В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Третий случай в спорте после Гретцки и Робинсона. 

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

В американском спорте есть традиция выводить номера из обращения – на каждом уровне: от школьного и студенческого до профессионального, от высших лиг до пивных и церковных. Это превратилось в часть болельщицкой культуры, в высшую клубную почесть для игрока.

Традиция зародилась еще в 1930-е – но изначально номер закреплялся не для того, чтобы выделить самого великого из величайших в клубной истории. Первый выведенный из обращения номер в спорте – №6 «Торонто Мэйпл Лифс». Под этим номером играл вингер Эйс Бэйли, а номер закрепили после того, как он был вынужден завершить карьеру из-за тяжелой травмы головы, полученной в стычке на льду.

Спустя неделю после этого изобретения «Бостон Брюинз» таким же образом поблагодарили за игру защитника Лайонела Хитчмана. Через год подобное начали практиковать в НФЛ (Рэй Флаэрти, «Нью-Йорк Джайентс»), еще через пару лет – в МЛБ (Лу Гериг, «Нью-Йорк Янкиз»).

НБА тогда еще даже не существовала. В лигах-предшественницах (АБЛ, НБЛ, БАА) номера часто не были закреплены за конкретным игроком даже в течение сезона, не говоря уже о том, чтобы закреплять их по окончании игровой карьеры. Сначала к традиции подключился студенческий баскетбол, а уже потом профессиональный. Первыми в НБА «в вечную собственность» игровые номера получили легенды «Лейкерс» Джордж Майкан и Джим Поллард, вот только вечность оказалась не вечной – «Лейкерс» переехали из Миннеаполиса в Лос-Анджелес, и номера вновь вернули в обращение (но 99 Майкана больше не использовался, хотя официально и не увековечен).

Первые игроки НБА, которые получили такую почесть безотзывно – Боб Кузи и Эд Маколи из «Селтикс» в 1963 году. К этому моменту другие лиги закрепили уже десятки номеров. А ведь НБА – лучшая лига для такой традиции, здесь она меньше всего мешает свободному выбору маек. Игроков в баскетболе мало (сейчас в заявке максимум 17 игроков, а большую часть истории НБА было всего 10-12), а номеров – много: никаких ограничений по позициям или цифрам, для выбора доступны все 100 номеров.

Точнее даже 101, потому что 0 и 00 – разные номера:

Ну а если еще точнее – снова 100, потому что один номер теперь выведен из обращения во всей лиге.

С сезона-22/23 номер 6 официально закреплен во всех клубах НБА за Биллом Расселлом – в память о великом центровом, рекордсмене по числу чемпионских трофеев, скончавшемся 31 июля 2022 года.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Кроме увековечивания номера, все клубы НБА также разместят на паркете зеленый шемрок с цифрой «6» в память о Расселле. Но оформление паркета – только на сезон, в то время как закрепление номера – постоянное.

Как это бывает и в случае с индивидуально-клубными поднятиями персональных баннеров под своды арены, действующие игроки смогут сохранить «шестерку» на форме. Сейчас в НБА – это 12 человек:

  • Леброн;
  • Порзингис;
  • Алекс Карузо;
  • Деандре Джордан;
  • а также молодые Никил Александер-Уокер из «Юты», Кеньон Мартин-младший из «Хьюстона», Квентин Граймс из «Никс», Хамиду Диалло из «Пистонс», Джордан Маклафлин из «Тимбервулвз», Джейлен Макдэниелс из «Хорнетс», Кеон Джонсон из «Блэйзерс» и Джейлин Уильямс из «Тандер».

Регламент по сохранению номера, впрочем, не до конца ясен. Смогут ли продолжить носить 6-й номер свободные агенты, если продлят контракт (Лэнс Стивенсон, Лу Уильямс, Дэвид Дьюк)? Деандре Джордан и новичок Джейлин Уильямс еще не получили номера «официально», не были в протоколах матчей в новой команде – а первый даже в фотосессиях не засветился – не придется ли им теперь отказываться от номера? А если игрок поменяет клуб – сохраняет ли он право на ношение 6-го номера? Будут ли правила действовать одинаково для Леброна и для остальных?

В 1997 году, в день 50-летия его дебюта в лиге, МЛБ почтила память Джеки Робинсона, убрав номер 42 во всех клубах – и тоже оставив за действующими игроками с этим номером право сохранить его. Сам Робинсон скончался еще в 1972-м. Поскольку бейсбольные карьеры долгие, номер оставался в обращении еще в течение 17 сезонов – пока в 2013-м не ушел на пенсию питчер Мариано Ривера.

В 2000 году НХЛ увековечила 99 Уэйна Гретцки, за год до того завершившего карьеру. Неофициально в лиге также стараются не использовать 66 Марио Лемье – но этот номер дважды (под негодование фанатов хоккея) все же брали после Лемье.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Если спуститься на более низкие уровни, можно найти и другие подобные случаи – например, в юношеской лиге Квебека выведены номера 4 и 87 в честь Ги Лафлера и Сидни Кросби.

Де-факто и в НБА уже был один недоступный номер… но нигде не прописано правило, что №69, который не нравится боссам лиги из-за его сексуальных коннотаций, запрещен. Но если он не достался Деннису Родману, то, похоже, не достанется уже никому.

Интересно, что последняя смена номера Леброна – с 23 на 6 – была связана с его персональной кампанией за то, чтобы повсеместно вывести из обращения другой номер, Майкла Джордана.

Тогда НБА заявляла, что закрепление номеров – исключительно прерогатива отдельных клубов, а не Ассоциации, и не планировала убирать номер во всех клубах. Сейчас политика лиги изменилась.

Вполне вероятно, что номер Джордана тоже будет когда-то выведен из обращения в НБА. Прямо сейчас, когда Майкл – владелец одного из клубов, а значит – прямой конкурент и соперник для 29 остальных, такое вряд ли возможно. Вопрос в другом: 6 Расселла – это исключительный случай или начало тенденции, за которой последуют не только 23, но и 13 (Уилт Чемберлен), 33 (Берд и Абдул-Джаббар), 32 (Мэджик Джонсон), 8/24 (Кобе) и так далее?

На самом деле, совершенно ничего. До «Селтикс» под этим номером он выступал за олимпийскую сборную США, до того – за университет Сан-Франциско. В школе он играл под 15-м, а в студенческой команде то ли номер был занят, то ли майка с №6 лучше сидела на плечах Билла. В общем, великий теперь номер подобрал не сам Билл, а завхоз спортивных команд университета Сан-Франциско.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Кстати, вскоре после ухода Расселла в НБА, NCAA ввела правило, что легальные игровые номера могут состоять только из цифр 0-5 – чтобы арбитры могли пальцами указывать столику номер сфолившего. НБА таких правил никогда не вводила, и Расселл спокойно носил №6. Как и пара десятков игроков до него и пара десятков игроков после.

Некоторые даже брали номер в честь Билла – в том числе Тайсон Чендлер и Деандре Джордан.

Теперь больше так не получится.

Номер 6 не используется сейчас не только в «Бостоне». Сам Расселл всю карьеру провел в «Селтикс», но в других командах были свои легенды под этой цифрой.

Персональные баннеры с шестеркой есть у разыгрывающего «Сперс» 90-х Эвери Джонсона, у звезды «Финикса» 70-80-х годов Уолтера Дэвиса, а главное – у Джулиуса Ирвинга в «Филадельфии».

Ирвинг тоже следовал за Расселлом. Он играл за «Нетс» в АБА под 32-м, но в «Сиксерз» этот номер принадлежал Билли Каннингему, который всего за полгода до перехода Доктора Джея завершил карьеру из-за тяжелой травмы. Номер еще не был официально закреплен за Билли, но никто в Филадельфии не понял бы его передачу Ирвингу. И Джулиус решил взять номер одного из кумиров.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Еще две команды вывели номер из обращения в честь «шестого игрока» – болельщиков. Так поступили в «Сакраменто Кингз» и в «Орландо Мэджик», причем, что удивительно, в «Орландо» это единственный увековеченный номер. Ни Шак, ни Ти-Мак, ни Пенни не получили такого уважения. И даже его они однажды «разувековечили», отдав на сезон Патрику Юингу. Все остальные клубы НБА, кроме «Орландо», хотя бы один номер уже закрепили за каким-то игроком (пускай «Шарлотт» и «Миннесота» сделали это в память о внезапно погибших баскетболистах, а «Пеликанс» – в честь никогда не игравшего за клуб Пита Маравича). 

Публично первым о необходимости вывести номер Расселла во всей лиге заявил Мэджик Джонсон – и многие посчитали, что это перебор. Но лига прислушалась к Мэджику.

Чем случай Расселла отличается от Гретцки и Робинсона? Ну, кроме того, что первого почтили при жизни, второго – когда он был уже 25 лет как мертв, а Билла – сразу после его смерти?

Уэйна Гретцки безусловно признавали как величайшего хоккеиста всех времен. У него сотня рекордов в НХЛ, в том числе самые ключевые – по голам и по результативным передачам (соответственно, и по очкам – с огромным отрывом) как в регулярке, так и в плей-офф. Он 9 раз признавался MVP лиги и 10 раз становился лучшим бомбардиром – тоже рекорды.

Кто-то назовет Билла Расселла величайшим в истории НБА, но таких будет меньше 10%. У него слишком много конкурентов – от не проигрывавшего финалы Джордана до рекордсмена по статуэткам MVP Карима, от Леброна и Кобе с их миллионными армиями персональных фанатов до Уилта, Мэджика, Берда и так далее…

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Расселл – при всех попытках НБА сохранить его наследие – играл слишком давно, и даже несмотря на рекордные 11 чемпионских перстней, немногие ставят его в исторические топы и символические пятерки всех времен. Что, конечно, безумно несправедливо – но Билл Расселл действительно не наиграл на божественный статус, которым хоккейное сообщество наградило Гретцки (и никто в НБА не наиграл). Он был назван лучшим игроком в истории НБА в 1981-м, но за последние четыре десятилетия появилось слишком много кандидатов на трон.

Джеки Робинсона увековечили за другое – он великий бейсболист, но не величайший, не попадет и в топ-20 всех времен, но он стал первым, кто прорвал барьеры сегрегации в бейсболе. Его 42 – часть легенды, иконы, образа борца с системным расизмом в обществе. Значение Робинсона распространяется за пределы спорта.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Билл Расселл тоже был на передовой борьбы за социальное равенство (между прочим, его в 1972-м родные Джеки выбрали в качестве одного из несущих гроб с телом Робинсона). Но если НБА так хочет вписаться в социальную повестку, есть гораздо более справедливые способы сделать это. Например, признать историю одной из своих предшественниц, Национальной Баскетбольной Лиги – это была интегрированная лига, где еще в 1930-е были отдельные афроамериканцы, во времена Второй мировой – смешанные команды, а в 1949-м выступала даже легендарная темнокожая команда «Ренс». В то время как сама НБА (и ее официальная прародительница БАА) вообще не допускала темнокожих 4 сезона, а потом вводила негласные квоты на черных игроков и тренеров – против этого-то и боролся Билл.

99 в хоккее не использовался почти никем, кроме Гретцки. 42 в бейсболе мелькал чаще, но тоже не как один из популярных номеров. 6 в НБА – один из самых часто используемых, в прошлом сезоне 25 человек в 20 командах выступали под ним. Пускай и любимым его мало кто называет, и большинство из этих 25 обычно играют под другими цифрами, а в новой команде получили «шестерку» просто как один из рядовых, утилитарных номеров.

В общем, хоккею без 99 и бейсболу без 42 «прожить» проще, чем баскетболу без 6.

А сам Расселл при жизни получил достаточно уважения от мира баскетбола – статую у бостонского «Гардена», имя на кубке MVP финальной серии. Эти жесты были важнее для самого Билла, он не играл за НБА, он всегда играл против НБА: за «Селтикс» – против остальных команд, за профсоюз – против недостаточного внимания лиги к правам игроков, за своих одноклубников – против болельщиков-расистов, как чужих, так и своих.

В НБА вывели из обращения «6» во всех клубах – в память о Билле Расселле. Зачем? А Леброну придется менять номер?

Номер 6 Расселла не принадлежит НБА, он принадлежит только «Бостону» и великому центровому.

Жест лиги внешне кажется красивым – но на самом деле только размазывает значение Билла Расселла в истории баскетбола, а чем-то даже противоречит. Билл открывал возможности для будущих поколений, а не закрывал их. Даже если речь о такой мелочи, как игровой номер.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

тринадцать + пятнадцать =