В 90-х главным врагом Шака был Дэвид Робинсон. Теперь О’Нил уверяет, что весь конфликт – выдумка

Кому же верить?

Шакил О’Нил и Дэвид Робинсон – два великих пятых номера. Два баскетболиста, окончательно закрепившие представление о центровых как о неимоверно физически одаренных сверхлюдях. И две абсолютно разные личности.

Они играли на одной позиции, становились лучшими игроками лиги и завоевывали чемпионства. Неудивительно, что столь выдающиеся спортсмены стали принципиальными соперниками: они обладали слишком разными характерами и оказались обречены на постоянно раздуваемый вокруг них конфликт, даже когда сами того не желали.

В 90-х главным врагом Шака был Дэвид Робинсон. Теперь О’Нил уверяет, что весь конфликт – выдумка

Робинсон считался примером поведения, образцом скромного и успешного гражданина, который сумел добиться результатов как на военной службе, так и в баскетболе. О’Нил же, напротив, выглядел талантливым от природы балагуром и говоруном, вещавшим с рекламных плакатов о желании размазать всех вокруг. Подобный контраст смотрелся слишком привлекательно, чтобы СМИ и болельщики прошли мимо него – противостояние Адмирала и Шака довольно быстро окрасилось всего лишь в два цвета: черный и белый. Опыт и молодость, скромность и бравада, преданность и уход в самую яркую организацию – все эти противоположности сразу же выносились на всеобщее обсуждение, как только Дэвид и Шакил встречались на баскетбольной площадке.

Их сражения не определили эпоху, а из-за семилетней разницы в возрасте карьерные пики центровых пришлись на разные временные отрезки. Тем не менее в продолжительной конфронтации двух баскетболистов нашлось немало интересных моментов, один из которых – борьба до последнего матча за титул самого результативного игрока сезона-1993/94 – навсегда вошел в коллекцию золотых мгновений НБА.

Какова же история противостояния Шакила О’Нила и Дэвида Робинсона?

20-летний Шак пришел в лигу в 1992 году и сходу взялся за дело сокрушения щитов и соперников. В дебютном сезоне он набирал 23,4 очка и 13,9 подбора в среднем. А своим появлением добавил «Орландо» дополнительные 20 побед по сравнению с прошлым регулярным первенством и, разумеется, получил звание лучшего новичка чемпионата.

Пришествие О’Нила будоражило Ассоциацию. Еще до первого матча он заключил внушительный контракт с Reebok и получил именную линию кроссовок. Реклама модели с участием Билла Расселла, Уилта Чемберлена, Карима Абдул-Джаббара и Билла Уолтона вышла под стать здоровяку – столь же эпатажной и амбициозной.

– Ты пришел слишком рано.

– Но я готов.

– Тогда докажи это.

Подливал масло в огонь собственной популярности и сам Шак: «Мне без разницы, кто мой соперник. Я просто выхожу и убиваю него. Высокий или низкий, большой или нет – неважно, я просто выхожу и убиваю его».

Спустя год наглый парень уже успел поднадоесть большинству оппонентов. И на Матче всех звезд 1994 года центровые команды Запада решили проучить выскочку. Оладжувон и Робинсон преподали О’Нилу урок хороших манер: позволили ему попасть с игры всего лишь 2 броска из 12, зато сами наколотили по 19 очков. 

Шакил ответил только мощнейшим данком через Хакима, но выставочный матч для него все равно был испорчен, ведь каждый раз, когда он оказывался под кольцом, перед ним сразу же возникал защищающийся центровой в компании одного-двух партнеров.

«Шак нормальный парень. Но если ты так много говоришь о своей игре и рассказываешь всем о том, насколько хорош, то люди будут играть против тебя более интенсивно, чем обычно.

Потому что у парней есть гордость. Если ты выходишь на паркет и при этом говоришь что-то, то лучше бы тебе подтвердить свои слова делом. Показать, на что ты способен.

Так что, если вы спрашиваете меня, действительно ли мы сыграли против него плотнее, чем обычно, то мой ответ – да, конечно!» – объяснял произошедшее Дэвид Робинсон.

О’Нил обещал отомстить обидчикам позже: «Я разберусь с каждым из них. По одному».

Адмирал проводил отличный сезон (стал вторым в голосовании за MVP, пропустив вперед только Оладжувона), но журналистов часто интересовала не его выдающаяся игра, а именно конфликт с 22-летним лидером «Мэджик».

«Я не могу этого понять. Мне задают, так много вопросов про Шака, – недоумевал Дэвид. – О его чувствах, о том, что он расстраивается из-за незамеченных фолов, о том, что ему не нравится то одно, то другое…

А кто такой Шак? Почему меня должно волновать, что он расстроен? Меня забавляет, как к нему сейчас относятся. Он отличный игрок, никаких сомнений. 136-килограммовый феномен. Ему отдают должное за демонстрируемый уровень игры, но я не могу понять, почему люди так переживают за его чувства».

Следующая встреча между центровыми состоялась 6 марта 1994 года в Сан-Антонио. Шакил, как и обещал, был на высоте и набрал 32 очка и 11 подборов. Но Робинсон вновь превзошел его: 36 очков, 13 подборов, 7 передач, 6 блок-шотов, 3 перехвата и победа «Сперс». Зрители поддерживали любимца и скандировали в честь Дэвида: «MVP!»

Позлорадствовать над поверженным соперником подошел и одноклубник Адмирала Уилли Андерсон: «Ну и кто играл, как MVP? Ты или Дэвид?»

По словам Андерсона, это вывело О’Нила из себя.

Шак же списывал столь пристальное внимание со стороны других баскетболистов банальной завистью к его успехам за пределами баскетбола: от записи рэп-альбома до участия в полнометражном фильме.

«Зависть – самое уродливое слово в словаре. Я могу совершать на площадке огромное количество вещей. Каждый раз, когда я что-то делаю, я делаю это хорошо. Я лучший в своем деле. Я человек, сочетающий в себе множество талантов. Люди просто не понимают этого», – убеждал центровой.

Робинсон ответил довольно быстро: «Он говорит, что люди завидуют ему, но у него нет ничего, что нужно нам. Мне задают все эти вопросы про Шака, но я просто смеюсь в ответ. Если он расстроен, что ж, я сочувствую ему. Уверен, что он заслужил все то внимание, которое причитается ему по его же мнению. Я дам вам знать, когда не смогу из-за этого заснуть. Пока что такого не случалось».

Вскоре О’Нил перевел спор в игровую плоскость: «Скажите Дэвиду Робинсону, что в следующий раз я надеру ему задницу. Если когда-то Дэвид и переиграл меня, то только при помощи партнеров. Он никогда не отважится отзащищаться против меня лично. Был момент, когда я уничтожал его, но они изменили игру: выпустили парней, чтобы они просто фолили на мне. Ему лучше сосредоточиться на походах в церковь, а не на треш-токе».

Противостояние двух центровых, пусть и заочное, не сбавляло оборотов до окончания сезона-1993/94. Перед последним туром регулярного первенства оба баскетболиста занимали два первых места в списке лучших бомбардиров чемпионата: 2345 очков у О’Нила и 2312 очков у Робинсона.

Исход заключительных матчей не имел турнирного значения, так как обе команды плотно закрепились на четвертых строчках обеих конференций. «Сперс» предстояло сразиться с традиционно безнадежными «Клипперс», так что коллективный разум Адмирала и тренера «шпор» Джона Лукаса разработал страшный в своей беспринципности план: нагрузить Дэвида мячом вне зависимости от количества опекающих его игроков и надеяться, что бигмен сможет не только догнать Шакила, но и создать очковый задел перед визави из «Мэджик».

И им удалось реализовать задуманное.

В 90-х главным врагом Шака был Дэвид Робинсон. Теперь О’Нил уверяет, что весь конфликт – выдумка

Робинсон принялся за дело сразу после ввода мяча в игру. Он набрал первые 18 очков команды: лишь за 23 секунды до конца дебютной четверти Негел Найт сумел прервать череду попаданий Дэвида и записал еще «+2» в копилку «Сан-Антонио». Во второй четверти Робинсон немного притормозил (всего лишь 6 очков), но затем вышел на максимальную скорость: 19 и 28 в заключительных четвертях.

Однако за 1 минуту 33 секунды до конца встречи на его счету числилось «всего лишь» 64 очка. Баскетболисты ЛАК защищались против центрового тройной опекой в надежде, что он скинет мяч партнерам.

«Они не давали мне забить. Эти парни сошли с ума. Они проклинали меня на площадке и говорили, что ни за что не позволят завоевать титул самого результативного игрока», – вспоминал Робинсон.

К тому моменту преимущество САС составляло уже «+21». Менее чем за минуту Адмирал набрал еще 7 очков (трехочковый, быстрый отрыв, бросок из угла) и отправился отдыхать под овации зрителей из Лос-Анджелеса. В протоколе красовалось число 71 – рекорд франшизы «Сан-Антонио», превосходивший результат Джорджа Гервина на 8 очков. 

Робинсон реализовал 26 из 41 броска с игры (1 из 2 из-за дуги), попал 18 из 25 штрафных и провел на площадке 44 минуты. Никто из его партнеров не набрал более 8 очков, но «Сперс» победили – 112:97.

«Это невероятно. Команда поддерживала меня на протяжении всего года. Они всегда подталкивали меня к индивидуальным достижениям. Как лидер я просто старался побеждать в играх, но сегодня они действительно хотели, чтобы я бросал больше. Как только игра началась, они искали меня практически в каждом владении», – радовался Дэвид.

«Робинсон провел изумительный матч. Это то, чего нам совсем не хотелось. Мы играли против него вдвоем и втроем с задействованием форвардов при каждой возможности, но он все равно набирал очки. Тем не менее ситуация с фолами выглядела нелепо. Но он отличный игрок и заслужил титул», – комментировал итог матча главный тренер «Клипперс» Боб Вайсс.

Представление, устроенное техасской командой и ее звездой, нокаутировало игроков ЛАК.

«Разочарование будет слишком мягким определением для прошедшего сезона. Нам нечем гордиться… Не имею ничего против Дэвида, он отличный парень. Но как мы позволили ему набрать 71 очко?

Это нелепо. Мы помогли ему набрать 71. Я не против, что они решили держать его на площадке на протяжении всей игры. Но то, как мы играли… Похоже, что мы сами помогли ему.

Я никогда не видел ничего подобного за время карьеры. Это правда, никогда», – сокрушался 34-летний Доминик Уилкинс.

Теперь, чтобы обогнать Дэвида, Шакил в матче против «Нетс» должен был набрать 68 очков. Но центровой ограничился только 32, так что титул лучшего бомбардира достался Робинсону: 29,787 очка в среднем за матч у Адмирала против 29,346 у Шака.

Но центровой «Мэджик» не придавал излишнего значения 71-очковому представлению оппонента.

«Это лишь означает, что я залез к нему в голову. Я слышал, что они выстраивали каждое владение специально под него. Если бы меня не держали втроем, если бы я был эгоистом и пытался забить каждый раз, когда получал мяч, то тоже бы набрал 70», – уверял О’Нил.

В 90-х главным врагом Шака был Дэвид Робинсон. Теперь О’Нил уверяет, что весь конфликт – выдумка

У руководства «Орландо» также был свой взгляд на произошедшее.

«Разумеется, мы хотели, чтобы Шакил завоевал титул. Но мы не собирались превращать наше выступление в издевательства над игрой, как поступили они в Лос-Анджелесе», – объяснял главный тренер «Мэджик» Брайан Хилл.

Но его коллега из «Сперс» Джон Лукас легко парировал выпад в сторону своей команды и ее лидера:

«Это справедливое 71 очко. Он сыграл всего 44 минуты, хотя должен был провести на паркете все 48.

Каждый из нас хотел, чтобы он проявил себя. И мы все сокрушались, когда он отказывался от некоторых бросков. Дэвид заслужил все это. Иногда на него нужно надавить, чтобы в нем проснулся здоровый эгоизм».

О’Нил и Робинсон так и не пересеклись в финале НБА. В 1994-м их команды вылетели из плей-офф уже по итогам первого раунда, в 1995-м они по очереди уступили «Хьюстону» Хакима Оладжувона: Дэвид в финале Запада, а Шакил уже в главной битве за Кубок Лэрри О’Брайена.

Градус соперничества центровых постепенно спадал: они играли в разных конференциях и встречались не так уж и часто. Разве что О’Нил напомнил о былом на Матче звезд в 1996-м.

Перед чемпионатом-1996/97 Шак все же перебрался на Запад в «Лейкерс», но во время предсезонной подготовки Робинсон травмировал спину. После восстановления он принял участие в 6 играх, однако вскоре получил перелом левой ноги. Эра правления Адмирала в «Сперс» подошла к концу: по итогам регулярки команда успешно опустилась до первого пика, под которым выбрала Тима Данкана, на долгие годы ставшего лидером техасцев. В период с 1999 по 2003 чемпионские перстни доставались только баскетболистам «Сан-Антонио» и «Лейкерс», но главным противником О’Нила уже был именно Данкан.

Единственное знаковое пересечение когда-то принципиальных соперников произошло уже на страницах книги О’Нила под названием Shaq Talks Back. Здоровяк из ЛАЛ назвал Адмирала «засранцем» и рассказал, как Робинсон однажды отказался давать автограф еще не игравшему в НБА Шаку. Инцидент расстроил большого парня и навсегда закрепил в нем враждебное отношение к Дэвиду. История распространилась среди игроков, ее даже упоминал Кобе Брайант во время торжественной речи, посвященной бывшему одноклубнику.

Но портал SBNation, создавший одно из интереснейших видео на английском языке о соперничестве двух центровых, называл эту присказку «большой и отвратительной ложью».

Почему?

Да потому что О’Нил сам в этом признался.

Бугай создал драму на ровном месте, чтобы подстегнуть себя перед битвой за чемпионство. Он даже извинялся за это перед Дэвидом, причем неоднократно. Робинсон же просто шутил с журналистами и говорил, что не помнит подобного происшествия.

В 90-х главным врагом Шака был Дэвид Робинсон. Теперь О’Нил уверяет, что весь конфликт – выдумка

Впрочем, в последние годы Шак уверяет, что вообще вся история вражды с Робинсоном едва ли существовала в действительности и была раскручена по его инициативе исключительно для поддержания внутреннего соревновательного духа. Совсем недавно он вновь поднял эту тему:

«Дэвид был таким милым и вежливым человеком. Он просто хороший парень, а я не задира. Вам придется хорошенько меня выбесить, чтобы я завелся. А Дэвид интересовался моими делами, спрашивал, как поживает моя семья. Так что приходилось придумывать разное, чтобы завести себя. Однажды я приехал в Сан-Антонио, и фанаты начала освистывать меня. Освистывать меня в моем родном городе.

И затем все начало выглядеть как ненависть к Дэвиду и «Сперс». Но это было лишь выдумкой».

Насколько нынешняя позиция О’Нила соответствует правде, знает только он сам. Но в те далекие годы противостояние Шака и Адмирала действительно приковывало внимание многих тысяч поклонников баскетбола.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

девятнадцать − 13 =