Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

После общепризнанно убогого драфта-2013 следующий набор воспринимался как нечто прорывное. Про «супердрафт»-2012 все моментально забыли — надвигался новый драфт тысячелетия, на котором каждая команда НБА уж точно должна была найти себе многолетнего франчайза.

Руководил балаганом в этом раз уже с начала и до конца Адам Сильвер, и это добавляет драфту символизма: НБА вступала не просто в новую эпоху, а прямо в новую парадигму. Давайте же взглянем, кто должен был олицетворять эту новую НБА.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Когда в 2013 году «Кливленд» выбрал под первым пиком одного пухлого канадца с детской улыбкой, мир отнесся к этому равнодушно. Были вопросы, какие грибы употребляют Дэн Гилберт и его советники, но в целом разговоры сводились к скучному «Ну, может, они знают что-то такое, чего не знаем мы». Гораздо больше публику интересовало, а за какие такие заслуги «Кливленду» вообще достается такое количество топовых пиков — понятно, что компенсация за Леброна, однако не пора ли и честь знать? Впрочем, добрые и наивные люди, которые продолжали верить в то, что Деррик Роуз достался в свое время «Чикаго» совершенно случайно, и тут не усмотрели ничего подозрительного.

Во всяком случае, до 2014 года, когда «Кливленд», тоже совершенно случайно, с вероятностью в 1,7% выиграл очередную лотерею и снова заполучил право первым выбирать на драфте — в третий раз за четыре года. Здесь ропот заметно усилился. Особенно потому, что драфт, как мы уже говорили, ожидался грандиозный, а его главным фаворитом был еще один канадский игрок, и тоже с детской улыбкой — Эндрю Уиггинс.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

В отличие от Беннетта (к тому времени вопрос с грибами Гилберта уже встал со всей неотвратимостью), Уиггинс приходил в лигу в статусе настоящей юной сенсации. Почти как Харрисон Барнс, муахахаха! Шутки шутками, а кое-что общее у Барнса с Уиггинсом было — оба брали титул «Мистер Баскетбол», присуждаемый лучшему игроку США среди школьников. Награда эта, можно сказать, проклятая, как место преподавателя защиты от Темных искусств в Хогвартсе, — после Леброна ни один ее обладатель пока что так и не приблизился к статусу суперзвезды даже номинально (кто сказал «Бен Симмонс»?).  Кстати, сразу после Уиггинса ее получил Клифф Александер, о котором я бы мог рассказать в следующем материале, да вот беда — на драфте-2015 его так никто и не выбрал. Sapienti sat; правда, Ар Джей Барретт и Кейд Каннингем пока что дают надежду, что проклятие все-таки может быть снято.

Как бы то ни было, а пиар-кампания, посвященная Уиггинсу, была беспрецедентной. Такая не снилась даже Энтони Дэвису — если Бровь сравнивали всего лишь с каким-то там Тимом Данканом, то Уиггинс был не меньше чем «канадским Леброном».

Здесь, однако, возникло обстоятельство, которое еще весной никто не смог бы предвидеть: когда «канадский Леброн» ушел под первым пиком в «Кливленд», другой Леброн, акронский, окончательно разочаровался в перспективах стремительно стареющего «Майами». Здесь прогнозы дали сбой. То ли Леброн проницательно распознал в Уиггинсе некие системные изъяны, то ли просто решил не возиться с перспективным, но все же новичком. А может, дело было даже в профессиональной ревности: два Леброна в одной команде — как-то чересчур. В любом случае, не сыграв ни одного матча за «Кавалерс», Уиггинс поехал поднимать с колен «Миннесоту» (что характерно — вместе с Беннеттом, и это был первый случай в истории баскетбола, когда два канадца, два первых пика соседних драфтов, были обменяны в «Тимбервулвс». Таких убойных фактов вы не найдете даже у Романа Сприкута).

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Пять долгих лет после этого мы наблюдали за драмой человека, которому прочили лавры второго Леброна, а получили в лучшем случае Луола Денга на максималках (и то не факт). За все время, проведенное в «Миннесоте», Эндрю поучаствовал лишь в одной серии плей-офф, причем отнюдь не в роли первой опции — ведущую роль Уиггинс уступил не только Батлеру, но даже и Таунсу. Вслед за этим Уиггинс попал под классический батлеровский моральный террор и долго срывал злость на фанатах «Волков» в твиттере, отвечая на критику мощнейшими аргументами вроде «Лучше бы твоя мамка сглотнула». Перейдя в «Голден Стейт», канадец вроде бы перезагрузил карьеру, перестал шутить про мамаш, оброс скиллами и каким-никаким пониманием игры, а в итоге даже попал на Матч звезд в старте «Дюрэнт тим» (про обстоятельства, которые к этому привели, мы умолчим). Уиггинс еще сравнительно молод, и, казалось бы, ему есть куда развиваться, но уже вполне очевидно, что нового Леброна из него не вышло — придется переквалифицироваться в управдомы.      

Я вроде в прошлый раз писал, что для меня самый знаковый баскетбольный феномен последних лет — это Яннис Адетокумбо?

Забудьте.

Хотя нет, не забывайте. Никола Йокич не может отобрать у Янниса это достижение по одной простой причине — он пока еще не стал чемпионом НБА. Надеюсь, что только пока.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

К Йокичу и без понятных для нас коннотаций с сербами-братушками и т.д. отношение должно быть особое — и у каждого свое. Для кого-то это сербушка-братушка, почти что свой человек в мире заокеанского баскетбола (а что вы предлагаете, болеть за успехи Сергея Карасева? Тогда у меня для вас плохие новости). Для кого-то это просто 41 пик драфта, который всеми силами тащит безнадежную команду в плей-офф и сейчас в шаге от второго подряд титула MVP (возможно, через несколько дней я перепишу эту строчку). Для меня, например, это очередная попытка ответить на вопрос — что, если бы Арвидас Сабонис появился в НБА в 20 лет и с целыми «ахиллами»?

Этим вопросом я начал задаваться примерно года с 2000, когда уже активно читал «Спорт-Экспресс» и примерно представлял себе, кто такой Арвидас Сабонис, какого это масштаба игрок и каким он еще мог бы стать. На роль Сабаса я примерял любого хоть сколько-нибудь пасующего «большого» с дальним броском — от Брэда Миллера (куда ни шло) и Дэвида Ли (ну такое) до Спенсера Хоуза (што) и Джоша Макробертса (да ты поехавший). Дэвид Робинсон в свое время заставил меня полюбить баскетбол. Арвидас Сабонис показал, что именно я хочу получить от этой игры.

Хорошо. Отставить подростковые сопли. Получил ли я ответ на свой вопрос?

Нет. Снова нет. И опять потому, что мы слабо представляем, мог бы играть такую же ключевую роль Сабонис в той, закрытой и недоверчивой к иностранцам, НБА. И захотел бы он ее исполнять. Ведь молодой Сабас — это не только атипичные трешки с ведения и пасы не глядя в стиле Джейсона Уильямса; это еще и поразительные для белого игрока атлетизм, скорость и — за счет этого — универсальность в защите. То есть ровным счетом те качества, которыми Йокич никак не может похвастаться: он, конечно, пыжится, старается, но даже на Косовом поле сербы могли победить турок с большей долей вероятности, чем Йокич когда-нибудь попадет в защитную пятерку. В этом смысле гораздо ближе к Сабонису еще один толстоватый паренек из подвала драфта с пасом и дальним броском — Марк Газоль.

То есть мы опять не увидели в НБА реинкарнацию молодого Сабониса. Опять ты, неуважаемый автор, недоволен.

Нет. Наоборот. Прямо сейчас мы, впервые в обозримой истории, видим совершенно уникальное явление – центрового-разыгрывающего, который не просто делает эффектную скидочку из «усов», а буквально держит в руках нити командного нападения не хуже какого-нибудь Джейсона Кидда. Нет, был еще, конечно, активно надрачивающий статистику Уилт Чемберлен с его 8,6 паса за матч, но в те годы и скорости были иные, и атакующие плейбуки команд с тех пор заметно усложнились. И это когда нам громко объявили, что центровые вымирают и в очередной раз оказались никому не нужны!

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

В общем, в какой-то момент я понял, что сравнивать Сабониса и Йокича на основании формальных признаков примерно так же глупо, как сравнивать «Крестного отца» (великую классическую гангстерскую сагу) и «Однажды в Америке» (экзистенциальный кинороман об утраченной жизни), потому что и там и там бегают мужики в шляпах-федорах с автоматами Томпсона. И как только я это понял, так у меня сразу же в современной НБА появился любимый игрок — первый после ухода из спорта Тима Данкана.

И да, он таки братушка.  

Джоэл Эмбиид — характерный пример того, как всеобщий (и даже оправданный) скепсис через некоторое время оборачивается всеобщим кусанием локтей и горестными ламентациями в духе «Не, ну кто бы знал!» Скептиков можно понять: африканский игрок — это всегда рискованная инвестиция. Легионы хашимов табитов приучили нас, что «новый Оладжувон» слишком часто оказывается переписанным баобабом, который передвигается по паркету своеобычным приставным шагом, как немецкие солдаты в первых частях Call of Duty, и не способен принять элементарный пас. Тем более, что и сам Джоэл шел по классической африканской стезе — в баскетбол начал играть только в 15 лет, и то из-под палки.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Еще сильнее акции Эмбида упали, когда выяснилось, что вдобавок к проблемной спине у него еще и не в порядке нога. Из-за этого навострившийся было взять его первым пиком «Кливленд» быстренько переориентировался на Уиггинса. Но даже новости, что новичок, скорее всего, пропустит весь первый сезон после драфта, не смущали Сэма Хинки, у которого один такой центровой как раз уже имелся. Сам Эмбиид очень быстро спелся с безумным филадельфийским гением, взял ник «Процесс» и принялся за тяжелую бомбардировку твиттера, выписывая баны Леброну Джеймсу и приглашая на свидание Рианну.

Хинки на тот момент многие не поняли — как и всегда, впрочем. Множились комментарии в стиле «Зачем им травмат Эмбиид при наличии травмата Ноэла», а также мое любимое «И в чем Эмбиид сильнее, чем Лень?!» Еще больше все разгорячились, когда выяснилось, что камерунец пропустит и следующий сезон, из-за чего Эмбиида опередил с дебютом за «Филли» даже очередной топ-пиковый центровой Джалил Окафор. Самого же творца Процесса, Сэма Хинки, в команде к 2017 году уже не было.

История расставила все по своим местам — Эмбиид вырос до одного из главных претендентов на титул MVP, а где сейчас играют Нерленс Ноэл, Алексей Лень и особенно Джалил Окафор, не всякий болельщик скажет без Гугла. Даже свою травматичность, по-прежнему высокую, Эмбиид сумел не то чтобы до конца преодолеть, но скорее обратить ее себе на пользу. Так судьи не оберегают даже Джеймса Хардена: если в его сторону нужно хотя бы сделать шаг или махнуть рукой, чтобы тебе выписали фол, то на Эмбиида достаточно просто посмотреть, когда он начинает свои танцы с мячом в посте. На момент, когда я пишу эти строки, Эмбиид вышел уже на показатель «12 штрафных бросков в среднем за матч», заметно опередив даже живущего силовыми проходами Янниса Адетокумбо. Правда, в плей-офф весь этот постмодернистский баскетбол невеселого будущего пока что не помогает — на момент написания статьи (май 2022 года) дальше полуфинала конференции Эмбиид не проходил. Однако как раз в этом сезоне к нему добавился его духовный брат Харден, что означает ровно две вещи: количество инфоповодов из Пенсильвании в следующем году возрастет раза в три, а смотреть игры «Филадельфии» станет совсем невозможно. Насколько все это приблизит Эмбиида и его клуб к титулу — вопрос дискуссионный.   

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Аарон Гордон — настолько пограничный случай, что мне впервые в истории цикла пришлось просить помощь зала, определяя, куда его отнести — в успехи или ошибки. Подогревает ситуацию то, что Гордону всего 26 и еще остаются слабые надежды на некий качественный скачок. Теперь вы понимаете, почему я решил ограничиться 2015 годом? К слову, опрос читателей выдал довольно неожиданные результаты: голоса между «удачей» и «ошибкой» распределились примерно поровну, а 40% электората проголосовало за то, что Аарон Гордон — брат Бена Гордона.

Понимаю, в чем тут дело. Гордон — еще одно ходячее воплощение Поправки Маркуса Кэмби: это хороший, но очень средний игрок, средний почти во всем, Блейк Гриффин уровня прожиточного минимума, сильно поуже в защите, сильно похуже в атаке, выбранный очень высоко на достаточно сильном драфте. Сравнить его с пшенной кашей из больничной столовой мне мешает только одно — чувак действительно умеет данчить.

Ставить колы.

Забивать гвоздя.

О, я кажется, понял, чем руководствовались фанаты Гордона: они, как и я, тоже считают, что на том самом данк-контесте-2016 его обворовали. На этом и сойдемся. Осталось узнать лишь одно: какой процент людей проголосовал за вариант «брат Бена Гордона» всерьез, а какой — в рамках метаиронии.

Обворовал Гордона другой герой этой рубрики — Зак Лавин. Интересен он не этим, а своей реакцией на то, что ближайшие годы он проведет в Миннеаполисе. Легко читаемое по губам «Fuck me» стало настолько меметичным, что семь лет назад я начал с этого лирического воспоминания свой цикл.

Лавин прошел огромный путь от бестолкового прыгуна, мусорного шутера в мусорной команде (вроде улучшенной версии Джеральда Грина), до… До чего? Суперуспешный регулярный сезон-2021/22 — это понятно. Феерическая статистика начиная с первого полноценного года в «Чикаго» — тоже понятно. Два вызова на МВЗ — ну, вы поняли. Но хватает ли этого, чтобы полностью избавиться от ярлыков? Максимальный контракт Лавин, безусловно, получит, и скорее всего даже в «Чикаго». Хм, максимальный контракт гиператлету с повышенным риском травматичности, посредственными розыгрышем и защитой? Где-то я о таком читал. Ах да, в книге «100 великих случаев, когда максимальный контракт утягивал франшизу на дно». Там довольно много таких примеров.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Вероятно, в 2027 году, когда вы это читаете, Лавин — обладатель трех чемпионских перстней и титула MVP финала, а вы сейчас снисходительно надо мной посмеиваетесь: «Кек, еще один прогнозист обсдался». Я сам не люблю скоропалительных выводов и всегда радуюсь, когда игрок развивается и отражает выпущенные в его адрес критические стрелы. Но я пишу эти строки в 2022, а там Лавин, в своей первой за восемь лет серии плей-офф, мягко говоря, не зажег. Увидимся лет через пять — может быть, появится повод переписать эти два абзаца с нуля.

Джулиус Рэндл — казалось бы, характерный типаж «очень талантливый, но рыхлый бигмен с лишним весом и неустойчивой психикой». Обычно на таких принято сразу клеить ярлык баста и отпускать душу на покаяние, а тело — в чемпионат Пуэрто-Рико. В нашем прошлом выпуске мы именно так и поступили с Энтони Беннеттом. Почему же Рэндл не пошел по его стопам?

Надо признать — все возможности для этого у Джулиуса были. Выбрали его «Лейкерс», а если вы не помните, чем была организация «Лейкерс» в 2014 году, то лучше и не вспоминайте (21 победа для команды с Джорданом Хиллом и Уэсли Джонсоном в старте — это даже как-то многовато). Вполне возможно, что талантливый новобранец помог бы «Озерникам» одержать еще… ну, пускай, три-четыре победы. Увы, Рэндла подстерегла та же беда, что и Джабари Паркера, о котором мы поговорим чуть ниже. Но если Паркеру понадобилась треть сезона, чтобы получить свою первую серьезную травму в НБА, то Рэндл справился всего за пятнадцать минут — в первом же матче за «Лейкерс». За неделю до этого Кобе в интервью сказал, что Рэндл «не имеет права облажаться», в чем видится некий грустный символизм.

Оправившись от травмы, Джулиус несколько лет существовал в невнятном статусе «вечно подающего надежды», пока не случился прорывный сезон-2020/21 в «Нью-Йорке»: по ходу регулярки Рэндл вывел свою игру на новый уровень, взял титул «самого прогрессирующего», практически заставил поверить в слова Кобе, что он действительно Ламар Одом в теле Зака Рэндолфа, а главное — наконец-то начал демонстрировать неравнодушное отношение к игре и после неудач ломал стулья, что твой Александр Македонский.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Все это выглядело красивой голливудской историей преодоления, пока не случилось то, чего мы обычно не видим в фильмах на спортивную тематику, — а именно, первый раунд плей-офф против «Атланты». Добавляет перца ситуации тот факт, что сам Рэндл в конце сезона именно на «Атланту» очень хотел попасть. Джулиусу следовало бы бояться своих желаний — «Никс» быстро и бесславно закончили поход в плей-офф, а сам Рэндл полностью провалился, играя в этой серии за команду соперников и бросая с точностью ниже 30%. Сказка кончилась: следующий сезон человек, которому недавно скандировали «MVP», провел так, что уже к январю поползли упорные слухи о его обмене. По трагической случайности все это произошло аккурат после подписания четырехлетнего контракта. Ну да, никогда такого не было, и вот опять.

Конечно же, Рэндл — никоим образом не баст, и даже Поправку Маркуса Кэмби в его случае применять не нужно: в конце концов, если седьмой пик драфта впервые за восемь сезонов смог вывести в плей-офф «Никс» (!!!) — уже за одно это ему нужно поставить памятник. Осадочек, однако, остается; впрочем, у Рэндла еще полно времени, чтобы его рассеять. Возможно, Рэндлу в команду нужен кто-то вроде Криса Пола, но Крис Пол один, а вот неуверенных в себе талантов с неустойчивой психикой — половина лиги.   

Наконец, последний по счету, но не по важности в этом пантеоне — Маркус «Эйндж не умеет драфтовать» Смарт. Даже сейчас, когда защитник «Бостона» стал первым за четверть века игроком задней линии, получившим «Мистера замка», и то остались люди, которых Смарт не убедил. Тогда же, в 2014 году, все было еще сложнее. Твиттеры ломились от ехидных комментариев в духе «Кек, зеленые раскатали губу на Джабари, а что получили».

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Смарт выходил на драфт, имея репутацию крайне неоднозначную — крутого защитника, мотора команды, но при этом игрока чудовищно скандального, убежденного флоппера и грубияна, чьи баскетбольные успехи чуть было не свела на нет идиотская история с нападением на болельщика. Смарт матом ругался, камнями швырялся, в церковь он не ходил, камнем птичку подбил, на сиськи все время глазел что есть сил — а главное, как и Рэндл, объявил войну стульям, пиная и разбивая их при каждой возможности. (Уже позже, в НБА, он расширил ассортимент избитых древесных изделий, от души пнув Мэтта Боннера). Судя по всему, мало кто из юных баскетболистов читал «Ревизор» или хотя бы Ильфа и Петрова, а жаль — сколько стульев бы уцелело.

Смарт — именно тот крайне необходимый, но ненавидимый всеми типаж игрока, которого вы очень хотите видеть в своей команде и ни за что — в чужой. Было бы странно, если бы человек, в десять лет уже ходивший на курсы по управлению гневом, не вел бы себя на паркете, как психованный берсерк, обожравшийся первитина. Смарт, однако, умело направляет этот внутренний лавовый поток в нужное русло, и «Бостон» стивенсовской эпохи я с некоторыми допущениями могу представить без Брауна или Тейтума, но никогда — без Смарта.

Поскольку я постоянно что-то дорабатываю в своем цикле и придумываю всевозможные новые костыли, чтобы вписать побольше игроков, то вот вам задачка: придумайте дополнительную номинацию для ребят вроде Шарича и Уоррена. Я, допустим, в растерянности: отнести их в «ошибки» нельзя, потому что парни полезные и квалифицированные, в «удачи» — тоже, потому что играют из-за травм по большим праздникам. Даже мою любимую Поправку к ним не применить, потому что выбраны оба в конце лотереи. Мне снова нужна помощь зала, я серьезно.

Джабари Паркер — один из самых сложных для оценки героев моего цикла. Объясняется это тем, что настоящего Джабари мы, по сути дела, так в НБА и не увидели (и уже вряд ли увидим). Поэтому приходится ловчить, выкручиваться и изобретать какие-нибудь новые сущности вроде Поправки Грега Одена. Ладно, Оден в первую очередь ассоциируется с другими вещами, поэтому пусть будет Поправка Сэма Боуи — чтобы уж точно никого не оскорбить.

Или подождите.

А может, как раз именно настоящего Джабари мы и увидели?

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Паркер не становился «Мистером Баскетболом» и не подпал под проклятие этого титула, но его поразило другое, куда более страшное несчастье — второй пик НБА. Проклятие это, с легкими оговорками вроде Виктора Оладипо, непрерывно действовало к тому моменту с 2008 года. Уже на драфте многие писали, что Джабари — типичный твиннер, которому не хватает габаритов для игры четвертым номером и атакующих умений — для игры на «тройке». К этому времени как раз стала очевидной профнепригодность еще одного второго пика — Деррика Уильямса, который столкнулся с похожими проблемами. Неудивительно, что и диапазон оценок Джабари колебался между «гигантским Полом Пирсом» и «Дерриком Уильямсом с постмувами».

Дальнейшее развитие событий болезненно и хорошо нам известно: в начале своего дебютного сезона Паркер порвал «кресты», а когда восстановился и вроде бы начал выходить на звездный уровень — порвал их повторно. Такое кошмарное стечение обстоятельств способно разрушить карьеру и более стойким людям; поэтому в первое время Джабари находил у общественности полное понимание и сочувствие.

Далее, однако, появились вопросы. Мы многое прощаем игрокам, потерявшим в физике из-за повреждений. Мы снисходительно относимся к людям, которые столько дают в нападении, что им не остается сил полноценно отрабатывать в защите. Наконец, игроки вроде Айзейи Томаса в принципе не имеют возможности качественно защищаться в современной НБА.  

Но в случае с Паркером всё было по-другому. Можно закрыть глаза на физические ограничения Джабари, но когда человек с контрактом 40 миллионов на два года утыкается в первый же заслон и неспособен поднять руку в защите — это даже у лояльной аудитории вызывает поводы для раздумий. Лень, постоянное желание «перекобянить Кобе» и неизбывные лишние килограммы постепенно привели к тому, что команды НБА стали бросаться от Паркера, как от зачумленного. А в какой-то момент и вовсе появилась информация, что Джейсон Кидд планировал обменять Джабари еще ДО первого разрыва связок — то есть, выходит, почти сразу после драфта. Это наводит на размышления: все-таки травмы прервали на взлете карьеру «нового Кармело» или просто показали нам истинного Джабари чуть раньше, чем он успел бы набить себе мусорную статистику на максимальном контракте где-нибудь в «Орландо»?

Про мытарства Данте Экзама лучше всех сказал Шекспир в «Ричарде III»:

«Терплю, терплю уж восемьдесят лет,

На каждый светлый час — неделя бед».

Если в случае с Паркером что-то хоть приблизительно ясно, если там хотя бы эпизодами был виден игрок, в которого Джабари обещал вырасти, — то Экзам так до сих пор и остается главной загадкой драфта. Поскольку для каждого молодого баскетболиста обязательно нужно подобрать прототип, не избежал аналогий и Экзам: атлетичного комбогарда сравнивали с Пенни Хардауэем.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Сравнения оказались в тему, только не в игровом смысле. Самое поразительное в Данте — треть из своих 245 игр в НБА он отыграл в первом же сезоне. 90% новостей по тегу «Данте Экзам» звучит так: «Данте Экзам пропустит [подставьте число месяцев] по причине травмы [подставьте часть тела]». Навскидку я даже не припомню другого такого игрока, у которого по очереди ломалось бы вообще все (хм, Чендлер Парсонс?).

Действительный уровень игры австралийца понять совершенно невозможно: Экзам мог красиво влепить томагавк, мог качественно отзащищаться против звездного скорера противников, мог поставить горшок Бобану Марьяновичу — но все это немедленно оборачивалось очередной травмой и очередным пропущенным сезоном. На момент написания этого текста Данте всего 26 лет, в его организме примерно 26 сломанных костей и надорванных связок, и сможет ли он когда-либо вернуться в НБА — вопрос, на который не смогут ответить даже 26 Дмитриев Матеранских и Игорей Знаменских. Хотя нет, вопрос звучит по-другому: даже если Экзам сможет, то сколько дней или часов пройдет до очередной травмы?  

Дальше у нас идет Ноа Вонле — совершенно безынтересный случай рядового баста, который пришел в НБА сырым и неготовым, а к 25 годам успел поиграть… ну как поиграть, посидеть на лавке в половине команд лиги. Единственный раз, когда Вонле пригодился, — год за «Никс» (17 побед в сезоне), но и только. Зато в том же сезоне Вонле и Энес Кантер в борьбе за подбор (и за лотерейный пик для «Нью-Йорка») не поделили мяч и приняли соломоново решение, забив его в собственное кольцо. Что выглядит прекрасным резюме всей карьеры Вонле.

Даг Макдермотт — случай еще менее интересный: это типовая белая палка-стрелялка, которая доминирует на уровне колледжей, но в НБА обязательно что-то идет не так. В отличие от идеологически близких джиммеров фредеттов, у Дага был размер, позволяющий ему постретчить и кое-как отзащищаться, поэтому Макбакетс до сих пор играет в НБА в статусе умеренно полезного ролевика (из последнего — сменил в «Сперс» Дависа Бертанса в роли заменителя Мэтта Боннера). От Поправки Маркуса Кэмби его отделяет только известная слабость команд, за которые Дагу довелось поиграть. С другой стороны, чтобы подняться за Макдермоттом, «Чикаго» разменялся на 16 и 19 пики. Под которыми в «Денвер» ушли Нуркич и Гэри Харрис. Такой себе размен.

А вот Стаускас — совершенно характерный пример фредеттизма (для пущего сходства выбрала их одна и та же команда). Главный мем драфта-2014 — это даже не матерящийся Лавин, а этот потрясающий, будто бы снятый кем-то из мастеров саспенса ролик с выбором «Сакраменто». Сделано по всем канонам спортивной режиссуры: мудрая и загадочная улыбка владельца клуба Вивека Ранадиве при словах «А что, если нам выбрать Стаускаса?», секундное замешательство штаба, панические перешептывания, и наконец, неуверенно, постепенно, как медленно поднимающаяся волна, раздается одобрительное: «О да, Ста… Стаускас… Стаускас — это именно то, что нужно» (последние слова произносятся генменеджером Питом Д’Алессандро с апокалиптическим отчаянием во взгляде).

Мем смешной, а ситуация страшная. Через полгода Стаускаса, приплативши пиками, уже обменяли в «Филадельфию, хотя он научился забивать трехочковые кочаном капусты и арбузом, — судя по всему, даже экспериментатор Вивек счел эти умения нерелевантными. Впрочем, момент славы был в «Сакраменто» и у Ника — Демаркус Казинс как-то застал его фотографирующим деньги, полученные по первому контракту (видимо, Стаускас подозревал, что в дальнейшем денег будет не особо много; так и вышло. Горе побежденным).

Хм, вот мы сопереживаем Питу Д’Алессандро, а ведь он запросто мог выбрать Митча МакГэри! Это же «Сакраменто».

А также, второй раз в истории цикла, специальная номинация…

Вот что я усвоил твердо за годы работы над драфтовой летописью. Когда вам говорят про слабость или силу драфта — не зацикливайтесь на лотерее, не пытайтесь выискивать там ультимативного суперфранчайза, который сегодня франчайз, а завтра Брэндон Дженнингс. Оценивайте глубину.

С этой точки зрения первый драфт Адама Сильвера действительно оправдал ожидания: на нем команды сумели вытащить за пределами лотереи массу полезных и до сих пор актуальных ролевиков, а кое-кто из них периодически даже претендует на околозвездный статус. Как обычно, я должен признаться в грехе — путал Бояна Богдановича с Богданом Богдановичем, причем путал до такой степени, что даже сейчас придумал номинацию «Выпивохи драфта» (тем более, в этом же сезоне в НБА дебютировал Джо Инглс). Как вдруг я вспомнил, что выпивоха-сосед (в представлении Макса Коршунова) — это Боян, а Богдан — он Богом дан. Ладно, неважно.

Наверное, самая интересная история драфта связана с Юсуфом Нуркичем, и это даже не та история, где его 180-килограммовый батя в эпическом бою, достойном Кухулина и клипа группы «Сабатон», одолел 14 человек. Сам по себе Нуркич – игрок отличный: медленный, но могучий, как Никола Пекович в лучшие годы. Таким бы мог стать Энес Кантер, если бы не испытывал стойкой аллергии к слову «защита»! Травмы, конечно, Нуркича не щадят, ну так а какого игрока с этого драфта они вообще пощадили?

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Главное тут другое — «Денвер» на драфте выбрал двух прекрасных центровых и уже через год, когда Йокич доехал до НБА, столкнулся с дилеммой — на кого сделать ставку? Рыхловатый, но умеющий все в нападении и с гениальными мозгами серб — или человек-скала, надежный, как автомат Калашникова, но ничего не умеющий за пределами стандартных компетенций центрового? Все попытки совместить двух мастодонтов в старте были ожидаемо провальными, босниец уже громко проявлял недовольство, и руководство «Денвера» скрепя сердце выбрало сами знаете кого.

А теперь представьте.

Кто их там знает, этих сербов.

Просто представьте: Йокич в начале сезона-2016/17 получает травму, не позволяющую ему раскрыться по полной, или фронт-офис «Денвера» получает коллективную травму головы, и в Колорадо остается Нуркич, а Йокич едет в «Портленд».

При живом Лилларде.

При живом Лилларде, который расстается с мячом только для того, чтобы отбить пятюню Макколлуму. И который, естественно, не горит желанием передавать бразды командного нападения непонятному, эээ, кто он там, поляк какой-то?

Бррр. Как же все хорошо закончилось для обеих сторон.

Я вот все это написал, немного поломал голову, как впихнуть в этот текст Джерами Гранта, а потом вдруг вспомнил, что самая крутая история на драфте — все-таки у Джордана Кларксона, который попал в команду бывших парней Кендалл Дженнер, но смог преодолеть «проклятье Кардашьян» еще до того, как Девин Букер сделал это мэйнстримом.

Может, и «Юта» Кларксона когда-нибудь попадет в финал. Хотя о чем это я.

«— Да, Квиррелл был чудесный учитель, — громко сказал Гарри, — только с одним маленьким недостатком: у него Волан-де-Морт торчал из затылка».

В первые годы в НБА Пэйтон отметился в основном двумя вещами: знаменитой фамилией и удивительной мочалкой на голове, судя по всему, живущей собственной жизнью и представляющей собой нечто вроде мозгового паразита. Серьезно, даже «ананас» Лонни Уокера, тоже весьма вопиющий, ни разу не ставил своему хозяину блокшот.

Драфт НБА-2014: два великих центровых, два великих данкера, очередной парень Кендалл Дженнер и «Ста-а-а-аускас!»

Но тот блок, сам по себе легендарный, был только самым ярким эпизодом в череде несчастий юного Пэйтона. Долгие четыре года в НБА Элфрид таскал на голове хтонического монстра, а как только наконец постригся — сразу же перешел в «Пеликанс». Там он худо-бедно перезапустил карьеру и даже стал обладателем серьезного достижения — пять трипл-даблов подряд, что до этого покорялось лишь Уэстбруку, Робертсону, Джордану и Чемберлену (очевидную шутку про Дмитрия Харатьяна я напишу за вас, так и быть).

Но что все эти ваши прозаические трипл-даблы по сравнению с растущим из головы Йог-Сототом?

Кажется, всего в третий раз за 19 глав этого цикла рубрика «УНИКС драфта» остается без заполнения. Я бы, конечно, мог как-нибудь натянуть сюда того же незадрафтованного Коти Кларка и еще чего-то похимичить, но это было бы, наверное, мелким жульничеством. Оставим все как есть и посмотрим, что будет в следующей – последней – главе.

Место проведения: Нью-Йорк, США

 Дата: 26 июня 2014 года

Играли в НБА: 53 игрока из 60 выбранных

Участники Матчей Всех Звезд: 5 человек (Никола Йокич, Джоэл Эмбиид, Зак Лавин, Джулиус Рэндл и Эндрю Уиггинс)

************

Что ж, до завершения цикла осталась всего одна страница. Напоминаю, что у меня есть некий телеграм-канал, в котором я в ближайшее время собираюсь анонсировать новый гипермеганостальгический-исторический проект. Его концепция прямо сейчас мной активно прорабатывается, и я был бы очень рад, если бы постоянные читатели моих текстов поучаствовали бы в обсуждении. Вообще, в ближайшее время активностей планируется очень много – не все, конечно, зависит от меня, но стратегия, во всяком случае, уже намечена.

Поддержать бедного художника, живущего в мансарде, вы по-прежнему можете по реквизитам 5106 2180 3226 0200. Это Юмани; понимаю, что, судя по фидбэку, со Сберкартой всем было гораздо удобнее, но увы, пока что она немного йок. Работаю над этим.

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

двадцать − 19 =