«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Денис Романцов – о первом триумфе тренера Обрадовича.

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Весной 1989-го «Партизан» бился в финале Кубка Корача с «Канту» тренера Карло Рекалкати. Мощь итальянского гранда, завоевавшего в начале 80-х три еврокубка, олицетворял 26-летний свингмен Антонелло Рива, которого за широкие плечи прозвали Суперменом. Летом 1989-го он за рекордные 5 миллионов долларов ушел в миланский «Филипс», а прежде набрал 55 очков в финальной дилогии с «Партизаном».

Но ни его результативность, ни «минус 13» в первом матче, ни отсутствие плеймейкера Обрадовича не помешали «Партизану» – после победы в Белграде с перевесом в 19 очков – добыть первый международный трофей за 10 лет. 

И именно «Партизан», а не «Барселону», «Скаволини» или «Маккаби», назвал самым сильным соперником Жан Табак, центровой «Югопластики», выигравшей в 1989-м Кубок чемпионов.

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Встреча команд из Белграда и Сплита в финале чемпионата Югославии ожидалась как Суперкубок Европы, но обернулась скандалом. Возмущенные судейством и попаданием монеты в центрового Владе Диваца, игроки «Партизана» ушли с площадки в разгар второго матча, и чемпионом признали «Югопластику».

Вскоре «Партизан» потерял ключевых людей. Разыгрывающий Джорджевич отправился в армию, Дивац с форвардом Паспалем – в НБА, а 30-летний тренер Вуйошевич – в испанскую «Гранаду». Без них команда финишировала в следующем чемпионате лишь восьмой.

Через год вернувшийся из Испании Вуйошевич снова ушел – теперь в «Црвену Звезду». Вместо него планировался Ранко Жеравица, выигравший с «Партизаном» Кубок Корача-1978. «Он посещал наши тренировки и прикидывал, взвалит ли снова на себя эту ношу, – вспоминал центровой Зоран Стеванович. – В итоге ему не понравилась концепция команды».

Искать нового тренера предстояло спортивному директору «Партизана» Драгану Кичановичу – лучшему баскетболисту Европы начала 80-х. Работу в клубе он начал с того, что проиграл «Цибоне» борьбу за молодую звезду «Шибеника» Дражена Петровича, но через пару лет привлек Диваца, Паспаля и третьего номера той же «Цибоны» Иво Накича, что обеспечило «Партизану» чемпионство-1987 и Кубок Корача-1989. 

«Партизан» был настолько беден, что боссы клуба выпрашивали кроссовки у агента Лучано Капиккьони, поэтому в селекционной работе Кичанович опирался не на деньги, а на дружбу югославских талантов с их партнером по сборной Сашей Джорджевичем. 

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Сын тренера золотой «Црвены Звезды»-1972 Братислава Джорджевича занимался в школе того же клуба, но был отвержен, примкнул к «Партизану» и дебютировал там в 16 лет – за несколько месяцев до назначения Кичановича. А в восемнадцать – по просьбе Драгана – уговорил Диваца расторгнуть ради «Партизана» предварительный контракт с «Црвеной Звездой».

«Кичанович знал, кого и зачем берет, и собрал потрясающую команду, – отметил Джорджевич. – В общении с игроками он жестко их критиковал и щедро раздавал комплименты, но никогда не оглядывался на свое игровое прошлое, не приводил себя в пример. Мне это нравилось».

Дивац и Джорджевич в матче Кубка чемпионов-87/88 с «Арисом» 

«Но администрация «Партизана» развивалась не так быстро, как команда, – добавил Дивац. – Это привело к хаосу. Мы творили что хотели и в силу молодости делали глупости, которые негативно сказывались на игре. Однажды я без предупреждения укатил на три дня в Италию и мне за это ничего не было».  

Пик хаоса наступил в мае 1991-го. Став вторым в Югославии, «Партизан» пробился в Евролигу, но Кичанович никак не мог подыскать преемника Вуйошевича. И признал: «У меня нет тренера на следующий сезон». – «А у меня есть», – парировал Желько Обрадович. – «Ты о ком?» – удивился Кичанович. – «О себе».

Обрадович еще в 26 лет окончил тренерские курсы в сербском Златиборе (заодно присмотрел в юниорском турнире 16-летнего Даниловича и подарил ему шорты «Партизана»). Через три года Желько очутился в тюрьме из-за автоаварии, но потом снова заиграл в «Партизане» и сборной.

Желько Обрадович в финале чемпионата Югославии-90/91

Его разговор с Кичановичем состоялся между двумя этапами подготовки югославов к Евробаскету-1991. «Через две недели Драган перезвонил и предложил Желько место главного тренера с условием: закончить игровую карьеру и немедленно приступить к работе, – рассказал сербский журналист Владимир Станкович. – Обрадович согласился. Ради такого рискованного шага он пожертвовал чемпионатом Европы, который состоялся в конце июня 1991-го».

Римский Евробаскет выиграли и без Обрадовича, хотя перед финалом – из-за выхода Словении из состава Югославии – лишились еще одного плеймейкера, Юре Здовца, а Петровича вообще не взяли на турнир за отказ приезжать в сборную раньше Диваца, который до середины июня рубился за «Лейкерс» с «Чикаго».

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Зато наконец пригодился Джорджевич. Тренер сборной Душан Ивкович долго не вызывал его из-за конфликта с Джорджевичем-старшим и несовместимости Саши с Петровичем: «Я был, пожалуй, лучшим плеймейкером страны, но ориентировался на атаку, а Дражен нуждался в игроках, заточенных под оборону, – говорил Джорджевич. – Здовц и Радович идеально ему подходили». 

В финальной игре с Италией Джорджевич играл мало – в отличие от Даниловича, который вышел в стартовой пятерке, сковал Риву и набрал 9 очков.

Официально Даниловича зовут Предраг, но он предпочитает второе имя (выбранное мамой) – Саша. В баскетбол он попал случайно – когда в родном Сараево сбежал с уроков в поиске занятия повеселей.

«Тренеры Радич и Остойич видели во мне мальчика, который ненавидел проигрывать и никого не уважал на площадке, но начальники «Босны» не очень-то меня ценили, – жаловался Данилович. – Они совершили большую ошибку, когда решили отправить меня в другой клуб из Сараево. Я не хотел туда и настоял на своем благодаря знакомству с тренером «Партизана» Вуйошевичем, которому меня посоветовал Обрадович.

Саша болел за «Партизан» (хотя вся семья была за «Црвену Звезду») и рванул к Вуйошевичу, несмотря на протесты мамы и запрет «Босны».

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

«Ее президент Мирза Делибашич не отпускал меня, но я все равно уехал, что по тогдашним правилам означало годичный бан, – вспоминал Данилович. – Потом президент федерации почему-то продлил его еще на год, и я улетел в Америку, где закончил школу и подтянул английский (в Куквилле, штат Теннесси, Саша тоже играл в баскетбол, но считает, что не научился ничему новому, так как был лучшим в команде – Sports.ru).

Вернувшись в «Партизан», я тренировался по 7-8 часов в день, играл под чужим именем и от перенапряжения затеял драку в одном из матчей. Что поделать, баскетбол – темпераментная игра». 

Саша Данилович в первом матче с «Канту»

Данилович набрал по 10 очков в двух финальных матчах Кубка Корача-88/89, но из-за перелома ноги пропустил почти весь следующий сезон и чемпионат мира в Аргентине. Когда же он вернулся из лазарета, а Джорджевич – из армии, «Партизан» получил лучшую заднюю линию Европы.

При этом два Саши не разговаривали друг с другом.

«Они перестали общаться после конфликта на тренировке, – пишет на сайте Radio Television of Serbia Алекса Николич. – Сказалась гордыня обоих. Даже сидя с подружками за одним столиком кафе, они не контактировали. Но в играх разногласий никто не замечал».

«На площадке они были настоящими друзьями, – добавил Обрадович. – Понимали друг друга идеально, хотя и не общались. Я часто говорю баскетболистам: «Найти друга для посиделок в кафешках легко. А друга, который поможет в игре, – куда труднее». Данилович с Джорджевичем были феноменальным дуэтом».  

Правда, других готовых звезд у Обрадовича не было, а передняя линия – после отъезда Паспаля с Пецарски в Грецию – нуждалась в усилении.

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Войдя в бизнес-империю черногорского миллионера Радоицы Никчевича, «Партизан» стал богаче, но из-за распада Югославии все равно был скован на трансферном рынке, поэтому утешился бигменом Славишей Копривицей из белградского ИМТ и парой молодых центровых – Младаном Шилобадом из «Црвены Звезды» и Желько Ребрачей из Нови-Сада.

Последнего Джорджевич приметил во время службы в армии и тайно вывез на просмотр в «Партизан». «Я уехал без разрешения военного начальства, – вспоминал Саша, – а тренеру Ребрачи мы передали, что он заболел. Я был уверен, что Желько – будущая звезда. Увидев его на тренировке, Вуйошевич сказал: «Надо подписать парня минимум на три года».   

Желько Ребрача в игре с Байером в Евролиге-91/92

«В поездки мы брали пять мячей, – рассказывал Шилобад. – А кому их носить? Конечно, самым молодым: мне, Ребраче, Стевановичу, Лончару и Даниловичу. Но Сашу бесила необходимость таскать мячи. Все-таки он уже был лидером команды».

Несмотря на неопытность состава, Обрадович боялся услышать от игроков вопрос, на который не знал ответа, поэтому позвал помощником Ацу Николича – демиурга югославского баскетбола, который консультировал Мальковича в чемпионской «Югопластике».

«Николич не сидел на скамейке и не ездил на матчи вне Белграда, – сообщил журналист KOŠ magazin Владимир Станкович, – но участвовал в тренировках, устраняя ошибки и вредные привычки игроков. А Желько смотрел и учился».

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Центровой Зоран Стеванович добавил: Николич довел действия баскетболистов до автоматизма и научил играть в расстановке 1-3-1 (как «Югопластика» с Кукочем и Раджей), а когда не хватало народа для двусторонки, тренер Обрадович выходил десятым.

В другом интервью Зоран рассказал, что Николич все равно сомневался в молодой команде (средний возраст – 21,6) и предлагал вместо Евролиги заявиться в турнир попроще – Кубок Корача. Особенно когда ФИБА – из-за конфликта в Хорватии – запретила проводить еврокубковые матчи в Югославии. 

«Николич настаивал на отказе от Евролиги, – подтвердил Шилобад. – Когда в отборочном раунде нам досталась команда из венгерского Сольнока, и Обрадович решил играть на ее поле оба матча, Аца сказал: «Плохая идея. Мы не пройдем их».

Но «Партизан» (даже без хворавшего Джорджевича) разнес венгров с общим счетом 181:137 и встал перед новой проблемой – где проводить домашние матчи группового этапа. Решение предложил новый директор клуба Миленко Савович, нанятый по просьбе Обрадовича. В конце 80-х он играл в Испании и осенью 1991-го узнал, что «Партизан» с радостью примут под Мадридом, в Фуэнлабраде.

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Ее мэр Хосе Кинтана открыл новый зал и хотел увлечь жителей баскетболом. Он мог выбрать и «Югопластику» с «Цибоной» (игравших в итоге в других испанских городах), но остановился на команде Обрадовича – счел ее такой же амбициозной и развивающейся как Фуэнлабрада.

Кинтана ждал на матчах от силы тысячу человек, но собиралось в 3-4 раза больше. «Партизан» страстно поддерживали даже в матчах с мадридским «Эстудиантесом» и «Ховентудом» из Бадалоны. 200-300 болельщиков заглядывали и на тренировки, не забывая дарить игрокам торты на дни рожденья.

Менеджер «Партизана» Драган Тодорич поражался: «Из-за противостояния в Югославии нас проклинали в СМИ [как представителей сербской армии], а в Фуэнлабраде носили на руках».

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Но не все было так идиллично.

Стеванович: «В команде хватало ссор и нервозности. А как иначе? Мы много путешествовали и страдали от бессонницы. Играли до 10-11 вечера, потом ужинали в отеле и в 5 утра возвращались в Белград. Там тренировались вечером, а назавтра играли матч чемпионата. И так много раз».

Шилобад: «На матчи Евролиги мы в основном летали через Цюрих. Пересадки иногда ждали 7-8 часов. Все уже привыкли спать в аэропортах».

Стеванович: «А просыпаясь, не сразу соображали, где находимся».

После побед над чемпионами Голландии и Бельгии предстояло первое серьезное испытание: миланский «Филлипс», оснащенный экс-звездой «Филадельфии» Дэррилом Доукинсом и тремя финалистами Евробаскета-1991 – Ривой, Пессиной и Питтисом.

Из-за тумана «Партизан» приземлился в Базеле, а не Цюрихе, и в Мадрид прибыл на рассвете, но вечером все равно победил (87:70), а миланский тренер Д’Антони признал, что был бессилен против Даниловича, набравшего 31 очко.

Саша Данилович в Милане 

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить, – вспоминал центровой Шилобад. – Не знали, что такое падение и боль. Так и двигались по турниру. Боялся ли я Доукинса? Да я просто играл как мог, а потом уж услышал, что, оказывается, остановил его. Правда, он весил 130 кг, а я – 94. Легче меня был только Ребрача – 92».

Стеванович добавил: «В Фуэнлабраде Доукинс двинул мне локтем по горлу – я два дня не мог прийти в себя и даже сделать глоток воды». 

После победы над «Филлипсом» «Партизан» готовился в Испании к игре с «Ховентудом». Журналист Станкович рассказывал, что между тренировками Джорджевич преподавал английский Копривице.

Славиша Копривица в первом четвертьфинале Евролиги-91/92 

«Он старательный, но быстро все забывает», – жаловался Саша. – «Что поделать: раньше я учил только русский язык в школе имени Максима Горького», – оправдывался Славиша.

Бенефис Копривицы (21 очко и 7 подборов) в январском гостевом матче с «Арисом» (83:75) подстегнул «Партизан» после трех поражений подряд – от «Ховентуда», «Байера» и «Эстудиантеса». Через полтора месяца белградцы вышли в плей-офф с четвертого места, опередив на два очка «Байер», обыгранный в предпоследнем матче в Фуэнлабраде (93:69).

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

На игре испанские болельщики вывесили два новых баннера: «Спасибо, «Партизан», что мы смотрим лучший баскетбол Европы» и «Сеньор Гарсия, Фуэнлабрада не даст вам изгнать «Партизан». Так они ответили радиорепортеру, который ругал публику за боление против каталонского «Ховентуда» в предыдущем матче. 

 

Тогда «Партизан» победил с разницей в очко благодаря двум точным штрафным Стевановича на последних секундах. Он же отметился в тот вечер десятью подборами. Матч состоялся 6 февраля 1992-го – и вот почему это важно:

«После свадьбы брата я уехал на предсезонку в Будве, а через месяц его призвали в армию, – вспоминал Зоран. – С октября по январь я не знал, где он и что с ним.

Не знал я и о том, с какими проблемами столкнулся [единственный хорват в команде] Иво Накич».

Шилобад: «Для начала ему было особенно трудно привыкнуть к тому, что нас возглавил Обрадович. Раньше они тусовались вместе и вдруг должны были налаживать отношения как тренер и игрок. За один вечер это нереально.

А потом, когда мы выиграли титул, он не радовался с командой на площадке и только через час, в раздевалке, запрыгал с нами. Тогда мы поняли, в чем дело».

Стеванович: «Видимо, перед финалом Евролиги ему звонили и угрожали из-за [оставшихся в Хорватии] родителей. Об этом знали только главный тренер и [плеймейкер] Влада Драгутинович. И в таком состоянии Накич хорошо отыграл весь сезон. Когда Данилович с Джорджевичем сбавляли обороты, набирал 15-20 очков».

Иво Накич в белградской игре с «Кнорром»

13 очков Накича помогли «Партизану» обыграть в первом четвертьфинале болонский «Виртус» (а тренеру Обрадовичу – впервые победить Мессину). Правда, хотя ФИБА пустила команды в Белград, дворец «Пионир» оказался полупустым.

«Клуб хотел заработать и перестарался с ценами на билеты, – признал менеджер «Партизана» Драган Тодорич. – На единственный реально домашний матч той Евролиги пришло всего 2000-2500 человек. С ценами мы промахнулись – к счастью, только с ними».

Владимир Станкович писал в KOŠ magazin, что после матча в Белграде разыгрывающий «Кнорра» (тогдашнее спонсорское имя «Виртуса») Юре Здовц услышал от Обрадовича:

– В Болонье будет 2-0 (серия велась до двух побед – Sports.ru).

– У вас нет шансов.

– Ну как же? Не посади я Стевановича, вы бы и 60 очков не набрали («Кнорр» проиграл 65:78).

В первой болонской игре «Партизан» проиграл (60:61), а в начале второй устроился на «минус 6», но Стеванович – почти в стиле Доукинса – раскрошил щит, и матч остановили на полчаса. После паузы «Кнорр» растворился в трехочковых Накича (3/4) и Даниловича (2/2), уступив 65:69.

Болонские болельщики проводили «Партизан» градом мусора – всего через полгода Данилович, отказав «Стефанелю» с «Ховентудом», станет их новым кумиром. 

Данилович и Накич в Болонье 

Шилобад: «В Сараево весной 1992-го царил хаос. Родители Саши оставались там, а я жил с ним в одной комнате и видел, как он нервничал, не мог уснуть. Постоянно находился в тревожном ожидании и звонил домой, уговаривая родителей переехать в Белград, но они не хотели бросать в Сараево квартиру».

Зато на «Финал четырех» в Турцию вылетали в хорошем настроении: ранее выиграли в Нише Кубок страны, у второго тренера Велимира Гашича родился сын, а Савович с Тодоричем похвастались, что – хотя лучший отель Стамбула забронирован миланским «Филипсом» – они арендовали дом в цветах «Партизана» (его владелец болел за черно-белый «Бешикташ»).

К тому же статус аутсайдеров снимал лишнее давление, а то, что всех соперников по «Финалу четырех» хорошо изучили в группе, добавило уверенности. Установку на полуфинал с «Филипсом» Обрадович завершил мотивирующим обзором прессы: «Итальянские журналисты оценивают наши шансы на победу в 15%».

«Мы были как младенцы, учившиеся ходить». В 92-м «Партизан» выиграл Евролигу – с самым молодым составом и запретом на игры в Белграде

Шансы выросли за три минуты до конца матча, когда гигант Доукинс (21 очко и 19 подборов) получил пятый фол. «Партизан» издевательски спокойно довел игру до победы (82:75), а MVP турнира Данилович с тем же настроем сел на скамейку на последней минуте финала с «Ховентудом».

«Покидая площадку после пятого фола, – вспоминал Саша, – я сказал Шилобаду: «Мы ни за что не проиграем». 

После легендарного трехочкового Джорджевича на последних секундах Данилович прыгнул в ложу прессы и обнял Дуду Ивковича, который брал Сашу на Евробаскет-1989 после первого же взрослого сезона. 

Стеванович: «Мой брат все еще был на фронте. Он и его однополчане целый час стреляли в небо, празднуя нашу победу». 

Вскоре Данилович ушел в «Кнорр», Джорджевич в «Филипс», а Накич лишился белградской квартиры и вернулся в Загреб, где с ним два месяца никто не разговаривал. Из-за санкций «Партизан» не смог защитить титул в следующем сезоне, и Обрадович принял «Ховентуд», с которым выиграл Евролигу-93/94.

7 октября 1993-го президент «Партизана» Радоица Никчевич вышел из «Мерседеса» и пошел к своему офису на улице Васо Пелагича мимо двух рабочих в синих комбинезонах. В этот момент один из них достал револьвер и дважды выстрелил Никчевичу в затылок. Назавтра в белградских газетах появились соболезнования от Пабло Эскобара.

20 лет спустя в фильме о чемпионском «Партизане» Обрадович сказал, что победа в Евролиге не случилась бы без Никчевича: «Это он убедил меня, что я могу возглавить команду».

В другом интервью Желько признался: «Победный бросок Джорджевича изменил мою жизнь. Таких эмоций я никогда больше не испытывал». 

Фото: kkpartizan.rs

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

7 − три =