«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

Самая странная лавстори.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

У НБА на уме одно – воссоединение в Лос-Анджелесе Леброна Джеймса и Кайри Ирвинга. Не вполне понятно, каким образом это может произойти, но все источники говорят о том, что форвард «Лейкерс» видит в Ирвинге единственную возможность исправить текущую ситуацию в клубе (и спасти концовку карьеры).

Меж тем, за последние восемь лет Джеймс и Ирвинг зарекомендовали себя парой, едва ли не более вздорной и мелочной, чем Брайант и О’Нил. Хотя, как и в случае со старшими товарищами, жизнь в конечном счете научила их, что совместная работа для обоих полезнее. 

«Многие рассказывали мне, что Кайри изначально не хотел, чтобы Леброн возвращался, – рапортовал журналист The Athletic Джейсон Ллойд. – Ему казалось, что в этом не было никакой необходимости. Как-то после игры против «Майами» Леброн сказал Кайри что-то вроде: «Продолжай в том же духе, возможно, я сюда когда-нибудь вернусь». И Кайри после этого удивлялся: «О чем он вообще говорит? Нам он тут не нужен».

Ирвинг ничего подобного от Джеймса не ожидал. Он как раз договорился о продлении соглашения с «Кливлендом» за несколько дней до того, как Джеймс начал переговоры с командами летом 2014-го.  

И эта договоренность имела ключевое значение для перехода Леброна, потому что на протяжении нескольких предыдущих сезонов Ирвинг показывал, что готов вот-вот сбежать из Кливленда в ближайшее время: он воевал с Майком Брауном, воевал с Дионом Уэйтерсом, воевал с Крисом Грантом. «Кэвз» идеально подфартило с таймингом: они уломали Ирвинга тогда, когда еще шансы на Джеймса казались исключительно гипотетическими, а уже на встречах с Леброном подчеркивали, что, в отличие от многих других, они могут предложить ему молодого звездного игрока на длинном контракте.

У Джеймса и Ирвинга до 2014 года не было особенных отношений: естественно, они общались, но Ирвинг всегда больше тяготел к Кобе Брайанту, которого считал своим учителем в лиге. Именно к Брайанту же он обратился после переезда Джеймса – чтобы тот рассказал ему, как избегать конфликтов со звездным партнером. Кек.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

Леброн начал подбирать ключи к молодому задолго до перехода:

• в 2013-м поздравил Ирвинга с попаданием на Матч всех звезд и признался: «Я слежу за Кайри с девятого класса, мы много разговариваем»;

• захвалил после MVP Матча звезд-2014: «Кайри – особенный, очень умный баскетболист»;

• отдельно выделил его в эссе для Sports Illustrated, посвященном возвращению: «с моей помощью Кайри может стать лучшим разыгрывающим в лиге».   

Однако правильная тональность ему никак не давалась. Много позже Джеймс признавал, что по-хорошему они так и не наладили контакт. Король начал с того, что употреблял в адрес Ирвинга и Уэйтерса слова «мои ребята/дети» или «этот парнишка» как бы позиционируя себя в качестве не только старшего товарища, но и чего-то большего. И вся эта неопределенность вылилась в страннейший эпизод. На вопрос в интервью «воспринимает ли он Леброна как отца» Ирвинг ответил даже чрезмерно откровенно: «Я даже не знаю, как на это отвечать. Он стал для нашей команды отличным лидером. А отец у меня один». Позже Стивен Эй Смит уточнил, что Ирвинга как раз бесило покровительственное отношение со стороны старшего товарища, то, что он разве что «сынком» его не называл.

Джеймс видел себя в роли ментора. Ирвинг в этом не нуждался – он всегда смотрел на Леброна как на человека, который мешает ему проявить себя.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

Пару лет назад Леброн объяснял, почему его так задели комментарии Ирвинга о том, что он (до объединения с Дюрэнтом) не выходил на площадку с человеком, которому мог бы доверить решающий бросок: «Когда я все это увидел, то подумал: «Черт побери». Не в том смысле, что «Черт побери, вот ты прикалываешься. Я кладу победные броски всю жизнь». А по-другому… Я играл с Кайри три года. Все это время я только хотел, чтобы он был MVP лиги. Я пекся о его успехе. Но у нас не складывалось. Просто не складывалось. И при этом мы смогли взять чемпионский титул. Это самая безумная штука. Мы смогли взять чемпионский титул, хотя у нас не было взаимопонимания. Но при этом я заботился исключительно о его благополучии – на площадке и за ее пределами. Поэтому его замечания и причинили мне боль».

Джеймс всегда подчеркивал, что даже именные кроссовки у Ирвинга появились именно благодаря его протекции.

Нечто похожее Джеймс всегда говорил и в моменте – например, после завоевания титула в 2016-м.

«Он-то думал, что я ему льстил, когда говорил перед сезоном, что он может быть лучшим разыгрывающим, что он может быть MVP лиги. Знаю, что каждый из вас посмотрел финальную серию и убедился в том, на что способен этот парень. А ему только 24 года. Боже мой. Ему ведь только 24 года».

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

Проблема в том, что эти слова не очень соответствовали происходящему. По крайней мере, с точки зрения Кайри. Известно, что Ирвинг принял решение об уходе уже по ходу сезона-15/16 и просто отложил его на год после победы.

Наиболее иллюстративным стал эпизод из матча с «Клипперс» по ходу первого сезона. Дэвид Блатт расписал комбинацию в концовке под Кайри, Джеймс же должен был отвлекать на себя внимание. Однако Леброну она не понравилась, и он пересмотрел ее тут же: он захотел самостоятельно ввести мяч (как будто на Кайри), но в итоге не отдал его разыгрывающему, а нашел под кольцом Тристана Томпсона. После матча Джеймс отмечал мудрость Блатта, Блатт – мастерское исполнение Леброна.

То же самое происходило на глобальном уровне.

Джеймс прибыл в «Кливленд» с идеей, что пересмотрит свой баскетбол и делегирует обязанности разыгрывающего другим.

И поначалу как будто так и было.

Уже в ноябре 2014 года Джеймс раскритиковал Ирвинга и Уэйтерса за «плохие привычки» – за то, что оба зажимали мяч и не хотели им делиться.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

А через несколько дней Ирвинг признался, что отдельно получил за закрытыми дверями после поражения от «Юты»: «Он подошел ко мне и говорит: «Номер 1, нельзя завершать игру с нулем передач. Можно иметь одну, две, три передачи, но никаким образом нельзя иметь ноль передач». А я ему сказал: «Хорошо, отлично, больше не повторится».

(Критика казалась еще более обидной из-за того, что в том матче Гордон Хэйворд реализовал победный бросок, когда сам Джеймс завалился, выпрашивая фол, вместо того, чтобы защищаться).

Ирвинг все отшучивался: он объяснял еще одно зафиксированное журналистами разбирательство на повышенных тонах тем, что они не сошлись во мнении относительно сериалов – «Раскаяние выжившего», который тогда продюсировал Леброн, или «Гриффины». Но очень скоро Джеймс очевидно разочаровался в способностях Кайри как разыгрывающего – он задвинул все предсезонные приготовления Блатта, гораздо больше времени стал проводить с мячом, а молодому партнеру поручил вспомогательные функции. Кайри оставалось лишь адаптироваться, что выходило не без труда – мало того, что он привыкал к совершенно другому баскетболу, так еще и к неоднозначному лидеру, который его то расхваливал, то устраивал ему истерики прямо во время матчей, то путал загадочными сообщениями в соцсетях. Ирвинг никогда не играл за команду, к который бы было приковано такое внимание, и все это давление в конечном счете сказывалось.

Даже те игры, которые вроде бы сигнализировали о рождении нового Кайри (55 очков против «Портленда», 57 очков против «Сан-Антонио»), таковыми не являлись: против «Блейзерс» Леброн вовсе не выходил, против «Сперс» Ирвинг нехарактерно много бегал с мячом.

Концовку первого Ирвингу испортили травмы, в середине второго – он пришел к тому, что нужно уходить.

Все сошлось одновременно: в оклахомской гостинице на него напали клопы, и он не смог играть; его бывшая девушка, певичка Келани попала в больницу после покушения на самоубийство; в Торонто его разобрал Кайл Лаури, а в послематчевом комментарии Леброна («Другого от игрока Матча звезд и не ждешь») все услышали упрек в адрес Ирвинга, который тогда на Матч всех звезд не попал. Как раз тогда прямо по ходу сезона Джеймс отлучился из клуба, чтобы провести время с Дуэйном Уэйдом, и одновременно взрывал инстаграм загадочными посланиями, адресатом которых также видели Ирвинга: «Это нормально понимать, что ты сделал ошибку. Мы все ошибаемся». Так что Кайри даже особенно не старался отрицать свои интенции. После игры с «Индианой», на которую он не хотел выходить, он просто сказал: «Всегда будут какие-то недопонимания, это часть существования команды»… И еще через пару недель: «Все, что окружает нашу команду – это чистое безумие»…

Характерно, что от привычных методов воздействия Джеймс не отказался даже в финальной серии 2016 года. Ирвинг не просто провалил два первых матча, многим казалось, что он вновь вернулся к своей стритбольной единоличный игре, которая вредит всей команде. На фоне распространившихся в интернете призывов отправить Кайри на скамейку, Леброн сделал очередное важное заявление, смысл которого был всем понятен и без имен: «Если парни не следуют игровому плану, то тренеру следуют их поменять. И тогда выйдут другие, те, кто будут делать то, что он хочет. Если парни не борются, то тренеру Лю к этому моменту нужно принять решение».

Воспитательная работа, безусловно, пошла Ирвингу на пользу: она вдохновила его на выдающуюся игру в оставшихся матчах финала-2016, она же сделала его более эффективным, так как выяснилось, что игра без мяча ему в конечном счете идет на пользу, она заставляла его чувствовать ответственность за команду… И как будто Ирвинг должен был бы поблагодарить Джеймса за развитие, но тогда он не связывал свой прогресс с Леброном. Гораздо больше на него повлиял, скажем, Тайрон Лю, который как раз не требовал от него сосредотачиваться на передачах, а напротив больше атаковать, действовать на инстинктах, отбросить любую нерешительность – то есть быть самим собой. Неслучайно, что сезон-16/17, единственный полноценный сезон под руководством Лю, стал для Ирвинга лучшим в карьере.  

«Если я бы был настолько зрелым, настолько понимающим, как сейчас, то мы бы точно, абсолютно точно выиграли бы больше титулов, потому что между нами было бы больше понимания, – признавал Ирвинг в 2022-м. – Тогда я не знал, как делиться своими эмоциями и вместо того, чтобы делиться, ушел в изоляцию. Тогда мы вообще не общались, что было ошибкой с моей стороны, я хотел бы это исправить.

Мне потребовалось шесть лет, чтобы начать открыто говорить об этом, потому что только тогда я почувствовал уверенность в правильности собственного решения. До этого я все время спрашивал себя: «А правильно ли я поступил? Я ушел от одного из лучших игроком в баскетболе». Я начал слушать остальных. А когда ты веришь в то, что остальные говорят о тебе, ты превращаешься в собственную тень… Ты пытаешься быть идеальным для тех, кто срать на тебя хотел. Ты просто чмошник, которого мы можем ненавидеть, можем троллить. Поэтому мне нужна была трансформация… Тогда я увлекся исламом. Тогда я вернул себе свою силу. Я обрел свое племя. Я вернул себя собственную суть. Я перестал слушать всех, кто говорит о том, какими именно должны быть спортсмены, что мы должны делать. Мне нужно было найти свое предназначение».

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

В июле 2017 года Ирвинг попросил «Кэвз» об обмене. Формальной причиной называлось желание попробовать себя в качестве лидера и усталость от игры в тени Леброна Джеймса (как на площадке, где ему приходилось действовать без мяча, так и за ее пределами, где он подустал от пассивно-агрессивного поведения лидера). 

С того времени поводов для обмена выискали еще больше.

1. Ирвинга задевало то, что люди Джеймса пользуются особенными привилегиями, а ему в том же отказывалось. Частично это подтверждалось позднее, когда Кайри раскрыл, что «ЛеГМ-ом» Леброна называют не только болельщики.

2. На Ирвинга очень сильно давил его отец, у которого как раз и возник конфликт с людьми Леброна. В какой-то момент он отказался жать им руки, объяснив это Кайри тем, что «мы не должны брататься с врагами». Дредерик Ирвинг считался в клубе человеком «непредсказуемым», что заслуживает особенного уважения, учитывая, что рядом всегда находится его сын в качестве ориентира.

3. Ирвинг опасался, что его самого обменяют неожиданно. Якобы «Кливленд» уже был готов отдать его за Пола Джорджа во время драфта-2017, но ждал от Леброна подтверждения, что тот останется в клубе.   

4. Ирвинг не хотел оставаться в «Кливленде», откуда точно уходил Леброн Джеймс.

5. Ирвинг считал, что рядом с Джеймсом не сможет раскрыть весь потенциал.

И так далее.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

И все же, пожалуй, самая важная часть того перехода – это интервью Ирвинга Стивену Эй Смиту, в котором очевидно агрессивное отношение к Джеймсу, какими бы обстоятельствами оно ни было вызвано.

Смит: Ты разговаривал с Леброном Джеймсом перед тем, как ты и твои представители встретились с владельцами и сказали им, что ты хочешь уйти?

Ирвинг: Нет.

Смит: Почему нет?

Ирвинг: А почему я должен это делать?

Смит: Если ты не поговоришь с ними об этом, то они могут принять это на свой счет.

Ирвинг: Ага.

Смит: Тебе плевать на это?

Ирвинг: Да.

Не думаю, что ты должен отчитываться перед другим человеком о том, что ты хочешь сделать с собственной жизнью. Здесь нет ничего личного. Я никого не обвиняю – ни конкретного человека, ни клуб, потому что к «Кливленду» не испытываю ничего, кроме любви. Просто приходит время, когда ты взрослеешь как личность и должен принимать решение. Нет времени думать о чьих-то там чувствах, когда ты должен вести себя эгоистично и подумать о том, что ты хочешь делать. Я хочу быть невероятно счастливым в совершенствовании своего ремесла. И это мое единственное намерение». 

С того момента и до ухода из «Бостона» Кайри и Леброн общались самым странным из существующих способов – через статусы в соцсетях, это последнее прибежище кнорозовых, шомпольонов, гротефендов нашего времени. Ни один из них ни разу не высказался напрямую, даже в прессе – они просто не отрицали, что между ними существуют проблемы, и на протяжении двух лет раскидывали взаимные подколки.

Джеймс оставлял в соцсетях многозначительные цитаты из рэперов. А также твердил, что если Ирвинг не хочет с ним играть, то это исключительно его проблема.

Ирвинг много рефлекcировал на тему того, как сложно играть рядом с Леброном. А также жалил товарища более прямолинейно – радовался перебранкам на скамейке «Кливленда», говорил, что Леброну далеко до Майкла Джордана.  

Вялая фаза боевых действий продлилась полтора года. 

Радикальные изменения в отношениях наметились после того, как Кайри Ирвинг сам провалился в качестве лидера («Бостона»), причем провалился ровно так же, как – по его мнению – когда-то провалился Леброн с ним (не смог повести за собой молодежь и убедить их в искренности своих намерений). Это существенно повлияло на процессы в голове разыгрывающего и привело к тому, что в январе 2019 года он созвонился с Джеймсом, чтобы принести ему извинения за все. Ирвинг признавался, что они не общались три года.

Казалось бы, извинения – интимный процесс. Но нет, Ирвинг не только поведал всем о факте созвона, но и уточнил, что именно так было сказано.

«Для меня это было очень важно, поэтому мне нужно было позвонить Брону и сказать ему: «Прошу прощения за то, что был молодым игроком, который хотел везде оставить свои следы. Хотел быть парнем, который бы привел нас к чемпионству. Хотел быть лидером. Хотел быть всем этим.  

Ответственность, которая лежит на лучшем игроке мира, который ведет за собой команду – это то, что дано не многим. Брон – один из тех парней, что пришли в «Кливленд» и постарались показать нам, как завоевывать титулы».

В 2022-м Ирвинг уже отрицал, что у него вообще были какие-то проблемы лично с Леброном, якобы его планы на жизнь разошлись с планами «Кливленда».

«Я попросил об обмене, потому что искал чего-то другого. Я – человек слова, так что я отправился к руководству клуба и сказал им: «Слушайте, я знаю, что у вас имеются планы на будущее, поделитесь ими со мной». Они мне рассказали планы на будущее, а я им ответил: «Не, это не для меня». Я провел этот разговор с руководителями клуба и собирался позже переговорить с Броном. Но как только я оказался в Китае, обо всем уже разузнали журналисты. И тут бум, началось: «Брон хочет делать то и то, а Кайри говорит то и то». Я не хотел, чтобы создавалось подобное впечатление. У нас с ним не было никакого конфликта».

Все эти примирения возникли не на ровном месте.

«Из-за моей незрелости «Кливленд» недополучил несколько титулов». Леброн и Кайри много лет терзали друг друга, но снова хотят быть вместе

Летом 2019 года Ирвинг мог оказаться в «Лейкерс», но после того как клуб заполучил Энтони Дэвиса, защитник подписался с «Нетс».

Летом 2022 года Ирвинг вновь устремился в «Лейкерс» – не факт, что ему удастся оформить переход сейчас, но он уже рассказывает всем, что по истечении действующего соглашения через год станет игроком «Лос-Анджелеса».

Занятно, что формальное примирение не избавляет от периодически летящих с обеих сторон шпилек. Даже за последние благостные три года Леброн и Ирвинг все равно обменялись как минимум двумя публичными болезненными уколами. Кайри произнес тот самый обидевший Джеймса монолог о том, что до Дюрэнта никогда не мог положиться на партнеров, а сам Джеймс декларативно выделил главное достоинство Энтони Дэвиса по сравнению с другими партнерами: «Между нами нет зависти» (чтобы ни у кого не возникло сомнений, тезис про зависть Кайри Ирвинга отдельно обсасывался Кендриком Перкинсом, леброновским кентом на телевидении, как главная причина расставания дуэта).

Эта связь токсична, но нужна обоим.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

двадцать − три =