«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

Не отпустили в «Индиану».

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

Если не измерять успех исключительно в чемпионских кубках, то самая успешная команда НБА последних двух лет – это «Финикс». В позапрошлом сезоне они играли в финале, в прошлом – выиграли регулярку, и за два года одержали в сумме 136 побед – на 16 больше, чем у находящихся на второй строчке «Бакс».

И эти два сезона «Санс» проводят в одном и том же составе. Стартовая пятерка провела за два года 120 матчей и более 2000 минут вместе, несмотря на травмы Пола и Букера (на втором месте старт «Юты» – 94 матча и 1400 минут, отрыв просто колоссальный).

Эту стабильность обеспечивали не только два звездных защитника, но и один из лучших оборонительных игроков НБА Микэл Бриджес, опытный и волосатый Джей Краудер, парочка Кэмеронов со скамейки – форвард Джонсон и разыгрывающий Пэйн.

Самым противоречивым персонажем в команде оставался центровой. Деандре Эйтон 4 года назад был выбран на драфте первым, раньше Луки Дончича и Трэя Янга, провалом не считался, но из-за резкого взлета ровесников был разочарованием, еще и на допинге попался во второй сезон – но с приходом Криса Пола в команду стал намного эффективнее, обнаружил потенциал одного из лучших молодых центровых НБА, стал одним из ключевых факторов выхода в финал-2021.

Многие игроки в такой ситуации получили бы максимальное продление контракта сразу после финала – максималки в НБА выдаются и за меньшее. Но «Финикс» не «Миннесота», тут центровых так не ценят. Вообще первых номеров драфта в НБА принято продлевать, если они не настолько ужасны, что даже не «доживают» до конца контракта новичка (привет Энтони Беннетту). Но Эйтон не смог договориться о продлении прошлым летом, а значит, летом-2022 он становился ограниченно свободным агентом – для №1 драфта в XXI веке это всего второй такой случай после Грега Одена.

«Финикс» год назад предлагал Эйтону продление, но не максимальное, центровой его не принял – с целью доказать за сезон-2021/22, что он все-таки заслуживает большие деньги и получит их как свободный агент.

Доказал? Нет.

Получил? Да.

Не от «Санс», впрочем, они так и не предложили Эйтону подписать с ними максимальный контракт.

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

И при этом он все равно будет играть в «Финиксе» на максимальном контракте.

Что это за парадокс такой багамский – давайте разбираться.

Итак, Эйтон провалил серию плей-офф против «Далласа». Стартовые центровые команд-финалистов в последние три сезона зарабатывали в среднем 6,5 млн, что в 5 раз меньше максималки Эйтона (четверо из шести были вообще на контрактах новичка). Это как бы доказывает, что лучшие команды НБА строятся так, чтобы на центровых тратилось как можно меньше денег, чтобы ограниченные ресурсы зарплатной ведомости шли на форвардов, защитников, снайперов, ключевых запасных, более универсальных бигменов.

В этом есть логика. Два лучших игрока регулярки НБА последних сезонов – великолепные, потрясающие центровые, Никола Йокич и Джоэл Эмбиид. Следующие за ними центровые, которых недавно объединила в одной команде «Миннесота» – Карл-Энтони Таунс и Руди Гобер.

Но никто из них не добивался успеха в плей-офф, где у каждого проявлялась какая-то «критическая ошибка центрового» – либо хрупкое здоровье, либо недостаток техники, либо проблемы со скоростью и адаптивностью в защите, либо сразу комбинация этих факторов.

Именно поэтому размер новой зарплаты Эйтона предсказать было очень трудно. С одной стороны, он один из самых талантливых молодых игроков НБА, и уже с хорошим «пробегом» в плей-офф. С другой стороны, он играет на позиции, которая давно уже не приносила чемпионских титулов.

А именно чемпионский титул – цель «Финикса» на ближайшие сезоны, пока Крис Пол еще не ушел на пенсию (у него частично гарантированный контракт уже в 2023/24, и полностью негарантированный – в 2024/25).

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

«Финикс» не дает Эйтону максималку, отпуская его на рынок – где в этом году было очень мало команд с местом под потолком зарплат на большое предложение Деандре: «Сперс» да «Пистонс», оба клуба не заинтересованы в максималке Эйтону. «Детройт» к тому же уже договаривается с «Никс» о том, что примет у них лишние контракты, чтобы те расчистили место под потолком уже у себя – но совсем не на Эйтона, а на Брансона.

А у «Санз» остается возможность повторить любой контракт Эйтону как ограниченно свободному агенту – тем не менее, все сигнализирует о том, что они планируют расставаться.

Внезапно на старте межсезонья появляется новый клуб с достаточным (почти достаточным; об этом еще поговорим) местом под потолком – «Индиана» меняет своего самого дорогого игрока Малколма Брогдона на запчасти, и этим высвобождает еще 5,6 млн.

«Индиане» как будто бы центровой не нужен: есть 18-миллионный Тернер, есть запасной Битадзе, есть полученный в обмене Брогдона Тайс, есть перспективный Айзейя Джексон. Не просто так они в феврале обменяли Домантаса Сабониса в «Сакраменто» – тут было слишком много «больших».

Много, да все не те. У Тернера – истекающий контракт, как и у Битадзе. Тайс слишком низок и недостаточно хорош для старта. Джексону едва исполнилось 20, и он пока играет форварда, набирая мышечную массу.

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

Громадный Эйтон внезапно кажется отличным вариантом на будущее – идеальным партнером для пикенроллов Тайриса Халибертона, с которым связаны все надежды «Инди».

«Индиана» может дать контракт Эйтону – и он должен быть максимальным, иначе «Финикс» его повторит. Контракт ограниченно свободному агенту чужого клуба, даже подписанный, – не гарантия того, что игрок будет у тебя в команде. Поэтому «Индиана» и «Финикс» первые две недели лета общались на тему того, можно ли переход Деандре оформить как сайн-энд-трейд.

Сайн-энд-трейд – особенный тип перехода свободного агента, при котором игрок продлевает контракт со старой командой и тут же обменивается в новую; для игрока нет финансовой выгоды, но старый клуб может получить какую-то компенсацию, новый – более эффективно использовать ресурсы платежной ведомости и правила потолка зарплат, а в случае ограниченно свободных агентов – гарантировать переход.

То, что предлагала «Индиана» по СЭТу «Финиксу» за Эйтона, не устраивало «Санс». Даже когда Эйтон уже согласился на переход именно в «Пэйсерс» (о чем сообщили инсайдеры еще до официального подписания – как раз финальный публичный ультиматум от «Инди») и у «Финикса» оставалось совсем мало вариантов. «Санс» твердо стояли на своем – вам нужен Эйтон, или давайте нам то, что мы хотим, или официально подписывайте оффер, а дальше мы посмотрим, повторять ли это.

Менеджеры «Индианы» пожали плечами и отправили Эйтону оффер на подпись.

И тут сюжет закрутился еще больше.

Для максимального оффера Эйтона «Индиане» нужен было примерно 31 млн под потолком – у нее было лишь 26, но она могла быстро добраться до нужной суммы. Для этого нужно было сделать три вещи:

  • отчислить Дуэйна Вашинтона, чья зарплата была не гарантирована;
  • отчислить трех полученных в обмене Брогдона игроков на минимальных контрактах – Стаускаса, Фиттса и Моргана;
  • использовать после отчисления Стаускаса, Фиттса и Моргана правило «стретча» – разбить остаток их гарантированной зарплаты на 22/23 на три года в равных долях.

После этих операций под потолком у «Индианы» появилось место на макс Эйтона, и баскетболист подписал контракт.

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

У «Финикса» было время до 23:59 субботы, чтобы принять решение о повторении контракта или отказе от Эйтона. После того как была поставлена подпись в оффер-шите, все другие сценарии отвалились – «Финикс» не мог вновь вернуться к переговорам о сайн-энд-трейде с «Индианой» или кем-то еще.

В 20:01 по Нью-Йорку инсайдер Эдриан Воджнаровски из ESPN сообщил, что Эйтон подписал максимальный контракт с «Индианой».

В 20:17 его конкурент Шамс Чарания из The Athletic объявил, что «Финикс» повторил это предложение.

Эйтон, который никак не должен был остаться в «Финиксе» – только не на максимальные деньги – остался в «Финиксе» на максимальные деньги.

Итак, Эйтон по-прежнему игрок «Санс». Более того, он будет игроком «Санс» минимум до 15 января – до этой даты его нельзя менять. После этой даты и до конца сезона – можно, но только с согласия игрока. Но только не в «Индиану», для которой ограничение на обмен снимется только в июне-2023.

Так что если «Финикс» и оставил Эйтона ради обмена, то это точно не обмен на Дюрэнта летом – Эйтона технически нельзя будет отправить в «Бруклин» или куда-либо еще еще полгода.

Чего добился «Финикс» тем, что сам не дал Эйтону макс, а потом повторил макс от кого-то еще? Ну, кроме того, что явно испортил отношения с игроком и его агентом?

(не думайте, что это не аукнется клубу, даже если Эйтон продолжит играть за «Финикс» и после января: в аналогичную ситуацию в «Юте» попадал Гордон Хэйворд, когда-то подписавший максимальный оффер от «Шарлотт», «Юта» его заматчила, но когда и этот контракт подошел к концу через три года, Хэйворд покинул клуб без компенсации)

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

Во-первых, контракт Эйтона стал чуть-чуть дешевле. В первый сезон он такой же, как в случае прямого максимума от «Санс» – 30,9 млн, зато потом прибавка не в 2,5 млн ежегодно, а в 1,5. Окей, сэкономили на этом 5-6 млн – если думаете, что для скаредного владельца Роберта Сарвера это мелочь, то ошибаетесь.

Во-вторых, бесплатный уход Эйтона ничем не помог бы «Финиксу». Клубам в НБА непросто переманивать дорогих игроков из других команд, гораздо легче продлевать сверх потолка зарплат своих. Даже без Эйтона «Санс» в этом году все равно превышают потолок, а значит, не могут найти хотя бы умеренную замену центровому. Следующим летом? На работу на рынке было бы 20 млн, и это в случае отказа от Краудера, Джонсона и Пэйна.

А сохранить Эйтона – это хотя бы иметь какой-то актив для обмена через год (а в случае согласия самого Эйтона – даже уже через полгода), и если сейчас в НБА обнаружился клуб, готовый платить 30-35 млн в год Деандре, то кто-нибудь появится и в следующем году.

Даже та же «Индиана», которая будет иметь 50-60 свободных миллионов летом, если отпустит Тернера (и даже больше, если обменяет Хилда). Но этих миллионов могло быть больше – из-за «стретча» контрактов Стаускаса, Моргана и Фиттса, необходимых для тщетной, как оказалось, гонки за Эйтоном, в платежке «Пэйсерс» три года будет висеть по 1,8 млн «мертвых» денег. Как будто немного (меньше 1,5% от потолка) – но этого легко можно было избежать, если бы в клубе смогли считать намерения «Финикса». А так «Индиана» просто оказала услугу Эйтону, обеспечив его максимальным контрактом от соперника. А себе лишь напакостила, хоть и мелко.

По правилам «Индиана» еще и не имеет права вернуть эту троицу до конца сезона, поскольку «расписала» их контракт на несколько лет. Впрочем, вряд ли в клубе рассчитывали на игроков, их получили от «Бостона» исключительно в роли «зарплатной нагрузки», необходимой для баланса контрактов при обмене.

Зато отчиленный Дуэйн Вашингтон-младший не был «расписан» (0 гарантии, нечего было расписывать) и имеет право вернуться в клуб на новую негарантированную минималку!

«Финикс» дал 133 млн долларов центровому, от которого планировал избавиться. Как такое может быть?

И это пока единственная «радость» от всей этой истории для «Индианы».

А «Финиксу» вообще рано радоваться. Переживать, впрочем, тоже.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

тринадцать − 12 =