэйттнер теряется на размене. Кевин делает работу за себя и белого парня, закрывая бросок лучшего снайпера лиги тех лет Дэйла Эллиса.

    А тут происходит ситуативное сдваивание на Мутомбо. Неудобный пас от Дикембе на Макдайсса, Кевин успевает вернуться и помешать броску:

    «Шило в заднице» — наверное, самое точное описание манеры игры Биг Тикета. Правило «нелегальной защиты» с трудом, но сдерживало его быстрые ноги, а вот с феноменальным всевидением уже не справлялось. Радар Кевина принимает сигналы на 360 градусов. Он еще не знает всех комбинаций и любимые приемы других игроков, поэтому может пойти в неправильную сторону после заслона или повестить на фейк: зато Гарнетт будет первым, кто осознает ошибку и на всю арену заорет про какой-то «щиит», вызывая нервные смешки у непривычных к уличным воплям комментаторов.То, что Хаким приобретал с опытом, у Гарнетта было заложено на уровне инстинктов. И куда же без блоков с потрясающим таймингом:

    Скачок в развитии не сказывается на количестве побед – иногда кажется, что Кевин играет один против девяти. Партнеры просто не понимают его подсказок, путаются при перестроениях, и явно раздражены не по возрасту командирскими нотками в луженой глотке школяра. Его прописка на периметре лишь ослабляет защиту, так как в команде больше никто не способен отстоять кольцо без штрафов.

    Уже во второй половине сезона становится очевидно, что Гарнетт играет лучше, чем большинство стартеров. У него нет массы Гуглиотты или разностороннего арсенала Лэйттнера, зато он непревзойден во всех остальных мелочах игры. Следует повышение – место в основе. Легкий форвард команды Сэм Митчелл утверждал, что лично попросил поставить Кевина вместо себя, настолько хорош был новичок, но у этого есть еще как минимум две причины.

    По ходу сезона на мостик заступает Флип Сондерс. Уроженец Кливленда, учившийся и тренировавший в университете Миннесоты, завязал особые отношения с Кевином на всю оставшуюся жизнь. У Сондерса были свои идеи по поводу тактики: атака «Миннесоты» создавала большое количество свободных средних бросков за счет серий заслонов, активных перемещений больших и движения мяча из поста наружу. Для любимого розыгрыша Флипа, 4-52 twist, требовалось не просто вызубрить комбинацию, но и принимать решения самостоятельно, реагируя на действия противника. Гарнетт идеально вписывался в схемы Сондерса: он не только успевал на бегу влепить несколько заслонов за владение и хорошо пасовал, но делал это умно, выбирая самые выигрышные для развития атаки ситуации.

    С другой стороны, менеджменту надо было разобраться с гордиевым узлом во фронткорте. Заносчивый Лэйттнер, раздражавший каждого члена клуба, всячески декларировал свое недовольство Гарнеттом, при этом не показывал никакой готовности на своих плечах тащить «Миннесоту». Кристиан, чемпион NCAA и член Дрим Тим-92, предпочитал жаловаться, как «Тимбервулвс» испортили его победное резюме. Макхейл и Сондерс увеличили нагрузку на Кевина, убедились, что Гарнетт только расцветает, чем больше минут проводит на поле, и при следующем же скандале отправили Лэйттнера побеждать в «Атланту».

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА
    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Страдал за правду до всякого BLM

    Если смотреть на цифры этого отрезка в старте, то Гарнетт на протяжении оставшихся 42 игр показал результат в 14 очков, 8,4 подбора, 2,6 блока за игру. Там, где остальные утыкались в знаменитую «Стену Новичка», выматываясь на марафонской дистанции регулярки, Кевин поплевал на руки, запрыгнул, подтянулся – и сиганул с нее еще выше. Как сказал сам Гарнетт в интервью в марте 1996 года: «Буду увеличивать нагрузку. Так я живу. Если это убьет меня – пусть убивает.»

    Характер Биг Тикета вещь не менее легендарная, чем «Anything is possible». Больше всего на свете Кевин ценит лояльность, стараясь сам быть ее воплощением. Но обратной стороной лояльности являлось чрезвычайное недоверие ко всем за пределами круга близких. Нужно было доказать Гарнетту, что ты заслуживаешь верности, чтобы он проявил ответную. Малейшее нарушение лояльности является страшнейшим грехом. Это то, что понял Сондерс, и никогда не понимал Тэйлор. Именно тут пролегла линия разлома, отравлявшая отношения Большого Трио «Селтикс» после ухода Аллена в «Хит».

    Трешток Гарнетта тоже родился здесь. Сначала Гарнетт отталкивал людей и задирал их. Если ты не мог ответить на удар ударом – ты не заслуживаешь внимания, ты слаб, а слабость ведет к предательству. Если ты пережил раунд искусной брани и смог нанести пару ответных выпадов, чтобы заткнуть Гарнетта, у вашей дружбы есть шансы.

    Журналистка Джеки Макмаллен вспоминала, что на первом интервью с новичком Кевином попала под поток оскорблений, потому что помешала его знаменитым предматчевым ритуалам. В ответ известная журналистка сообщила наглецу, что была в лиге до Гарнетта и будет после, а затем покинула раздевалку. В следующий раз уже люди Кевина добивались с ней встречи (кстати, дама все еще в бизнесе, как и обещала).

    Возможно был только один человек, который мог по-настоящему осадить КГ своей вежливостью. Об этом рассказывал сам Гарнетт:

    На плато Знаменитых Баскетбольных Характеров, Кевин словно мостик между обрывом Джордана и лужайкой Данкана. Как и звезде «Сперс», ему было плевать на личную статистику. Гарнетт осознанно и всегда работал на других, был лучшим партнером, тянувший окружение до своего уровня. Как и Майкл, он был ночным кошмаром для членов команды, которых невзлюбил. Одержимый, всегда выжимающий свой внутренний спидометр за пределы заводских настроек, инфицировавший этим подходом настоящих соратников с ультимативностью вируса зомби – никто не может назвать второго подобного помешанного на баскетболе игрока за всю историю лиги.

    Дальнейшая карьера

    Восемь сезонов подряд «Миннесота» выходила в плей-офф, и лишь единожды прошла первый раунд в 2004 году. Финал Запада все еще главный успех клуба в истории.

    На следующий год после дебюта Гарнетта «Миннесота» задрафтовала разыгрывающего Стефона Марбери. Журналисты предрекали молодой паре, выведшей клуб в первый постсезон в истории франшизы, успех «Стоктона и Мэлоуна». Но союз не выдержал испытания звонкой монетой. После подписания злополучного контракта между клубом и Гарнеттом, Стефон хотел такой же, а Тэйлор не был готов его дать – владельцы остальных клубов организовали локаут, чтобы остановить бесконтрольную раздачу денег. По итогу были установлены максимальные лимиты индивидуальных зарплат и введен «налог на роскошь» за сверхтраты. Марбери, который был другом Гарнетта еще до НБА, форсировал трейд в «Нетс». Говорят, его не только душила жаба, но и распирало эго от всеобщего внимания к Кевину, так что трейд фактически спас жизнь Стефона, который в любой момент мог лопнуть, как воздушный шарик.

    Зарплата Гарнетта занимала в районе 40% платежки. Примерно такую же долю сейчас забирает контракт Карри, только он не пришедший в лигу три года назад щенок, а заслуженный волкодав из команды с самым большим налогом в НБА. Тэйлор же влезать в дополнительные расходы совершенно не собирался. Вместо этого, у них с Макхейлом был Хитрый План.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Был установлен факт сговора «Миннесоты» с игроком Джо Смитом, согласившимися играть на минималке, с тем чтобы подписать выгодный контракт позднее, когда начнут действовать соответствующие исключения из CBA. Несмотря на то, что подобные сделки были скорее обычной практикой лиги, только Тэйлор ухитрился при попустительстве своего ГМ оставить письменные следы, изобличающие «Тимбервулвс». В наказание за простодушие Стерн отобрал у клуба пики первого раунда на пяти следующих драфтах. Позднее суровую меру смягчили до трех. Кстати, примерно в том же клевреты сейчас обвиняют Моури и Хардена, отказавшегося от 15 млн долларов в следующем сезоне.

    Забитая ведомость и потеря пиков сильно сужали возможности по улучшению ростера. За карьеру Гарнетта в «Миннесоте» только три его партнера попали на МВЗ (по одному разу) – Гуглиотта, Щербяк и Кэсселл. Но Кевин неизменно заявлял о полной преданности «Волкам» и не собирался покидать клуб.

    Где-то клубу сильно не везло. Если травмы игроков – это рутина для любой организации, то смерть одного из них (Малик Сили погиб в аварии) – всегда шок. Но были еще и неудачные решения. Пожалуй, самое обидное связано с Чонси Биллапсом, еще одним старым другом Гарнетта. «Волки» всегда страдали от нехватки универсального первого номера, а будущий Мистер Биг Шот не мог нащупать свою игру и мотался по лиге. Кевин всячески способствовал попаданию Биллапса в состав.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Офицер следит, чтобы два пацана из гетто не стащили чего из магазина игрушек

    На второй сезон в «Миннесоте» после травмы основного разыгрывающего Тэррелла Брендона, Чонси совершил резкий скачок и набирал 22 очка в среднем в ПО. Но Макхейл не стал подписывать Биллапса летом и отпустил его в «Детройт» без всякой компенсации. Через год Биллапс станет Самым ценным игроком Финала.

    Со временем гений Макхейла мог вполне продать Гарнетта на органы в обмен на банку газировки, однако на сцене появляется Дэнни Эйндж. Он успешно впарил своему знакомому по «Бостону» 80-х Эла Джеферсона как основу будущей перестройки и забрал Гарнетта в Массачусетс.

    Своим рыком Биг Тикет моментально преобразил стагнирующую франшизу в боеспособный состав, готовый к серьезным вещам. «Селтикс»-2007/08 имеют лучший показатель в истории по добавленным победам относительно предыдущего сезона (66 побед против 24 в сезоне-2006/07). Никакой запланированный слив не гарантирует подобного результата после окончания «танкинга». Ближайшее подобное достижение произошло еще в 1980 году (и тоже у хитрожопых «Кельтов»).

    В «Бостоне» Гарнетт нашел не только партнеров-скореров и долгожданный титул, но и очередного старого товарища в лице раздолбая Пирса. К чести последнего, Пол никуда от Кевина не уйдет: когда позднее Эйндж будет торговать стареющим форвардом, Пирс уговорит Гарнетта валить вместе с ним, кушать икру и пить vodka на деньги русского олигарха.

    Достижения

    У Кевина Гарнетта первое место по подборам в защите (считается с 1974 года) и девятое по их общему количеству. Он на седьмом месте по количеству проведенных игр и единственный игрок, покоривший за карьеру планку в 25 000 очков, 10 000 подборов, 5 000 передач, 1 500 перехватов и 1 500 блоков.

    Клеймо неудач первого раунда; историческая монументальность Данкана, накрывшего тенью успехи Гарнетта в «Миннесоте»; единственный титул, МВП за который получил Пирс; травмы, превратившие его в one-way player в момент, когда он наконец вышел под свет прожекторов большого медиарынка – ничего удивительного, что с каждым годом Гарнетт все меньше воспринимается как единственный в своем роде баскетбольный феномен и превращается в одну из тех звезд, при упоминании которых каждый раз приходится лезть в Википедию, чтобы понять, чем он отличается от Амаре Студемайера.

    Однако Гарнетт – это Йокич для бумеров продвинутой статистики. В отличии от Хакима вся его карьера прошла прошла под микроскопом «плюс-минуса». RAPM, который используют в своей основе почти все современные продвинутые метрики, буквально влюблен в Кевина, отстаивая его уникальное место в истории. Не составляет особого труда нагуглить картинки вроде таких:

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Источник – fivethirtyeight.com

    Или таких:

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Источник – medium.com/@ahmed.cheema

    Зайдем с козырей и обратимся к священному калькулятору баскетбола Basketball-Reference вместе с уже упоминавшимся BPM.

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    У Бена Тэйлора есть хорошая иллюстрация про «цифровое» влияние Гарнетта в книге «Thinking Basketball». В 2003 году «Миннесота» проигрывала 19 очков в пересчете на 48 минут в отсутствие Кевина на площадке. Это на 5 очков хуже, чем результат самой ужасной команды в истории лиги, «Шарлот Бобкэтс»-2011/12. Ожидаемый статистической моделью результат «Волков» без Гарнетта – пять побед в сезоне. С ним – пятьдесят восемь.

    Неудивительно, что по метрике WOWY того же Тейлора, Биг Тикет расположился на четвертом месте среди игроков с лучшим праймом в истории. Карьерный WOWYR поместил его на 72 месте между Бернардом Кингом и Роландо Блэкменом, отомстив Кевину за переход в «Нетс» и возвращение в «Миннесоту». Единственная причина, зачем я вообще рассказываю про карьерный WOWYR – чтобы вы погуглили легенду «Далласа».

    Всю необходимую вводную информацию об Эване собрал AlexCavs в своем январском материале. Поэтому сразу перейдем к сравнению с великими.

    Физические данные и атлетизм

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    Из-за тощей рамы Гарнетту предрекали участь шарика для пинбола. В ходе карьеры он набрал мышечную массу и его вес варьировался между 108-113 боевыми килограммами, и в целом не испытывал проблем в защите против кого бы то ни было.

    Мобли совпадает с Гарнеттом не только по габаритам: когда смотришь за Эваном в движении, невозможно отделаться от мысли, что по паркету скользит Биг Тикет. Их общая кошачья пластика, шелковая мягкость и грациозность – отдельное проявление баскетбольной эстетики.

    Оладжувон в том же семействе больших кошек, но все таки иной, как различается изящество бойца MMA и танцора балета. Хаким пришел в лигу в идеальной форме для своего силового стиля атаки и поддерживал примерно одинаковый вес на протяжении всего периода выступлений. Из-за поджарости соперники могли первое время обманываться насчет возможности намять бока «Мечте», но звериный атлетизм нигерийца быстро приводил их в чувство. По чистой мощи и прыгучести он превосходит Кевина и Эвана вместе взятых.

    Обращение с мячом

    Эван Мобли – это новый Гарнетт или новый Оладжувон? Погружаемся в воспоминания о великих и сравниваем их дебюты в НБА

    В плане ведения (дриблинг) и в целом обращения (хендлинг) с мячом в первом сезоне у Мобли было больше возможностей для демонстрации умений, чем у Хакима с Кевином, из-за иного распределения обязанностей. Там, где Гарнетт ждал мяча от партнеров, а Хаким караулил отскоки, тренеры «Кавс» специально выделяли владения Эвану попробовать свои силы.

    По карьере оба звездных тяжеловеса прославились как искусные хендлеры. Кевин, возможно, был более одарен и лучше смог раскрыть такие навыки, как пас и принятие решений – в том числе из-за того, что Хаким всю баскетбольную биографию провел при доминировании изоляций, а расцвет Гарнетта пришелся на зонные нападения против зонных защит с более частым и качественным вовлечением партнеров.

    Эван уже показал весь набор движений, которые были у молодых Гарнетта и Оладжувона. При этом он может проходить с мячом к кольцу с периметра под опекой, что Оладжувону никогда не было нужно.

    Сильная сторона игры Мобли – передачи. Они оба с Гарнеттом хорошо пасуют в движении, в том числе в шорт-ролле, но Эван проявляет хладнокровие Оладжувона чемпионских сезонов, выжидая пока на нем стянется наибольшее количество защитников. Кажется, что четвертый номер «Кавс» вообще не умеет терять самообладание.

    Атака

    В нападении Хаким является абсолютной доминантой: спиной к кольцу или лицом, с места или протащив мяч, в отрыве или в хафкорт розыгрыше Оладжувон умеет абсолютно все. Проблемы с силовым проходом Гарнетта уже упоминались, отдельно их можно подчеркнуть малым количеством штрафных бросков – в лучший сезон по этому параметру у него столько же попыток, сколько у Хакима в первый (6,7 FTA за игру). Оба не кидали трешки, но сложно сомневаться, что в иной временной отрезок и при других тренерах они бы являлись «стретчами» в современном понимании, как Йокич или Дэвис. В пользу этого говорит их высокий процент FT%, большое количество дальних двухочковых и просто трудовая этика.

    Мобли, в свою очередь, показал проблески разностороннего нападения:

  • Эван не боится контакта. Несмотря на то, что в начале сезона его мог вытолкать Реджи Джексон, во второй половине он спокойно бодался с каким-нибудь Зубацом. Общее «облегчение» лиги идет в этом смысле на пользу молодому «кавалеру». И он зарабатывает штрафные, 3.7 FTA за игру.
  • Он бросает с разных точек, пробует трехочковый. Его релиз еще слишком медленный, но главное, что он показал ментальную готовность выкидывать мяч и не дрожит при рывке защитника на дугу.
  • В посте у Мобли есть наработанный крюк, и бросок с отклонением в разные стороны. Это уже больше, чем было у Гарнетта на старте.
  • При проходе к кольцу он много и активно использует обманные движения. Его техника не так филигранна как у Хакима и ближе к классическому up and under Макхейла. Однако, иногда и он выдает запредельную красоту:
  • Где-то я даже видел подобное…

    Пока не ясно, какой именно прием может стать его «летальной техникой». Для хорошего стабильного броска или атаки вблизи кольца Эвану потребуется еще несколько лет упорных тренировок. Впрочем, его элитным оружием могут быть голова и координация. Гарнетту этого хватило, чтобы набирать 24 очка за игру в среднем в MVP сезоне.

    Защита

    Мобли с первых игр показал уровень защитного интеллекта, до которого Гарнетт выпекался весь сезон, а Оладжувон – несколько лет. Чтение игровых ситуаций, реагирование и проактивность в комбинации с уникальными физическими данными – это один из немногих случаев когда предрафтовые хвалебные прогнозы от популярных авторов вроде О’Коннора или Весени воплотились буквально.

    На видео выше Мобли успевает на страховку с топа, восстанавливает позицию на уровне «гвоздя» и снова страхует уже по Янгу.

    Сравните с тем, как Гарнетт читает пик-н-ролл «Чикаго» и переключается с Пиппена (пытался оттянуть Кевина к середине площадки) на Джордана. Фактически, весь корт для этих двух семифутеров в пределах one pass away защитной позиции.

    Персонально ему некомфортно упереться только против сверхбольших или сверхатлетичных игроков, что решается наращиванием собственного мяса. По сравнению с Оладжувоном и Гарнеттом у Мобли уже нечестное преимущество, так как он рос в правильной среде у отца-тренера. И если сравнивать исходные позиции, то в этом трио Гарнетт совершил самый необъяснимый прыжок из гетто в защитные мастодонты.

    Вот сам Мобли комментирует несколько своих хайлайтов. У парня все в порядке с самооценкой:

    Ментальность

    Наконец-то, ни единого внешнего сходства. Человек-факел Гарнетт, внешне сдержанный Хаким, который не дождется момента кого-нибудь как следует отдоминировать, и дитя-индиго Мобли, настолько замкнутый и отстраненный, что порой выглядит заторможенным.

    Один начинал карьеру с игроком более талантливым, чем он сам. Другой не дождался помощи до самой старости. С третьего готовы сдувать пылинки и носить на руках за один факт существования.

    Они черпают силы в разных источниках и находят собственные причины снова и снова ротироваться на игроков атаки, возвращаться на исходную со всех ног, подставляться под локти на подборах, выпрыгивать что есть сил, терпеть и бодаться. Но выше этого их объединяет готовность отдать все для победы. Так бьются сердца чемпионов. И любой, кто видел Мобли на протяжении сезона, уже услышал знакомый стук откуда-то из его груди.

     

    При подготовке статьи использовались материалы СelticsHub, Sports Illustrated, The Athletic, Nba Trades, Back Picks и авторов Трибуны. Отдельное спасибо Василию «Рахону» Троилову, чьи труды вдохновляют на изучение игр прошлого, а конкретный очерк про драфт 1995 года помог сократить время на написании статьи примерно в половину. Так как Рахон является болельщиком «Сперс», сейчас у него непростые времена. Вы можете поддержать золотое перо Техаса донатом по адресу на его канале. За стоимость шаурмы вы не только встанете в один ряд с такими меценатами, как Гай Цильций и Павел Третьяков, но и окажите неоценимую помощь своему здоровью.

    Источник: sports.ru

    Похожие статьи

    Оставить комментарий

    Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

    четыре + четырнадцать =