Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

О четвертой игре писать ничего не буду. «Новый Орлеан» оказался лучше готов к матчу, а у «Финикса» нормально сыграли два с половиной человека. Ситуация еще не критическая, но может стать таковой уже завтра утром, если Монти Уильямс не поймет, что именно нужно изменить.

В 2006-м году «Финикс» уже оказывался в первом раунде в похожей ситуации. Тогда команда Майка Д’Антони заняла второе место в конференции и в первом раунде должна была играть с «Лейкерс». «Финикс» считался явным фаворитом серии, потому что в «Лейкерс» были великолепный Кобе «35 очков в среднем за матч» Брайант, главный тренер Фил Джексон и на этом более-менее все. После Брайанта и Одома главными скорерами «Лейкерс» в том сезоне были сплошь легенды и мемы – Смуш Паркер, Крис Мим и Кваме Браун.

Как и сейчас, у «Финикса» был травмирован главный бомбардир, правда, тогда Амаре Стадемайр не играл весь сезон. Надежда была на возрастного разыгрывающего, который больше специализировался на передачах, чем на очках. Как и сейчас. Скамейка сильно подводила. Как и сейчас.

Опять-таки, как и сейчас, «Финикс» провел первые четыре матча совсем не так, как ожидалось. «Санс» проигрывали 1-3 в серии. Было много странных судейских решений, в частности, спорный мяч в концовке четвертой игры, после которого Кобе забросил победный мяч (вы наверняка помните или видели этот момент, он довольно часто мелькал в рекламных роликах НБА в прошлом десятилетии).

Возможно, кто-то из вас помнит, как около десяти лет назад я предпринимал попытки перевести книгу Джека Маккаллума «Seven seconds or less», посвященную сезону «Финикса» 2005/2006. Ценность этой книги заключается в том, что Маккаллум, легендарный писатель и обозреватель, весь сезон провел вместе с командой. В тот раз меня хватило на несколько глав, а сейчас я перевел одну, которая посвящена тому, как «Финикс» настраивался на пятый матч серии, проигрывая 1-3. В тексте вы найдете еще несколько удивительных параллелей с нынешними временами.

Еще одна задача этого текста, разумеется, заключается в том, чтобы облагородить славное имя Стива Нэша, которое после сегодняшнего вылета «Бруклина» склоняют на каждом углу (справедливо склоняют).

Возможно, вам также будет интересно почитать о том, какое мнение тогда было о Кобе Брайанте. Сейчас оно может звучать кощунственно, но эта книга в каком-то смысле является документом эпохи, так что обижаться на нее бессмысленно.

Еще один момент: там, где в скобках указано «прим.», это значит, что примечание писал я сам. Если «прим. автора», то примечание делал сам Маккаллум в своей книге.

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

«Финикс, 1 мая

«Лейкерс» повели в серии 3-1

«Мы должны вернуться в серию, играть настолько усердно, насколько это возможно, и посмотреть, как они справятся с подобным напряжением. Ничего еще не кончено».

Нэш первым появился в тренировочном зале, что было делом обычным. Я спросил у него, смотрел ли он запись матча, после чего у нас состоялся мини-диалог.

— Нет, не смотрел, я пришел домой и все еще злился на самого себя. Заснул я нормально, но потом проснулся в четыре утра и больше не мог спать. Решил окончательно проснуться и пойти играть со своими дочерьми.

— Сейчас, когда все в прошлом, что тебя больше всего раздражает в этой ситуации со спорным мячом?

— То, что судьи не дали нам тайм-аут. Они могли и фол свистнуть, но это ладно, а вот тайм-аут давать они были просто обязаны. Я сам его просил, но был слишком занят тем, чтобы сохранить мяч, так что, наверное, они не слышали. Но Борис (Диао – прим.) кричал о тайм-ауте очень громко, судьи не могли его не услышать.

В зале появился (Раджа – прим.) Белл, который начал бросковую тренировку под руководством Фила Уэбера, тренера по развитию игроков. У Белла был пунктик по поводу Кобе.

«Меня убивает то, что все внезапно снова стали любить его, – говорит Белл. – Он не такой уж хороший парень, как многие теперь думают».

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

Это было объяснимое замечание. Когда Брайант набрал 81 очко в матче против «Торонто» в январе, я написал заметку об этом и получил около тридцати писем, в том числе электронных, о том, что я не должен был так восхвалять Кобе. Понятно, что во всех этих письмах была отсылка к тому самому разбирательству, связанному с обвинением Брайанта в изнасиловании горничной в Колорадо (обвинения позднее были сняты). Кое-кто писал также о его эгоистичной манере игры и неприятном поведении на площадке.

Эти письма казались мне странными, потому что я не давал никаких оценок Брайанту в своей заметке. Я лишь написал о спортсмене, который сотворил нечто исключительное. Это моя работа, как-никак. Однако многие болельщики часто ошибочно полагают, что, когда спортсмен получает признание за свои профессиональные достижения, он одновременно романтизируется и как личность в целом. Само собой, тем, кому личность Кобе не нравится, не нравятся и подобные тексты о нем. Ничего не поделать.

Вернемся к Беллу. Несмотря на счет 1-3 в серии, он был доволен своей защитой против Кобе. Победный бросок Брайанта с сиреной в четвертой игре не был ошибкой Раджи, а в целом он действительно отлично сдерживал Кобе на протяжении всех матчей. Возможно, даже лучше, чем «Санс» могли надеяться.

«Не уверен, что могу защищаться против него еще лучше», – признался Белл.

«Конечно, можешь, – ответил Уэбер. – В пятой игре ты всем это покажешь». Уэбер всегда отличался исключительно позитивным мышлением и говорил эти слова с явной убежденностью.

«Хорошо, Фил, – улыбнулся Белл, – мне приятно слышать это от тебя, и я подумаю, что еще можно сделать».

Главный вызов для всех, для игроков и тренеров «Финикса», заключался в том, чтобы забыть ужас вчерашней игры, перестать постоянно думать о счете серии и о невероятном количестве спорных судейских решений. Необходимо было понять, что нужно изменить, чтобы вернуться в серию. «Санс» не показывали хорошую игру против команды, которую и они сами, и вся баскетбольная общественность, не считали ровней себе. Этот забег Нэша с мячом в конце четвертого матча, когда он по какой-то причине устремился к боковой линии площадки, не был характерен для Нэша. В обычной ситуации он бы постарался находиться в центральном круге, но в тот раз все пошло не по плану. Марк Иаварони (помощник главного тренера «Санс» – прим.) даже то ли в шутку, то ли всерьез, начал рассуждать о том, что не нужно было обыгрывать в конце регулярного сезона «Сакраменто», а затем проигрывать «Лейкерс». Сыграли бы наоборот – и сейчас в плей-офф не мучались бы с Кобе Брайантом, а играли бы с «Сакраменто». На это Элвин Джентри (еще один помощник Д’Антони, который, кстати, в прошлом году тренировал как раз «Сакраменто» – прим.) сказал: «С нашим нынешним уровнем игры «Сакраменто» обыгрывали бы нас еще крупнее».

Общий дискомфорт в команде объяснялся не только счетом, но и общей нелюбовью к «Лейкерс». Пока Д’Антони, вернувшись в Финикс после четвертой игры, шел на утренний кофе в Старбакс, к нему подошло по крайней мере десять человек и сказали, что им понравилась реакция игроков и тренеров «Финикса» на неудачи в третьей и четвертой играх. «Болельщики заметили это, – сказал Д’Антони. – Кобе прыгал по площадке и задирал свою майку после победы, а Нэш просто сказал что-то в стиле, «ну да, мол, проиграли, что ж теперь». Мы уехали из Лос-Анджелеса с гордо поднятой головой».

«Санс» очень хотели обыграть «Лейкерс». В «Финиксе» видели состав соперников так: Брайант невероятно заносчив; Кваме Браун просто большой парень, который ничего не умеет; Смуш Паркер был игроком «Санс» пару недель в прошлом сезоне (2004/2005 – прим.), и никто не жалел о его уходе. Ламар Одом просто очень большой и длинный мужик. Люк Уолтон казался хорошим парнем, а его отец Билл был невероятно смешным комментатором, но он вырубил Тима Томаса в третьем матче и запустил цепочку событий, приведших к тому самому победному броску Кобе в четвертой игре.

Саша Вуячич – главный нытик Вселенной с непроизносимым именем. За последнюю неделю Д’Антони называл его «Вууясик», «Вууяджиш» и «Ваучек». Сам Д’Антони вспоминает, что его брат Дэн (работал в то время его помощником – прим.) был уверен, что Вуячич – младший брат Джона Хавличека. У Дэна вообще были огромные проблемы с произношением редких фамилий, особенно ему не давались «Жидрунас Илгаускас» и «Андре Игуодала», которых он называл «Инкадакус» и «Иладала». Уэбер даже думал, что Дэн Д’Антони постоянно меняет вставную челюсть, отчего и появляются новые варианты одних и тех фамилий.

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

Так вот, у «Финикса» было невероятное желание обыграть «Лейкерс» по этим причинам, но еще и потому, что хотелось свергнуть Фила Джексона с трона, на который был похож его стул. Да и кто вообще любит пурпурно-фиолетовый цвет?!

Проблема была в том, что в данный момент «Лейкерс» уделывали «Финикс» вопреки всему.

В тренерском штабе были сомнения по поводу игрового времени Тима Томаса, который провалил все матчи после великолепной победной первой игры. Томас был известен как «боллстоппер», игрок, который если уж получает мяч, то никому его не отдает обратно. Ведение, бросок, все, что угодно – но только самостоятельно. Если у Томаса шел бросок, или если он был способен удачно играть спиной к кольцу против своего оппонента, как это у него получалось в первом матче, он был невероятно ценен. Если же что-то не получалось, Томас оказывался бесполезен. В какой-нибудь другой команде, уповающей на «изоляции», Томас пришелся бы ко двору, но «Санс» играли совсем в другой баскетбол, основанный на движении мяча.

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

Томас проводил свой восьмой сезон в НБА, и он был одним из тех невероятно одаренных баскетболистов, которые и близко не добились того яркого будущего, которое вроде бы было им предначертано. «Санс» связались с ним зимой того года, и в это время он сидел у себя дома в пригороде Филадельфии. Перед началом сезона он был обменян из «Никс» в «Чикаго», но с тренером «Буллз» Скоттом Скайлзом отношения у них сразу не заладились. Дело чуть не доходило до драк. Скайлз был одним из тренеров, которые хотят, чтобы игроки беспрекословно им подчинялись и могли пробежать несколько десятков лестничных проемов, если они того потребуют. Томасу же эти военные замашки не нравились, он был одним из тех игроков, которые не будут исполнять приказ бегать по лестнице, а вместо этого закажут фраппуччино и будут спокойно пить его, садясь на эскалатор.

Скайлз не стал это терпеть и пошел на беспрецедентные меры, сказав Томасу паковать чемоданы и захватить с собой свою зарплату в 13.5 миллионов. По поводу Скайлза Томас говорил, что тот так ни разу и не дал ему шанса проявить себя. Скайлз же уверял, что Томас постоянно был не в форме и имел большие проблемы с дисциплиной.  В итоге Томас провел зиму, тренируясь в университете Вилланова, и говорил, что был счастлив провести с семьей почти все зимние каникулы.

В 1996 году Томас был одним из двух лучших школьников-баскетболистов в стране. Вторым был паренек из школы Лоуэр Мэрион по имени Кобе Брайант. Кобе сразу пошел в НБА, а Томас, получив предложения примерно от каждого университета в стране, решил сначала пойти получить образование в Вилланове. Этот университет был более убедителен в переговорах, чем остальные, потому что вдобавок ко всему еще и нанял дядю Томаса в качестве помощника тренера. Здесь Томас провел всего год, после чего на драфте-1997 был выбран «Нью-Джерси» под седьмым номером. Кстати говоря, Томас был одним из первых игроков, которые пришли в НБА после всего одного года учебы в колледже.

Для Д’Антони поведение Томаса не было проблемой. Он переживал лишь из-за того, что Томас мог не вписаться в нападение команды. «Возможно, я зря так отчаянно хотел заполучить большого и атлетичного игрока, возможно, это пойдет нам только во вред», – размышлял Д’Антони. Последним доводом в пользу того, чтобы все-таки принять Томаса в команду, стал его контракт. «Финикс» договорился платить ему лишь 290 000 долларов, ветеранский минимум. Остальную часть его огромного соглашения брало на себя «Чикаго». Исходя из этого, «Финикс» не мог позволить себе НЕ подписать контракт с Тимом Томасом, учитывая травмы его однофамильца Курта Томаса и Амаре Стадемайра. «Хорошо в аренду взяли, да?» – риторически спрашивал Иаварони после очередной отличной игры Томаса.

(Впоследствии именно Томас спас сезон команды в шестой игре серии – прим.)

До того, как во время тренерского совещания начать обсуждать ситуацию с Томасом перед пятой игрой с «Лейкерс», Д’Антони перед всей командой неожиданно спросил: «Как там звали ту порноактрису? Фамилия Дель Рио вроде? А имя-то какое? Вылетело из головы». Это был максимально странный вопрос от человека, который раньше никогда не был замечен в любви к порноиндустрии. Тем более, что он задал вопрос об актрисе, которая была популярна больше десяти лет назад.

«Зачем тебе эта Дель Рио, – со знанием дела ответил Джентри. – Есть же, например, Дженна Джеймсон. Отличная, очень узнаваемая. Местная, опять-таки. И я нахрен гарантирую, что каждый из вас видел немалое количество ее работ».

В перерыве я подошел к Иаварони и сказал: «Не знаю, что там Майк задумал с этой порноактрисой, но он явно не оставит эту тему просто так».

«Без понятия, – ответил Иаварони. – Но близок конец сезона, все находятся в крайнем напряжении, так что он старается, как может».

Д’Антони продолжил речь: «Окей, парни, все нормально? Надеюсь, вы все обсудили заданную мной тему, как следует о ней подумали. Нормальная тема. Такая, какая есть – не лучшая вещь в мире, но естественная. Мы можем поучиться чему-то на этом примере. Мы надрали им задницы несколько раз, и нам просто нужно сделать это снова. Мы можем это сделать.

В то же время мы все понимаем, что нас сношали чаще и активнее по ходу этой серии, чем Дженну эээм Джеймсон (тут все игроки и тренеры начали веселиться, потому что Д’Антони явно чувствовал себя максимально некомфортно – прим. автора). Короче. Я вообще не помню, что я собирался сказать. Ну типа… Мы должны вернуться в серию, играть настолько усердно, насколько это возможно, и посмотреть, как они справятся с подобным напряжением. Ничего еще не кончено».

Урок истории из книги «Семь секунд и меньше». Как «Финикс»-2006 спасал серию против «Лейкерс» Кобе Брайанта

Я пытался понять, насколько Д’Антони искренен. Ну вы знаете, у каждого тренера есть моменты, когда он собирает вокруг себя команду и говорит что-то в духе «парни, мы проигрываем сорок очков, но все не так плохо, мы можем». В этот раз было полное ощущение, что Д’Антони действительно верит в то, что «Санс» могут выиграть три матча подряд и взять серию.

«Вы очень многого добились, – продолжал Д’Антони. – Нейтральные болельщики на нашей стороне. Все вас любят. Ко мне постоянно подходят люди и восхищаются тем, как мы справляемся с ситуацией с учетом травмы Амаре. Пусть продолжают говорить – болельщики, журналисты. Ваше дело выйти и выиграть несколько баскетбольных матчей».

Затем Д’Антони перешел к своей и Раджи Белла любимой теме: «Все говорят о том, как великолепен Кобе и как здорово, что он начал играть вместе с командой, а не только за себя. Отлично. Мы этого и добивались. Они считают его спасителем по той причине, что он начал делиться мячом. Пусть продолжает делиться. Раджа, ты отлично справляешься с его защитой, раз он стал бросать реже. Теперь он начинает играть в пас – но это наша игра, мы делаем это лучше, чем они. Именно завтра мы покажем это и вернемся в серию. Ок?»

Через пару часов тренеры собрались в раздевалке, где Д’Антони поделился своими переживаниями по поводу игрового времени Стива Нэша. Проблема – та, из-за которой владелец «Далласа» Марк Кьюбан не стал продлевать с ним контракт в 2004 – заключалась в том, что Нэш часто устает в концовках матчей, если проводит много времени на площадке. «Если я буду держать его в игре, он устанет, – думал Д’Антони. – Если же я буду его менять, он остынет. Такое уже случалось. Чего делать-то?»

«Думаю, ты должен позволить ему играть почти всю вторую половину целиком, – сказал Джентри. – Замени его за минуту до телевизионного тайм-аута, так у него будет примерно три-четыре минуты отдыха».

«Ненавижу играть без Стива в важных матчах, но какой-то отдых ему нужен, – думал вслух Д’Антони. – Я, понятно, люблю Эдди Хауса, и я вообще не против, чтобы он какое-то время играл вместо Стива. Но, блин, Эдди вообще ничего попасть не может в этой серии».

«Согласен, – ответил Джентри. – Но помнишь те матчи, в которых у Эдди летели броски? Тогда у нас все было нормально. Давай надеяться на лучшее».

 P.S. По-прежнему подписывайтесь на телеграм-канал автора «Баскетбольный разряд», там 99% постов про НБА и 1% — узнаете, о чем, если подпишетесь.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

20 − 1 =