В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

В переходах НБА так много нюансов.

Что читателям нужно больше всего в новогодние праздники? Арифметика зарплат в НБА, конечно же!

Но в этот раз повод для подсчетов-расчетов не самый веселый.

Едва мы успели восхититься прогрессом «Кливленда», который впервые в XXI веке не выглядит позорно без Леброна в составе, как уже остались без одного из творцов этого прогресса.

Переживающий вторую молодость и блиставший на Олимпиаде 31-летний разыгрывающий Рикки Рубио в межсезонье переходил в команду, где для него как будто не было места. Но внезапно испанец нашел себя в роли запасного плеймейкера, заменил выбывшего до конца сезона стартера Коллина Секстона, вернул старинную «химию» с Кевином Лавом, помог организовать одну из лучших защит в НБА и доказал, что молодой команде для выхода на новый уровень необходимы ветераны.

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

Рядом с Рубио преобразились партнеры по пикенроллам Лав и молодые Мобли, Аллен, Маркканен. Но главное – его плеймейкерские и оборонительные навыки перенимает защитник Дариус Гарлэнд, главный претендент на награду Самому прогрессирующему игроку НБА. Гарлэнд – полноценная звезда этого «Кливленда», а Рубио, может быть, и не претендует больше на такой статус, но по показателю полезности (+8,8 на 100 владений) он второй в команде.

Не прошло и полсезона, как «Кэвз» добились 20-й победы – это больше, чем в каждый из первых двух сезонов после повторного ухода Леброна – и почти догнали прошлогодний результат (22 победы, но при 50 поражениях).

И в этот момент в ноге Рикки Рубио порвалась крестообразная связка. Второй раз в карьере, в том же колене.

Оглушительный удар по ротации «Кливленда». Из защитников, способных выдержать хотя бы 10 минут на паркете, теперь остался лишь Гарлэнд (и даже он – на карантине с Рождества). Опытный игрок тоже один – Кевин Лав.

И поскольку «Кливленд» не хочет, чтобы успешный ход (они пятые на Востоке!) замедлился – надо искать Рубио замену. Причем не временную среди бесконечного числа 10-дневок, а постоянную.

Дешевый защитник 30+ с элитным видением площадки и победной родословной? В «Лейкерс» есть такой на дальнем конце скамейки запасных.

Рэджон Рондо, собирай чемодан в Огайо.

Если разбирать мотивацию двух команд, то сделка должна быть простой и незатейливой – Рондо нужен «Кливленду», не нужен «Лейкерс», и в НХЛ или НФЛ его прямиком и обменяли бы в новую команду, в футболе – продали бы за символическую сумму.

В НБА все сложнее.

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

Сначала «Кэвз» и «Лейкерс» договорились, что ЛАЛ получат от кливлендцев запасного защитника Дензела Валентайна, которого отчислят.

Затем, когда сделку финализировали, оказалось, что Валентайн переходит вообще в «Никс». Вместе с 1,1 млн долларов от «Лейкерс». Ньюйоркцы перед этим отчислили Уэйна Селдена.

А также «Никс» обмениваются с «Лейкерс» правами на игроков по всему миру: «меняют команды» 27-летний китайский центровой Ван Чжэлинь из «Шанхай Шаркс», 36-летний австралиец Брэд Ньюли из «Мельбурна», 29-летний французский бигмен Луи Лабери из «Валенсии». То есть на самом деле никаких команд они не меняют – возможно, даже не знают, что стали участниками обмена Рондо.

Баскетболисты настолько посредственные, что их уже никто не ждет не только в НБА, но даже в своих национальных сборных.

Зачем все это – Валентайн, «Никс», Селден, миллион кэша, права на иностранцев, если нужно было лишь доставить Рондо из «Лейкерс» в «Кэвз»?

Разберем по порядку.

1. В НБА нельзя менять игрока на пустоту – в обратном направлении должен отправиться хотя бы условный «актив»: если не игрок, то драфтпик, наличные, права на выбранных когда-то на драфте баскетболистов, так и не доехавших до НБА.

Вообще полученная в обмене зарплата нового баскетболиста еще и должна вписываться:

• или под потолок зарплат;

…а если получающая игрока команда за ним (сейчас все 30 команд НБА за потолком зарплат, как обычно и бывает по ходу сезона), то:

• или в торговое исключение (от какого-то предыдущего обмена, размер – разница между отданным и полученным, действует 1 год);

• или в баланс зарплат (можно получить до 175% от отдаваемого).

Но сейчас это все неважно, потому что минимальные контракты можно обменивать без учета границ потолка. И у Рондо как раз такой.

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

«Кливленд» мог получить Рондо за защищенный пик второго раунда, права на игрока за рубежом или наличные (не меньше 110 тысяч, не больше 5,785 млн). Но трудность в том, что для перехода Рондо нужно освободить место в составе – в заявке может быть только 15 контрактов действующих игроков (плюс 2 двусторонних, плюс неограниченное число 10-дневных на замену тем, кто болеет ковидом).

Получается, «Кливленду» пришлось бы отчислить кого-то – например, Валентайна, у которого негарантированный контракт и который пока что заработал около 900 тысяч. Проблема в том, что эти 900 тысяч так и останутся в платежке после отчисления, а «Кэвз» уже очень близко к порогу налога на роскошь.

«Мертвые» деньги в зарплатной ведомости «Кливленду» ни к чему – у них и так там до сих пор «висит» Джей Ар Смит, контракт которого выкупили еще в 2019-м.

Значит, Валентайн становится тем активом, который уходит из клуба в обмене Рондо.

2. Но «Лейкерс» не просто так дарят «Кэвз» Рэджона, чтобы получить такого же не нужного им Валентайна. Для них эти «мертвые» 800 тысяч при отчислении Дензела будут еще более накладными – вместе с налогом на роскошь, за порогом которого ЛАЛ очень давно и далеко, отчисленный Валентайн обойдется «Лейкерс» в 3 млн. Неотчисленный – вообще в 9 миллионов!

Для «Лейкерс» обмен Рондо – это скидывание из платежки целого минимального контракта, чтобы подписать на его место свободного агента в середине сезона на половину от минималки. Это экономия примерно в 4 миллиона долларов налога на роскошь. Им не нужен никто от «Кливленда», но те подсовывают Валентайна.

И тогда ЛАЛ нашли «Никс».

3. А зачем же это «Никс»?

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

Валентайн им тоже не нужен. Они даже не стали долго размышлять над отчислением Дензела, ведь 10 января все негарантированные контракты НБА становятся гарантированными. Игрок после обмена числился в новой команде всего несколько часов.

Но вместе с Дензелом «Никс» получают 1,1 млн наличными от «Лейкерс». «Никс» далеко от налога на роскошь, 900 тысяч отчисленного Валентайна в платежке не мешают (им не мешают даже 6,4 млн выкупленного еще в 2018-м Жоакима Ноа), а поскольку эти деньги уже фактически выплачены «Кливлендом», «Никс» просто получают себе на счета 1,1 млн за услугу по увольнению игрока. Бизнес!

У «Никс», правда, тоже нет лишнего места в составе. Но есть практически не играющий Уэйн Селден. Чик-чик, и негарантированный контракт Селдена (по которому выплачено примерно 800 тысяч) переносится в строку «отчислено».

Популярный вопрос: почему «Никс» отчислили Селдена, а не Валентайна сразу после обмена? Потому что так Валентайн был бы 16-м. После обмена он сразу заносится в заявку клуба, даже если будет отчислен через секунду после оформления сделки. И даже в эту секунду клуб не может превышать лимит в 15 контрактов.

При этом «жертва обмена Рондо» Селден технически еще может вернуться в «Никс» – никто не запрещает уволить игрока, а потом заново подписать. Это частая история, когда контракт частично гарантирован: например, перед стартом сезона «Бостон» так поступил с Джабари Паркером, а «Голден Стэйт» – с Гэри Пэйтоном-младшим ради небольшой экономии. Хотя мотивы могут быть разными, в том числе, как сейчас: освободить место в составе, чтобы провести обмен, где ты получаешь в первую очередь наличные/пики/права, а уже во вторую – игрока, стоящего на отчисление.

Но Селден пока что выходил на паркет лишь в трех играх. Возвращение в «Никс» теоретически возможно, но на практике не имеет смысла.

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

4. Осталось разобраться, зачем в этот обмен зашли, как в анекдоте, китаец, австралиец и француз.

В трехстороннем обмене все команды должны между собой попарно взаимодействовать. ЛАЛ и «Кливленд» обменивают Рондо. «Кливленд» и «Никс» – Валентайна. ЛАЛ и «Никс» – миллион долларов. Правило «касания» выполнено.

Но мы возвращаемся к первому пункту: в НБА нельзя менять игрока на пустоту, а «Никс» в данной комбинации ничего не отдают.

Самое дешевое, что можно отдать – это права на игрока с минимальными шансами на попадание в НБА. У «Никс» таких несколько: от легендарного Серхио Юля до выбранного на драфте-2021 Рокаса Йокубайтиса. Решили остановиться на Луи Лабери (за право его выбрать в концовке драфта-2014 «Никс» даже приплатили «Индиане» – кажется, это было не очень выгодное приобретение).

Чтобы возместить потерю технического актива, «Никс» запросили у «Лейкерс» такой же, и даже два – как катализатор обмена Рондо они могут диктовать свои условия… до определенных пределов.

И в данном случае предел их авторитета – это отобрать у «Лейкерс» права на пожилого австралийца и очередную китайскую подделку под Яо Мина.

В обмене Рондо в «Кливленд» – миллион долларов, права на 36-летнего австралийца и «Никс», отчислившие одного игрока, чтобы отчислить другого. Откуда все это?

И все-таки «Лейкерс» отдали не все права на задрафтованных – у них все еще есть 34-летний нигериец Чинемелу Элону, сейчас играющий за пуэрториканский клуб «Капитанес». Похоже, права на этого центрового никогда не обменяют, ведь Элону – талисман, последняя связь с чемпионскими командами Кобе Брайанта – «Лейкерс» выбрали его еще в 2009-м.

С тех пор у ЛАЛ было две смены менеджмента и 29 обменов, в некоторых использовались права на разных игроков – от Сергея Лищука до Атера Маджока.

Но прошло почти 13 лет, а Чинемелу до сих пор принадлежит клубу.

До рекорда Аугусто Бинелли, который числится в бухгалтерских книгах «Атланты» с 1986 года, еще далеко.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

пять × один =