«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

Не только по мнению Гомельского.

В книге «Папа. Великий тренер» Владимир Гомельский подробно останавливается на том, что происходило с его отцом в 1984 году, когда с исторической точки зрения советский баскетбол встал паузу.

По его словам, летом того года они с Александром Гомельским, тогдашним тренером сборной СССР, отправились в Таллинн и специально поселились в интуристскую гостиницу, чтобы по финскому телевидению посмотреть финал Олимпиады в Лос-Анджелесе.

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

«Закончился матч, – пишет Владимир Гомельский. – Стояла глубокая ночь. Мы с папой решили чего-нибудь выпить и спустились в бар. И вот там уже, в баре, за коктейлями, часа в четыре утра отец сказал фразу, которую я помню до сих пор: «Эту команду мои бы обыграли».

У меня вырвалось: «Пап, ну как? Такую великую команду!» Отец завелся и начал объяснять, как нужно было бы построить игру сборной СССР против американцев, чтобы победить. Я не запомнил всего, что он мне говорил, но не могу забыть того азарта и той уверенности, с которой он объяснял, что один Юинг против наших сильнейших центровых не справится. Такую нагрузку он не выдержит все сорок минут. А самое главное, что Юинга некем поменять! Потому что видно было, что второй центр сборной США не стоит и одной пятой части Юинга, так же как и наших центровых. А Марчюленис по своим физическим данным может справиться с Джорданом — хотите верьте, хотите нет, но именно это сказал мне отец. Папа сразу выдвинул фантастическую схему, что Джордана нужно держать лично, а против остальных американцев можно защищаться вчетвером в зоне, по квадрату, то, что называется one and box. Я позволил себе усомниться. Только что на моих глазах уж больно мощную игру показали американцы. Но поколебать уверенность отца я так и не сумел.

В последующие годы мы несколько раз сравнивали эту сборную США с командой СССР 1984 года, и каждый раз я выслушивал отповедь, которая начиналась одинаково: «Ну не понимаешь ты! Наши бы в Лос-Анджелесе при таких трибунах сыграли бы еще лучше. На патриотизме, на заводе, на характере! И потом на опыте». Все-таки американская сборная была составлена из игроков-студентов, старшему из которых было двадцать два года. А в сборной СССР выступали баскетболисты, которые к тридцати годам уже имели огромный опыт международных встреч».

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

Александр Гомельский не изменил мнения до конца жизни: он все равно был уверен, что та сборная-1984 была сильнейшей истории СССР, даже сильнее, чем та, что победила в Сеуле в 1988-м.

Всю первую половину 1984 года главный тренер вроде бы убеждал чиновников, что бойкот не нужен, как минимум, для тех, у кого есть стопроцентные шансы на успех. К таковым он относил и баскетболистов, которым предстояло обыграть американцев на их же территории в их национальную игру.

«Когда папа достучался до какого-то чиновника в ЦК КПСС, занимавшего высокий пост в отделе агитации и пропаганды, то получил решительный отказ, – объясняет Владимир Гомельский. – Ему сказали, что дело не в спорте вовсе, а в политике. И ваше предложение, Александр Яковлевич, несвоевременно. Папа был настроен очень решительно. Говорил, что, если нужно, он дойдет до самого верха, называя фамилию тогдашнего секретаря ЦК КПСС».

Из-за такого необъяснимого упорства сборная СССР даже приняла участие в квалификационном предолимпийском турнире. Эти соревнования проводились в Париже с 15 по 25 мая. Но советская команда туда все равно приехала, хотя уже 5 мая в постановлении политбюро было зафиксировано окончательное решение на этот счет: «Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании». Характерно, что от участия в бессмысленной квалификации отказались команды Польши и Чехословакии, но не Гомельский.

Главный тренер все время говорил, сколько сил было положено на подготовку – команда провела перед Играми 43 матча.

И подчеркивал, сколь важен именно этот год. Его программный текст с итогами олимпийского цикла в майском же номере журнала «Спортивные игры» так и называется: «Решающий сезон».

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

И показал, насколько хороша его команда в рамках тех семи матчей, что ей довелось провести в Париже. Советская сборная обыграла соперников со средней разницей в 26,7 очка.

На парижском турнире не было ни Югославии, ни Италии, но зато присутствовала сборная Испании. Та самая, что обыграла Советский Союз в полуфинале Евробаскета-83 (95:94), а впоследствии вышла в финал Олимпиады в Лос-Анджелесе.

Многие из той команды разделили настрой Гомельского.

«Это была их сильнейшая версия, – утверждал Фернандо Арсега. – Они нас уничтожили в отборочном турнире перед Олимпиадой. Показалось, что они добились абсолютного взаимопонимания между Сабонисом, Белостенным и Ткаченко. Они выпускали одновременно Сабониса и Ткаченко, и у них очень здорово получалось взаимодействовать. Увидев все то, что устроили с нами Джордан и остальные, я не хотел бы преуменьшать их заслуги, но все же я бы посмотрел, что бы они делали против СССР. Америке пришлось бы сделать гораздо больше, чтобы обыграть их, чем они сделали против других команд. А в одном матче все может случиться – кто бы мог точно сказать, что советская команда не обыграла бы их? В тот год СССР играла на тех же скоростях, что и мы: они одновременно бежали благодаря своим маленьким и при этом выстраивали стену под щитами».

«Мне кажется, у них было все, что нужно – рост, скорость, командная игра, – соглашался с этим же Хосеп Мария Маргаль. – Думаю, что это могла бы быть одна из лучших команд того поколения. Возможно, такое ощущение возникало, потому что они знали, что не поедут в Лос-Анджелес, и старались показать все лучшее в Париже… Но точно знаю, что это была великая команда».

«Для меня это была лучшая команда из тех, с которой мы встречались, – подтверждал Хосе Луис Льоренте. – Ткаченко был тогда на пике, Сабонис уже был очень хорош, так что они давили любого. Они ставили зону на своей половине, и при этом их игроки периметра были очень быстры. Очень хорошие защитники, даже если у вас получалось от них отвязаться, то под кольцом вас встречали Ткаченко и Сабонис. Они закрывали все пространство, и против них было очень сложно. Белостенный у них выходил в качестве третьего центрового. Мышкин, который в ЦСКА играл четвертого, в сборной становился третьим, так как на его позиции играли более мощные товарищи. Еще у них был четвертый центровой – Николай Дерюгин, очень жесткий парень, которой тоже здорово бился под щитами».

Сборная США в Лос-Анджелесе выдала исключительный турнир – они обыграли всех соперников со средней разницей в 32,1 очка. При этом показали рекордный тогда процент реализации с игры (55,7) и ограничили оппонентов 38,9 процента в бросках с игры. Майкл Джордан, естественно, выступил божественно и всем продемонстрировал, что полностью готов к НБА. «При подготовке мы играли против Мэджика Джонсона, Лэрри Берда, Кевина Макхэйла, Айзейи Томаса и Марка Агирре, но Джордан все равно был лучшим с большим отрывом, – говорил Джей Байлас. – Было очевидно, что ни в НБА, ни во всем мире нет людей, который могли бы совладать с ним. Джордан постоянно делал такое, что хотелось спросить: «Да ты прикалываешься, что ли?!» Помню, когда я был ребенком, все говорили, что бита Мики Мэнтла издает другие звуки, чем биты остальных. Вот здесь то же самое. Он делал что-то, и ты сразу понимал: «Да никто так больше не может».

И все же даже их превосходство по сравнению с командой СССР в матчах с теми же соперниками не дает отказаться от вечного «что, если бы».

США в Лос-Анджелесе: против ФРГ – 78:67, против Франции – 120:62, против Испании – 101:68 и 96:65.

СССР в Париже: против ФРГ – 100:82, против Франции – 124:99, против Испании – 119:92.

Не дает из-за того, что тренер сборной Франции выгнал перед матчем с Америкой троих лучших своих игроков за распитие вина. Из-за того, что американцы сломали испанцев, задушив прессингом Карбалана и вынудив остальных ошибаться (и, вполне вероятно, Валдис Валтерс и Вальдемарас Хомичюс к такому были бы готовы гораздо лучше). Из-за того, что зонная защита ФРГ, построенная вокруг немецких студентов Блаба, Менделя и Зандера, сдержала Америку в пределах 80 очков.

Перед турниром на страницах Sports Illustrated тренер Дэн Питерсон, который в те годы работал в Милане, объяснял, что поражение Штатов вполне реально и не должно будет кого-либо удивить. Он называл три причины для этого: 30 секунд на атаку, зонная защита и бросок.

«Самая большая проблема, с которой столкнутся игроки США – это 30 секунд на атаку, – говорил Питерсон. – Им придется атаковать быстро, на инстинктах, чему в студенческом баскетболе не учат. У них будет только 30 секунд для того, чтобы создать бросок, и это не будет бросок из-под кольца, потому что все европейские команды хорошо защищаются, многие из них ставят зонную защиту.

Отсюда вытекает вторая проблема. В колледже вас учат пасовать до тех пор, пока вы не найдете возможность для атаки из-под кольца. В условиях ограниченного времени такой возможности не будет, да и терпеть против зонной защиты очень сложно. Американцам придется полагаться на броски с дистанции, если они хотят справиться с зоной.

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

Что приводит нас к третьей проблеме. За исключением Криса Маллина и, возможно, юного Стива Олфорда, у американцев нет чистых снайперов. Я обычно не практикую зону, но я бы на месте соперников сказал бы: «Давайте возьмем в клещи Патрика Юинга и его друзей и посмотрим, что их маленькие могут создать с периметра».

На этом Питерсон не остановился.

«Бобби Найт верит в свой прессинг. Вот только европейские игроки более зрелые. Они старше и опытнее, чем американцы, они за свою жизнь насмотрелись на двойную опеку и прекрасно знают, как ее обыгрывать, куда откидывать мяч. Я бы велел игрокам перебрасывать мяч по периметру, чтобы американцы попотели. А потом бы грузил под щит, посмотрел бы, как они справятся с давлением там. Всей их команде придется приспосабливаться к атлетичному баскетболу. Здесь в Европе американский студенческий баскетбол называют «академическим». Это означает, что он очень правильный, очень красивый.

Я не говорю, что я бы обязательно устроил драку. Но я бы сделал так, чтобы не один бросок не был бы открытым. Я бы устроил войну за каждый подбор и вокруг каждого заслона, который ставит американский игрок. Найдутся ли у них люди, которые будут готовы биться за подбор в течение 40 минут против парней на 5-10 лет старше их?»

Питерсон, по сути, проговаривал все те же сильные стороны, благодаря которым Александр Гомельский верил в успех.

Та сборная СССР – это зонная защита с двумя огромными центровыми на площадке. И с выходящим на замену Белостенным.

Та сборная СССР – это сочетание готовой к скоростям молодежи и опытного костяка, выигрывавшего золото чемпионата мира-1982.

Та сборная СССР – это большая универсальность, чем у всех остальных соперников США, заточенная как раз специально под американских студентов – готовая к прессингу, к перестрелке с дистанции, к давлению под щитами и даже к дракам.

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

Бывший главред «Спорт-Экспресса» и нынешний главный историк советского баскетбола Владимир Титоренко писал, что победа все же осталась бы за американцами:

«Если честно, я считаю, что наша сборная-1984 была сильнее сборной-1988.

Но…

Одно важное отличие: в команде-88 отсутствовала боязнь американцев. Вспомните, в 1987-м – участие в турнире Макдональдс, встреча с «Милуоки», потом поездка 6 баскетболистов в Америку в летний лагерь «Атланты» и четыре матча с игроками НБА, затем приезд «Атланты» в СССР. Марчюленис, Волков и К уже привыкли, уже обтерлись, уже не опасались.

У команды-84 таких частых и тесных контактов с американцами не было.

Бобби Найт после финала на Играх-84: «Я наблюдаю за русскими два года. Они не смогут победить здесь. Они не умеют играть в защите. Мы надерем им задницы везде, где они захотят с нами встретиться!»

Найт постоянно в своей манере «душил» судей, однажды даже получил технический, но добился чего хотел – арбитры часто пропускали грубую игру его подопечных. В общем, эффект своего поля присутствовал бы обязательно.

В общем вот мое мнение: сборная СССР уверенно дошла бы до финала. А там уступила бы…

А с Бобби Найтом мы встретились уже через год в Японии. Он и его «Индиана» с Олфордом в составе получили два раза по 20: 74:54 и 91:71».

«Мои бы обыграли Америку с Джорданом и Юингом». Из-за бойкота на Олимпиаду-1984 не поехала самая сильная сборная СССР

Ни один игрок сборной СССР никогда не мечтал вслух о том, что было бы, если бы не решение политбюро.

«Не могу ответить на этот вопрос, – говорил Александр Волков. – Для того чтобы узнать на него ответ, нужно выйти на площадку. Да, у нас была отличная команда, но тяжело рассуждать теоретически».

«Думаю, что у нас была команда лучше, чем в 88-м – сочетание молодых и опытных игроков, – подчеркивал Сергей Тараканов. – Если честно, у меня нет никаких иллюзий насчет того, что мы бы обыграли команду, за которую выступал Майкл Джордан. Хотя мы бы, конечно, поборолись».

«В наших разговорах с игроками тех сборных все соглашаются, что команда 84 года была не хуже и в определенный момент могла бы быть и лучше, чем та, что завоевала золото в 88-м, – отмечал Станислав Еремин. – Вы не можете не согласиться  с тем, что Сабонис в 88-м, когда он приехал в Сеул практически без тренировок и при этом оставался ключевым игроком, был не сильнее, чем Сабонис начала карьеры, более молодой и здоровый. У команды 84 года был идеальный состав с точки зрения сочетания опыта и молодости. Где еще можно встретить команду, в которой бы вместе играли Сабонис и Ткаченко, в которой Белостенный выходил на позиции четвертого номера, в которой были бы такие высокие форварды, как Мышкин и Тараканов, а еще был и Лопатов, и в которой все игроки периметра – за исключением меня – были выше 195 сантиметров. По ходу подготовки никто не мог оказать нам сопротивление. Мы разгромили Францию, Испанию, Италию, всем привезли по 30 очков. Возможно, это такая байка, но говорят, что Бобби Найт присутствовал на турнире в Париже. И когда он увидел нас, то сказал: «Да, у них прекрасная победа. С ними будут проблемы».

«Готовы мы были великолепно, – писал Хомичюс. – Однако в Америке вокруг Олимпиады тоже была поднята политическая шумиха. Если бы мы сошлись в решающем матче с американцами, то, учитывая все вышесказанное, приплюсовывая сюда 20 тысяч болельщиков, рьяно поддерживающих соотечественников, и соответствующее судейство… Думаю, завоевать золото нам было бы крайне сложно. А вот за серебро мы вполне могли бы побороться. Сейчас в моей коллекции хранятся золотая и бронзовая олимпийские медали. Для полного комплекта не хватает серебряной».

После турнира в Париже сборная СССР провела несколько коммерческих турниров и вернулась в Москву, где в конце августа прошла жалкая замена Олимпиады – международный турнир с издевательским названием «Дружба». На нем она громила оппонентов со средней разницей в 55 очков.

До исторического поражения США – первого поражения, которое они признали – оставалось еще четыре года.

Sports.ru благодарит за цитаты испанских и советских баскетболистов Давида Де Ла Вегу, автора книги «Портреты из-за железного занавеса».

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

два × два =